Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Судак является вселенцем для водоемов Центрального Казахстана. Здесь он образовал относительно стабильные самовоспроизводящиеся популяции. Проведено исследование темпов роста данного вида в водохранилищах канала им. К. Сатпаева методом обратного расчисления. Для сравнения были использованы материалы исследований, проведенных на других водных объектах (водохранилищах Вячеславское и Шерубай-Нуринское), а также литературные данные. Судак в исследованных водоемах не обладает высокими темпами роста. Популяции из водохранилищ канала имеют достаточно схожие темпы роста с группировками из р. Амур, ряда водохранилищ в бассейне р. Волги и из водоема в Испании. Половых различий в росте не наблюдается. Произведена оценка возможного влияния различных абиотических и биотических факторов на темпы роста судака в водохранилищах канала им. К. Сатпаева. Установлено, что обеспеченность трофическими ресурсами не может играть ключевой роли в данном процессе из-за их высокого обилия. Морфология водоемов также не играет значимой роли, как и цветность, мутность и другие оптические показатели воды. Предполагается, что основным фактором, влияющим на рост судака, является температура среды обитания. В водохранилищах канала им. К. Сатпаева данный показатель крайне редко достигает оптимального значения для данного вида. Оценено возможное влияние селективности промысла на темпы роста судака. В настоящий момент введен мораторий на вылов данного вида, однако судак попадается в качестве прилова, а также в уловах рыбаков-любителей. Отмечается, что степень изъятия играет незначительную роль в динамике темпов роста.

Ключевые слова:
судак, водохранилище, канал им. К. Сатпаева, темпы роста, обратное расчисление
Текст
Введение Регион Центрального Казахстана относится к вододефицитным [1]. В этой связи в 60-70 гг. ХХ в. был построен канал им. К. Сатпаева (ранее Иртыш-Караганда), поставляющий воду из р. Иртыш в промышленные районы Караганды и Экибастуза. По трассе канала было создано 13 водохранилищ. Вполне закономерно, что эти акватории стали осваиваться под рыбные хозяйства. Первоначально основу рыбного населения водоемов составляли смешанные аборигенные (шидертинские) и иртышские популяции малоценных видов [2]. Для региона основными причинами динамики ихтиоценозов были изменение климата и интродукция чужеродных видов [3]. Для системы канала наибольшее влияние имел второй фактор. За последние полвека в водоемы региона было вселено множество видов: карп, лещ, судак, дальневосточные растительноядные, сиговые и др. Наименьшие негативные последствия для ихтиоценозов принесла с собой акклиматизация судака. Он не образовал в водоемах региона многочисленных популяций, подавляющих (как хищник) другие виды. Но существовавшие в конце ХХ- начале ХХI в. его популяции были относительно сбалансированы в ихтиоценозе и давали ощутимую финансовую долю в рыбном промысле. Ситуация изменилась с повышением спроса на филе судака в Европе в середине первого десятилетия ХХI в., повлекшего также увеличение его востребованности на внутреннем рынке. Судак стал варварски истребляться. Отрицательную роль также сыграло введение запрета на весенний лов щуки в водоемах канала на