ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ КЛАСТЕРНОГО ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РФ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В современных условиях кластеры рассматриваются в качестве эффективного инструмента достижения устойчивого экономического роста региональной экономики. Их успешное развитие выступает решающим условием формирования новой модели хозяйствования, основанной на приоритете инновационного обновления производства. В связи с этим создание высокотехнологичных и эффективных кластеров должно стать главным направлением стратегического управления территориальным развитием со стороны органов государственной власти субъектов РФ. Однако решение данной задачи невозможно без выработки соответствующей методологии и методики оценки эффективности кластеризации региональной экономики, которые могли бы использоваться при разработке кластерных инициатив и подготовке государственных программ регионального кластерного развития. В статье представлены основные результаты исследования, выполненного по гранту РФФИ «Эффективность кластерного пространственного развития региона в условиях перехода к инновационной экономике» № 16-12-59011 в 2016-2017 гг. Сформулированы теоретико-методологические принципы разработки многокритериального подхода к оценке кластерной эффективности регионального экономического пространства. Дано определение понятию «кластер» и выделены его отличительные признаки как саморазвивающейся системы. Предложена конфигурация критериев эффективности кластерного пространственного развития экономики, представляющая собой первичную визуализацию модели кластерной критериальной эффективности. Дано описание критериально-индикативного подхода к анализу эффективности кластерного развития региональной экономики и предложен интегральный показатель для её оценки - региональный кластерный индекс. Методика оценки регионального кластерного индекса апробирована на девяти субъектах РФ, территориальные кластеры которых официально зарегистрированы в Реестре промышленных кластеров 2016 г. Министерства промышленности и торговли РФ. Результаты проведённого исследования могут представлять интерес для представителей органов государственной власти различных уровней, руководителей специализированных кластерных структур, предприятий и организаций, являющихся участниками кластеров.

Ключевые слова:
кластерное экономическое пространство, кластеризация экономики региона, территориальные кластеры, кластерная политика, эффективность, критериально-индикативный подход, региональный кластерный индекс, методика, алгоритм оценки
Текст
Актуальность исследования кластерного пространственного развития территорий в современных условиях не вызывает сомнений, поскольку определяется настоятельной необходимостью поиска форм устойчивого развития региональных экономик и факторов повышения конкурентоспособности национальной экономики в целом. Вместе с тем достаточно дискуссионными остаются вопросы, связанные с оценкой эффективности регионального кластерного развития, что затрудняет применение кластерного подхода в модернизации экономического пространства Российской Федерации посредством разработки и реализации долгосрочной государственной политики содействия кластерному развитию, а также кластерных программ и стратегий. Проведенное при финансовой поддержке РФФИ под руководством Т. Ю. Ковалевой исследование, основные результаты которого обобщаются в данной статье, в определенных аспектах восполняет данный пробел, поскольку содержит теоретико-обоснованный и методически оформленный подход к анализу эффективности кластерного развития экономики регионов. Концептуальные основы оценки эффективности кластерного пространственного развития регионов В современных исследованиях вопросы пространственного развития территорий раскрываются с разных теоретико-методологических и научно-практических позиций. При этом кластерам как инструментам развития социально-экономического пространства регионов и стран в научной литературе уделяется повышенное внимание. Как показал проведённый нами обзор источников, вектор зарубежных кластерных исследований смещён в плоскость разработки и совершенствования методического инструментария идентификации и диагностики территориальных кластеров, а также определения факторов успешности кластеров и разработки государственных программ их поддержки. Например, в работе Д. Джейкобса и A. П. де Мана предложена функциональная структура кластера и исследованы типы кластерных связей [1]. В «Руководстве по развитию кластеров и реализации кластерной политике» К. Петерсена представлен развернутый анализ преимуществ и недостатков количественных и качественных методов выявления и анализа кластеров [2]. К. Кошатский и В. Ло систематизировали факторы успешности кластера [3], а Дж. Хампрей и Х. Шмиц обобщили характеристики эффективного развивающегося кластера [4]. В исследовании С. Боррас и Д. Цагдис в оригинальной авторской интерпретации синтезированы взгляды различных учёных на понимание сущностной природы кластерной политики [5]. Релевантные критерии оценки кластерной политики эффективности разработаны в трудах О. Соллвела, К. Кетельса и Г. Линдквиста [6, 7]. Среди других зарубежных учёных, кластерные исследования которых получили широкую известность в научных кругах, кроме М. Портера следует выделить также T. Andersson, S. S. Serger, J. Sorvik, E. W. Hannsson, D. B. Audretsch, M. P. Feldman, E. M. Bergman, E. J. Feser, P. Cooke, M. J. Enright, H. Ch. Meng и S. A. Rosenfeld. Что касается российской научной литературы, то результаты обзора свидетельствуют о том, что в поле зрения российских учёных преимущественно находятся вопросы разработки методологических и методических основ идентификации и оценки кластеров в целях развития кластерного потенциала территорий. Так, на наш взгляд, интерес представляют труды следующих учёных: Т. В. Миролюбовой [8, 9], А. И. Татаркина [10], И. Н. Корабейникова, С. М. Спешилов, О. В. Дмитриенко, Л. М. Счастьевой [11], Л. С. Маркова, М. А. Ягольницер [12], С. Н. Растворцевой, Н. А. Череповской [13], М. Г. Родионова [14]. Проблема эффективности региональных кластеров рассматривается в работах Г. Р. Хасаева, Ю. В. Михеева, М. И. Уманского [15, 16], Е. С. Куценко, Д. С. Тюменцевой [17, 18], И. Н. Корабейникова [11], Ю. И. Ефимычева, И. В. Захарова [19], М. Г. Родионова [14]. Таким образом, особо следует отметить, что, апеллируя к успешной мировой практике кластерного развития, в трудах как российских, так и зарубежных исследователей эффективность кластеров как сложно организованных саморазвивающихся систем не подвергается тщательному осмыслению. Поэтому в проведённом грантовом исследовании нами предложен концептуальный подход к определению фундаментальных критериев эффективности развития территориальных кластеров на основе достижений экономической науки в области осмысления сущностной природы категории «эффективность», анализа системной природы кластера и результатов теоретических и эмпирических работ отечественных и зарубежных учёных и практиков, занимающихся кластерной проблематикой. В частности, основанием для разработки авторского многокритериального подхода к оценке кластерной эффективности регионального экономического пространства стали: - результаты анализа отечественной научной литературы и обзора зарубежных программ кластерного развития и иностранных публикаций, в которых представлены и обоснованы факторы и условия создания высокоэффективных кластеров, критерии их оценки и отбора для поддержки средствами кластерной политики [20-22]; - новые концепты кластерного развития, актуальные в странах Европейского Союза, и сформированные на их основе кластерные модели, в которых выделены основные структурные элементы и субъектный состав региональных кластеров [20-24]; - факторы формирования эффективных кластеров инновационного типа и предпосылки их