длительное время, вследствие чего этот вид начал вытеснять судака из ихтиоценозов. К настоящему времени относительно стабильные популяции судака пока еще сохранились в водохранилищах гидроузлов (ГУ) №№ 5, 8, 10, 11, водовыпуска (ВВ) № 29 канала, водохранилищах Самаркандском и Шерубай-Нуринском. В прочих водоемах он представлен маргинальными группировками. Целью данной работы является анализ темпов линейного роста судака в водохранилищах канала им. К. Сатпаева и водоемах Центрального Казахстана. В задачи исследования входили описания темпов роста длины тела судака в исследованных водоемах, а также его генерационной и половой динамики в различных по своим параметрам водоемах региона. Материал и методика исследования Материал был собран в результате экспедиционных работ в 2011-2016 гг. Всего в анализе было использовано 274 экземпляра судака из водохранилищ канала и 57 особей из других водоемов (Шерубай-Нуринского и Вячеславского водохранилищ). В работе применялись стандартные ихтиологические и статистические методики [4-7]. Для определения и расчисления возраста использовались жаберные крышки. Расчисление проводилось через прямые пропорции измеряемых величин. Материал был обработан с использованием MS Excel 2003. Результаты исследования и их обсуждение В табл. 1 приведены обобщенные данные по росту судака в исследованных водоемах. Более высокими темпами роста обладают популяции из водохранилищ ГУ №№ 5, 8 и 10 канала им. К. Сатпаева, наименьшие характерны для группировок из водохранилища ГУ № 7. Таблица 1 Обратное расчисление роста судака в водоемах Центрального Казахстана и канала им. К. Сатпаева Водоем, год n Длина тела по годам жизни, см (обратное расчисление) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Вдхр. Экибастузское, 2011-15 14 15,3 22,3 27,9 33,1 - - - - - Вдхр. ГУ № 1, 2011-15 3 15,3 21,5 27,4 33,2 - - - - - Вдхр. ГУ № 3, 2011-14 4 14,9 21,3 27,5 32,6 37,9 - - - - Вдхр. ГУ № 4, 2011-15 11 16,2 22,4 26,7 31,3 36,8 41,2 45,3 - - Вдхр. ГУ № 5, 2011-14 8 17,7 23,7 28,6 32,5 37,3 41,5 - - - Вдхр. ГУ № 6, 2011 3 15,9 23,3 31,0 34,5 37,3 41,5 45,8 50,7 Вдхр. ГУ № 7, 2013-16 6 16,4 21,8 26,7 31,6 36,2 40,2 - - - Вдхр. ГУ № 8, 2011-16 30 15,2 22,0 28,0 33,7 38,2 42,3 46,3 50,8 56,8 Вдхр. ГУ № 9, 2014-15 2 13,8 23,2 29,9 33,9 39,6 - - - - Вдхр. ГУ № 10, 2011-16 99 15,3 21,8 27,5 32,2 36,8 41,0 47,6 53,5 - Вдхр. ГУ № 11, 2011-16 49 15,7 22,3 27,5 33,0 37,6 44,2 48,1 52,3 55,6 Вдхр. ВВ № 29, 2011-15 45 15,4 22,6 27,8 32,8 37,8 42,5 45,1 51,8 - Вдхр. Шерубай-Нуринское, 2011-15 25 15,6 22,6 28,5 33,2 38,5 43,2 - - - Вдхр. Вячеславское, 2015 32 14,9 22,6 29,0 34,4 38,4 43,4 48,1 - - С учетом того, что данные о темпах роста судака из водоемов региона ранее не публиковались в открытой печати, максимальные размеры мы можем привести только по результатам собственных исследований. Наибольшую длину тела имела особь судака, отловленная в вдхр. ГУ № 8 в 2011 г. Это была самка длиной тела 60,1 см и массой тела 2 650 г. Наибольший вес имел самец из вдхр. ГУ № 10 - 2 705 г при длине тела 57,8 см. Кроме этого, особи весом более 2 кг отлавливались в вдхр. ГУ № 8 (55,5 см и 2 225 г, самец), вдхр. ГУ № 6 (53,5 см и 2 032 г, самка) и вдхр. ВВ № 29 (55,1 см и 2 009 г, самец). Средний