развития, идентифицированные в ходе анализа технико-экономических и институционально-эволюционных особенностей функционирования инновационных территориальных кластеров России, США, Канады, Китая, Финляндии, Германии [20, 21]; - специфика институционального строения кластеров, роль и содержательная характеристика институционализации кластеров и кластерных инициатив [20, 25-29]. Проведённое герменевтическое исследование категории эффективности показало, что данное понятие во многом является относительным. Подтверждением тому служит взаимосвязь эволюции подходов к пониманию категории эффективности и этапов развития научного знания (классический, неклассический, постнеклассический), усложнение объекта исследования (освоение простых, саморегулирующихся и сложных, саморазвивающихся систем), а также разнообразие определений видов и критериев эффективности на основе многих признаков, синтезирующих различные стороны общественных отношений. Вместе с тем современная наука в ходе эволюции научного знания об эффективности выработала такую методологию, которая позволяет анализировать эффективность различных социально-экономических систем с системных и институционально-эволюционных позиций на базе модификации качественных детерминант развития [20, 26, 30]. Согласно авторской трактовке, кластер как саморазвивающаяся система является типом системной целостности в виде объединения взаимосвязанных и географически локализованных (либо не имеющих чётких географических границ) фирм и организаций, которое, взаимодействуя с внешней средой, может развиваться за счёт собственных ресурсов и качественных изменений целевых, структурных и функциональных характеристик [20, 26]. На основе декомпозиции содержания трактовки категории «кластер» в трудах зарубежных и российских учёных, реализованной в ракурсе системного подхода [20, 26], установлены и конкретизированы отличительные признаки кластера как саморазвивающейся системы: - устойчивость (способность кластера сохранять системную целостность в условиях функционирования в динамично меняющейся внешней среде); - сложность (способность кластера организовать системное взаимодействие большого количества участников, объединив их для достижения общих целей и реализации совместных проектов с учётом разноплановых связей и неоднородного взаимовлияния субъектов друг на друга и внешнее окружение); - открытость (способность кластера взаимодействовать с субъектами внешнего окружения, организовывать взаимовыгодный обмен ресурсами, информацией, знаниями, технологиями); - динамическая организованность (способность кластера порождать в процессе развития новые уровни организации и встраивать их в иерархию управления); - дифференцируемость (способность кластера управлять внутренними элементами системы и оказывать управляющее воздействие на внешнее окружение); - управляемость (способность кластера создавать новые, относительно самостоятельные подсистемы в результате появления новых уровней организации в иерархии управления); - когнитивность (способность кластера создавать особые информационные и знаниевые подсистемы, фиксирующие значимые для его развития особенности взаимодействия с внешней средой и накапливать опыт предшествующих взаимодействий) [20, 26]. Дальнейшее углубленное толкование кластера как саморазвивающейся системы является востребованным в науке и может стать предметом самостоятельного теоретического научного исследования. Рассматривая кластер как систему, которая функционирует в определённой институциональной среде и имеет институционализированную с точки зрения наличия формальных и неформальных правил и норм, влияющих на поведение участников и их взаимодействие, структуру, предложено ввести понятие конфигурации критериев эффективности кластерного пространственного развития и смоделировать данную конфигурацию при помощи системно-интеграционной концепции предприятия Г. Б. Клейнера. По нашему мнению, данная концепция позволяет определить внутреннее пространство системы, учитывает все значимые для её функционирования компоненты и их взаимодействие друг с другом и внешней средой, а также образование системообразующих связей, обеспечивающих стабильность системы [20, 26]. Под авторской трактовкой конфигурации критериев эффективности кластерного пространственного развития понимается определённый порядок критериев эффективности, отражающий их взаимное расположение и соотношение. Разработанная модель критериальной конфигурации эффективности кластерного пространственного развития экономики учитывает взаимообусловленность и интегрированность в кластерной системе институциональных, организационно-управленческих, экономических, инновационных и социальных аспектов кластерного взаимодействия участников, ориентированных на развитие конкурентных преимуществ региона, повышение его конкурентоспособности. На рис. представлена первичная визуализация модели критериальной конфигурации эффективности кластерного пространственного развития экономики территории (расширенную версию модели см. в [26]). Конфигурация критериев эффективности кластерного пространственного развития экономики: первичная визуализация модели Исходными допущениями для выстраивания критериальной конфигурации послужили следующие основания: - отобранные критерии показывают критически значимые с точки зрения создания и функционирования кластера аспекты взаимодействия участников и организации внутрикластерного пространства; - порядок размещения критериев отвечает принципу стратификации, использование которого позволяет представить критериальную структуру кластера. Нижний слой отведён институциональному критерию, составляющему фундамент кластерной структуры. Он включает ментально-ценностные, культурные, когнитивные институты. За институциональным критерием следуют функциональные слои, определяющие специфику деятельности кластера в ключевых областях, ресурсные ограничения и целевые установки, изменение которых связано с конкретными действиями и решениями предприятий и организаций-участников; - связи между критериями носят объединяющий и взаимовлияющий характер, они могут расширяться и модифицироваться на разных стадиях жизненного цикла кластера, учитывая его особенности как саморазвивающейся системы. В определении критериев решающими являлись следующие положения, обоснованные в ходе исследования кластеров как сложных саморазвивающихся систем: - эффективность детерминирована качественными характеристиками, т. е. критерий отражает качественный признак в развитии кластера, включающий, в первую очередь, развитие внутрикластерного строения, качественное совершенствование внутрикластерного взаимодействия и развитие связей, форм и механизмов взаимодействия кластера с внешним окружением; - содержание критерия не создает препятствий для практической реализации возможности установления на его основе количественных измерителей или его оценки при помощи экспертных опросов; - в постановке задачи количественного измерения не довлеет принцип максимизирующего поведения, однако допускается, что участники кластера могут стремиться получить выгоду с наименьшими издержками или рассчитывать на получение наибольшего чистого положительного эффекта. Таким образом, критериальная конфигурация кластерного пространственного развития региона визуализирована посредством разработки модели критериальной конфигурации в форме стратифицированной пирамиды, фиксирующей определённый порядок институционального, организационно-управленческого, экономического, инновационного и социального критериев эффективности, которые отражают их взаимное расположение и соотношение, взаимообусловленность и интегрированность в кластерной системе. Критериально-индикативный подход к анализу эффективности кластерного развития экономики регионов Предложенная критериальная конфигурация послужила основой для разработки критериально-индикативного подхода к оценке эффективности кластерного пространственного развития территорий, основанного на взаимосвязи трёх измерителей кластерной эффективности: сущностный измеритель кластерной эффективности («критерий»), качественный измеритель («индикатор») и количественный измеритель («показатель») [20]. Разработка критериально-индикативного подхода к оценке эффективности кластерного пространственного развития территорий базировалась на следующих положениях. 1. Модель критериальной конфигурации фиксирует критерии оценки эффективности кластерного пространственного развития экономики региона и их сущностное содержание. 2. Оценка эффективности кластерного развития экономики региона детерминирована качественными признаками, которые формализуются посредством установления индикаторов оценки эффективности для каждого критерия. 3. Индикатор оценки эффективности определяется на двухкомпонентной основе: формулируется индикатор для кластерной компоненты и индикатор для региональной компоненты. Обобщённо по отношению к любому индикатору кластерный компонент указывает на оценку качества состояния анализируемого признака в самих региональных кластерах, которые развиваются на территории региона. Региональный компонент позволяет определить качественный измеритель кластерной эффективности в проекции региональной экономики. Например, для организационно-управленческого критерия эффективности в рамках составленной критериальной конфигурации кластерный компонент индикатора оценки формулируется следующим образом: качество управления в региональных кластерах. В свою очередь, в региональной компоненте по отношению к данному критерию необходимо оценивать качество региональной кластерной политики. Необходимость двухкомпонентной декомпозиции индикаторов продиктована значимостью как эндогенных, так и экзогенных по отношению к каждому конкретному кластеру характеристик состояния эффективности. Поэтому среди экзогенных характеристик, определяющих состояние внешней среды функционирования кластеров в частности и экономики региона в целом, в подход целесообразно включать такие индикаторы, которые имеют кластерное содержание и могут оказывать стимулирующее либо сдерживающее воздействие на появление, функционирование и динамику развития кластеров. 4. На основе индикаторов оценки по каждой компоненте эффективности разработана система показателей, представляющих количественное измерение эффективности кластерного развития экономики региона. Для получения сводной информации о состоянии эффективности кластерного развития экономики региона в исследовании предложено рассчитывать интегральный показатель - региональный кластерный индекс (Regional cluster index, RCI). Согласно лежащей в основе оценки RCI конфигурации критериев эффективности кластерного пространственного развития экономики, данный индекс характеризует эффективность через категорию качества, объединяя важнейшие аспекты кластерного взаимодействия в единую многоуровневую иерархическую систему показателей[4], учитывающих внешние и внутренние факторы кластерной эффективности. Следовательно RCI, являясь интегральным показателем, объединяет частные измерители эффективности в целостную оценку, на основании которой можно