размер особей в исследовательских уловах составляет для водохранилищ канала 35,3 см, для прочих водоемов региона - 32,2 см. В табл. 2 приведены материалы по генерационной и половой динамике роста судака в исследованных водоемах. Таблица 2 Генерационная и половая изменчивость роста судака в водоемах исследованного региона Генерация, пол Длина тела по годам жизни, см (обратное расчисление) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вдхр. ГУ № 8 2001 16,7 21,1 30,1 34,5 37,8 41,2 46,7 50,1 52,3 56,8 2002 18,5 22,8 27,0 31,3 37,0 41,3 45,5 49,8 52,7 - 2007 15,1 23,2 28,4 32,3 36,6 41,3 44,8 - - - 2008 16,3 22,0 26,7 32,0 36,4 40,3 43,6 - - - 2009 16,6 23,8 27,8 32,9 34,0 39,5 - - - - 2010 18,2 23,9 27,9 32,9 35,1 - - - - - 2011 17,6 22,8 26,8 30,3 - - - - - - 2012 18,3 23,4 29,5 - - - - - - - 2013 20,7 24,8 - - - - - - - - Самки 17,1 23,1 27,8 32,4 35,9 40,5 45,0 50,1 52,3 56,8 Самцы 17,9 23,3 27,2 31,9 37,0 41,3 45,5 49,8 52,7 - Минимум 14,7 19,0 24,8 30,2 32,6 39,5 43,6 49,8 52,3 - Максимум 20,7 25,9 30,1 34,5 38,1 41,4 46,7 50,1 52,7 - Вдхр. ГУ № 10 2001 15,4 23,1 28,3 32,1 37,2 42,4 46,2 48,8 53,9 - 2006 17,6 23,7 28,1 30,8 34,3 41,3 44,8 - - - 2007 18,0 22,1 26,5 31,5 35,6 39,7 - - - - 2008 17,3 23,1 28,3 32,6 36,4 41,5 - - - - 2009 17,7 22,7 28,4 32,3 38,5 - - - - - 2010 17,8 22,5 27,9 - - - - - - - 2012 17,0 - - - - - - - - - Самки 17,7 22,6 28,0 32,3 36,7 40,9 44,8 - - - Самцы 17,3 23,0 28,3 32,3 35,8 42,4 46,2 48,8 53,9 - Минимум 15,1 19,5 25,8 29,3 32,9 39,4 44,8 - - - Максимум 20,9 25,9 30,6 35,3 38,7 42,4 46,2 - - - Вдхр. ГУ № 11 2006 14,3 21,5 25,0 32,2 - - - - - - 2007 18,3 23,1 28,4 31,8 - - - - - - 2008 17,1 22,3 27,1 31,1 35,2 - - - - - 2009 14,5 20,8 25,7 30,9 - - - - - - 2010 16,8 21,3 26,4 31,5 34,5 - - - - - 2011 17,1 24,0 27,3 32,3 - - - - - - 2012 17,8 - - - - - - - - - Самки 16,0 21,6 26,5 31,4 35,1 - - - - - Самцы 16,5 21,9 26,4 30,9 34,4 - - - - - Минимум 10,0 17,7 23,0 29,1 34,4 - - - - - Максимум 20,7 25,0 29,0 32,8 35,6 - - - - - Вдхр. ВВ № 29 2002 17,8 21,2 28,0 31,4 34,8 37,3 41,5 44,1 48,3 52,6 2003 18,0 25,0 28,0 31,0 34,0 38,0 42,0 - - - 2004 16,7 21,1 25,4 29,8 32,5 36,0 39,5 43,9 - - 2007 17,6 22,6 26,6 31,3 35,1 - - - - - 2008 17,2 22,7 26,7 29,9 - - - - - - 2009 16,8 21,6 26,6 - - - - - - - 2010 18,1 22,8 27,0 32,1 - - - - - - 2011 18,0 24,6 29,4 - - - - - - - 2012 19,8 25,2 30,1 - - - - - - - 2013 17,5 - - - - - - - - - Самки 17,8 23,0 27,1 30,4 35,3 38,0 42,0 - - - Самцы 17,7 22,9 27,3 30,8 33,6 36,6 40,5 44,0 48,3 52,6 Минимум 14,0 18,9 24,5 28,2 32,5 36,0 39,5 43,9 - - Максимум 20,4 26,6 31,0 33,4 36,6 38,0 42,0 44,1 - - Окончание табл. 2 Генерационная и половая изменчивость роста судака в водоемах исследованного региона Генерация, пол Длина тела по годам жизни, см (обратное расчисление) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вдхр. Вячеславское 2006 18,8 22,6 25,4 30,1 33,8 37,6 42,3 46,0 48,9 - 2008 17,9 21,9 27,3 32,2 35,3 38,9 41,6 - - - 2009 16,8 22,3 26,4 30,0 34,4 37,7 - - - - 2010 19,3 23,4 26,9 31,4 34,5 - - - - - 2011 17,2 21,4 25,9 30,0 - - - - - - 2012 16,9 21,4 26,6 - - - - - - - 2013 18,4 23,5 - - - - - - - - 2014 14,1 - - - - - - - - - Самки 17,6 22,4 26,7 30,7 34,6 38,1 42,5 46,0 