отслеживать тенденции кластеризации экономики регионов, выявлять положительные или отрицательные тренды изменения кластерной эффективности и её отдельных компонентов и таким образом оценивать потенциал кластерного регионального развития. Индекс RCI обеспечивает возможность проведения сравнительного анализа регионов по уровню кластерного развития. Следует особо подчеркнуть, что рейтингование регионов по RCI имеет важное значение с точки зрения идентификации уникальной кластерной специализации региона, оценки его кластерного потенциала, анализа успешности кластерной политики, а также разработки и обосновании мер поддержки высокоэффективных кластеров при помощи программ национальной кластерной политики. Методика оценки регионального кластерного индекса и результаты её апробации Для оценки RCI и составления рейтинга регионов по значению индекса нами разработан методический алгоритм его расчёта и определены источники аналитической информации для сбора исходных данных [20]. В частности, общий порядок определения RCI включает расчёт двух основных субиндексов по группам показателей критериальной конфигурации кластерной эффективности: субиндекса эффективности кластерного развития региональной экономики в целом (региональный компонент эффективности) и субиндекса эффективности региональных кластеров (кластерный компонент эффективности). Соответственно интегральная оценка эффективности кластерного развития экономики региона формируется как среднее арифметическое нормированных значений всех включенных в систему показателей. Апробация методики осуществлена на базе девяти субъектов РФ (Пермский край, Республика Татарстан, Воронежская область, Пензенская область, Архангельская область, Республика Коми, Липецкая область, Омская область, Самарская область) и их промышленных кластеров, включённых в Реестр промышленных кластеров 2016 г., который утверждён Министерством промышленности и торговли РФ[5]. Выбор данных регионов связан с объективными причинами: ограниченностью аналитической информации о развитии отечественных кластеров. Отметим также, что несовершенство аналитической базы данных отечественных кластеров повлияло на количественный состав показателей расчета RCI, поэтому вместо 39 показателей в рейтинговании анализируемых регионов участвовало только 28 показателей. Учитывая данную особенность, в исследовании определены пути решения проблемы развития аналитической базы данных кластеров [20]. При апробации методики по отношению к системе частных показателей RCI был проведён анализ корреляционных связей, в результате которого среди показателей не была выявлена тесная взаимосвязь, что говорит об устойчивости модели расчёта интегрального показателя на основе отобранных компонентов кластерной и региональной эффективности. На основе полученных оценок RCI приведём рейтинговые места (ранги) анализируемых регионов и значения их RCI[6] (табл.) (ранжирование регионов осуществлено по убыванию значения RCI). Рейтинг субъектов РФ по значению регионального кластерного индекса, 2015 г. Субъект РФ Ранг и значение RCI региона Ранг RCI Архангельская область 1 0,5261 Липецкая область 2 0,5249 Республика Татарстан 3 0,5138 Пермский край 4 0,5034 Самарская область 5 0,4912 Воронежская область 6 0,4152 Пензенская область 7 0,3813 Республика Коми 8 0,3307 Омская область 9 0,2733 Полученные оценки RCI свидетельствуют о том, что анализируемые регионы характеризуются неравномерностью кластерного развития. Так, значение интегрального показателя у трёх регионов-лидеров почти в два раза превышает значение RCI Омской области, занимающей 9-е место в рейтинге. При этом наблюдается незначительный разрыв между регионами-лидерами (Архангельская, Липецкая области и Республика Татарстан) и Пермским краем. Далее, основываясь на результатах оценки близости регионов по значениям интегрального индекса[7], рассматриваемая совокупность регионов была разделена на следующие группы: - Архангельская, Липецкая, Самарская области, Республика Татарстан и Пермский край - высокий уровень кластерной эффективности регионального развития; - Воронежская и Пензенская - средний уровень кластерной эффективности регионального развития; - Республика Коми и Омская область - низкий уровень кластерной эффективности регионального развития. Результаты апробации предложенного критериально-индикативного подхода к оценке эффективности кластерного пространственного развития территорий на основе расчёта регионального кластерного индекса свидетельствуют о возможности его широкого применения при условии совершенствования аналитической базы данных региональных кластеров. Результаты исследования также могут представлять интерес не только для органов государственной власти, но и для руководителей специализированных кластерных организаций и самих участников проанализированных в ходе исследования кластеров. Заключение На основе выводов и результатов исследования раскрываются теоретическое и прикладное значение синтеза герменевтического, системно-интеграционного и институционального подходов к анализу эффективности кластерного территориального развития. Предложенная конфигурация критериев кластерной эффективности, послужившая основанием разработки критериально-индикативного подхода к оценке эффективности регионального кластерного пространства, позволяет сравнивать регионы по уровню кластерного развития посредством расчёта регионального кластерного индекса, идентифицировать факторы роста эффективности кластеризации регионального экономического пространства.
Список литературы

1. Jacobs D., de Man A. P. Cluster, industrial policy and firm strategy // Technology Analysis and Strategic Management. 1996. Vol. 8. No. 4. Pp. 425-437.

2. Clusters and clustering policy: a guide for regional and local policy makers. EU: INNO Germany AG, 2010. 195 p.

3. Koschatzky K., Lo V. Methodological framework for cluster analyses. URL: https://www. econstor.eu/bitstream/10419/29288/1/589551981.pdf (дата обращения: 20.03.2016).

4. Humphrey J., Schmitz H. How does insertion in global value chains affect upgrading in industrial clusters? // Regional Studies. 2002. Vol. 36. Iss. 9. Pp. 1017-1027.

5. Borrás S., Tsagdis D. Cluster policies in Europe. Firms, institutions, and governance. Cheltenham: Edward Elgar, 2008. 288 p.

6. Sölvell Ö. Clusters. Balancing evolutionary and constructive forces. Stockholm: Ivory Tower, 2009. 140 p.

7. Sölvell Ö., Lindqvist G., Ketels Ch. The cluster initiative greenbook. Stockholm: Ivory Tower Publ., 2003. 93 p.

8. Миролюбова Т. В., Карлина Т. В., Ковалева Т. Ю. Закономерности и факторы формирования и развития региональных кластеров. Пермь: Изд-во Перм. гос. нац. исслед. ун-та, 2013. 280 с.

9. Миролюбова Т. В., Ковалева Т. Ю., Карлина Т. В. Идентификация региональных кластеров (на примере Пермского края) // Проблемы теории и практики управления. 2012. № 6. С. 8-19.

10. Использование кластерного подхода в модернизации экономического пространства Российской Федерации / под ред. А. И. Татаркина. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2013. 559 с.

11. Корабейников И. Н., Спешилов С. М., Дмитриенко О. В., Счастьева Л. М. Обоснование приоритетных направлений эффективного развития региональных кластеров различной типологии // Вестн. Оренбург. гос. ун-та. 2009. № 5. С. 55-61.

12. Марков Л. С., Ягольницер М. А. Экономические кластеры: идентификация и оценка эффективности деятельности. Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2006. 87 с.

13. Растворцева С. Н. Череповская Н. А. Идентификация и оценка региональных кластеров // Экономика региона. 2013. № 4. С. 123-133.

14. Родионов М. Г. Кластеризация территориально-хозяйственных структур как макроэкономический инновационный проект регионального развития // Инновационная диалектика в современной экономике. Hamburg: Anchor Academic, 2015. С. 100-122.

15. Хасаев Г. Р., Михеев Ю. В. Кластер как современный инструмент повышения конкурентоспособности в регионе (через партнёрство к будущему). Ч. 1 // Компас промышленной реструктуризации. 2003. № 5. С. 18-21.

16. Хасаев Г. Р., Михеев Ю. В., Уманский М. И. Кластер как современный инструмент повышения конкурентоспособности в регионе (через партнёрство к будущему). Ч. 2 // Компас промышленной реструктуризации. 2004. № 1. С. 24-27.

17. Куценко Е. Пилотные инновационные территориальные кластеры России: модель устойчивого развития // Форсайт. 2015. Т. 9. № 1. С. 32-55.

18. Куценко Е. С., Тюменцева Д. С. Кластеры и инновации в субъектах РФ: результаты эмпирического исследования // Вопросы экономики. 2011. № 9. С. 93-107.

19. Ефимычев Ю. И., Захаров И. В. Промышленные кластеры и экономический рост // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н. И. Лобачевского. Сер.: Экономика и финансы. 2005. № 1. С. 15-18.

20. Ковалева Т. Ю., Базуева Е. В., Оборина Е. Д., Суханова П. А. Оценка эффективности кластерного пространственного развития регионов: теоретико-методологический подход: моногр. / под общ. ред. Т. Ю. Ковалевой. Пермь: Перм. гос. нац. исслед. ун-т., 2017. 280 с.

21. Базуева Е. В., Оборина Е. Д., Ковалева Т. Ю. Обоснование предпосылок формирования и развития высокоэффективных кластеров в региональной экономике: обзор отечественного и зарубежного опыта // Вестн. Перм. ун-та. Сер.: Экономика. 2016. № 2 (29). С. 93-108.

22. Суханова П. А. Анализ кластеров и эффективности кластерного развития: опыт европейских стран // Экономика регионов, отраслей, предприятий и учреждений: актуальные теории и практики: сб. науч. тр. по материалам I Междунар. науч.-практ. конф. (Нижний Новгород, 23 октября 2017 г.). Н. Новгород: НИЦ «Открытое знание», 2017. С. 105-111.

23. Суханова П. А. Актуальные вопросы исследования эффективности пространственного развития территорий: новые концепты кластерного развития европейских стран // Экономика: вчера, сегодня, завтра. 2017. Т. 7. № 7А. С. 120-133.

24. Суханова П. А. Модели эффективных кластеров в условиях становления экономики инновационного типа: обзор зарубежных и отечественных подходов // Ars Administrandi (Искусство управления). 2016. № 3. С. 17-28.

25. Базуева Е. В., Жуланов Е. Е., Карлина Т. В., Ковалева Т. Ю., Миролюбова Т. В., Шульц Д. Н. Конкурентоспособность и управление развитием национальной и региональной экономики: синтез иерархического и институционального анализа // Вестн. Перм. ун-та. Сер.: Экономика. 2016. № 1 (28). С. 7-40.

26. Базуева Е.В., Ковалева Т.Ю. Обоснование критериев эффективности кластерного пространственного развития территории на основе герменевтики категории «эффективность» // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2017. Т. 10. № 6. С. 120-137.

27. Ковалева Т. Ю., Базуева Е. В. Детерминанты качества системы институтов кластерного развития региональной экономики // Вестн. Астрахан. гос. техн. ун-та. Сер.: Экономика. 2016. № 1. С. 21-30.

28. Ковалева Т. Ю. Институционализация кластеров как условие эффективного развития кластерного экономического пространства территории // Тр. X Междунар. зимней школы по институц. экономике. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2017. С. 99-104.

29. Ковалева Т. Ю. Институциональный критерий эффективности кластерного развития региональной экономики // Тр. IX Междунар. зимней школы по институц. экономике. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2016. С. 58-63.

30. Базуева Е. В. Концептуальные основы исследования герменевтики категории эффективности с позиции эволюции научного знания // Вестн. Астрахан. гос. техн. ун-та. Сер.: Экономика. 2017. № 3. С. 7-15.