48,9 - Самцы 18,1 22,7 26,1 30,6 34,8 37,9 40,5 - - - Минимум 14,1 20,1 24,0 28,3 32,9 36,8 40,5 - - - Максимум 20,9 25,6 28,9 33,1 36,6 40,9 42,7 - - - Половая изменчивость роста у судака из исследованных водоемов не выражена. Обнаруженные флуктуации можно отнести на счет индивидуальной изменчивости. Относительно повышенные темпы роста характерны для судаков из вдхр. ГУ №№ 8 и 10, но и эти группировки не сильно отличаются от прочих. В целом ежегодные натуральные приросты судака меньше в водоемах, не относящихся к системе канала им. К. Сатпаева. Обсуждение результатов исследования Рост судака в исследованных водоемах не отличается высокими темпами. Это наглядно видно при сравнении с расчисленными (разными методами) темпами роста популяций из других водоемов в пределах современного распространения вида (табл. 3). Таблица 3 Расчисленный рост судака в пределах современного распространения Водоем Расчисленный рост по годам жизни, см Источник 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Р. Амур* 10,5 18,6 26,1 32,0 36,7 42,2 45,2 47,7 53,0 55,1 [8] Вдхр. Рыбинское 16,0 23,0 26,3 33,8 36,9 43,2 47,4 53,8 - - [9] Вдхр. Чебоксарское 11,4 22,5 28,3 33,1 39,0 - - - - - Кузнецов и др., 1986, цит. по [10] Вдхр. Куйбышевское 10,4 19,9 27,9 35,5 40,9 44,7 50,7 - - - [10] Вдхр. Саратовское 15,0 23,5 31,3 38,8 45,6 51,8 56,8 60,7 - - Чумаков, 1980, цит. по [10] Вдхр. Волгоградское 13,7 22,3 34,2 38,2 43,9 49,1 52,2 61,4 - - Небольсина и др., 1980, цит. по [10] Вдхр. Камское 13,1 20,0 26,8 35,5 39,9 46,1 50,9 54,5 - - [11] Вдхр. Воткинское 8,4 16,5 25,8 35,0 42,3 - - - - - Пушкин, 1988, цит. по [10] Дельта р. Урал 15,8 23,7 30,5 35,6 41,9 - - - - - Дукравец, 1965, цит. по [12] Р. Сырдарья, низовья 12,1 21,9 30,3 38,3 44,4 51,0 56,9 - - - [13] Вдхр. Чардаринское 15,9 25,3 33,7 41,9 48,8 - - - - - Ерещенко, 1970, цит. по [12] Вдхр. Бугуньское 11,4 18,5 25,1 32,4 39,3 45,6 55,2 - - - [12] Шошкакольские озера 10,3 20,5 30,1 - - - - - - - [12] Р. Сарысу 14,5 25,7 35,2 43,4 56,9 - - - - - [14] Окончание табл. 3 Расчисленный рост судака в пределах современного распространения Водоем Расчисленный рост по годам жизни, см Источник 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Оз. Балхаш 18,7 26,7 37,3 41,4 49,6 - - - - - Дукравец, 1965, цит. по [12] Р. Или 11,5 20,0 28,6 36,9 44,8 50,8 - - - - [12] Дельта р. Или 8,8 16,0 23,5 30,1 36,1 42,3 48,9 56,1 63,1 - [12] Вдхр. Капчагайское, 1975 14,6 23,5 32,7 40,5 49,1 56,4 59,6 64,5 70,0 - Мусина, 1975, цит. по [12] Вдхр. Капчагайское, 1987 9,6 18,4 25,4 32,2 37,8 43,6 57,7 71,1 73,0 - [12] Вдхр. Самаркандское 13,1 19,9 26,7 32,4 37,3 42,8 45,0 - - - [15] Tresna reservoir 15,0 30,5 38,3 44,9 55,3 60,0 - - - - [16] Zemborzyce 13,1 22,5 30,8 37,1 43,8 50,4 - - - - Jarzynowa et al. 1990, цит. по [16] Goczałkowice 12,7 22,2 32,4 41,1 47,6 51,9 - - - - Kołder 1969, цит. по [16] Rożnowski 11,6 20,7 28,5 36,3 42,2 49,0 - - - - Kołder 1969, цит. по [16] Otmuchowski 14,5 24,2 34,3 41,8 49,7 - - - - - Kołder 1969, цит. по [16] Turawa 15,6 29,2 33,4 48,9 53,8 - - - - - Nagięć 1964, цит. по: [16] Vistula (Висла) river 15,7 25,1 37,1 44,6 50,2 57,2 - - - - Nagięć 1961, цит. по [16] Alcántara reservoir 17,9 24,9 30,7 36,1 40,5 - - - - - [17] В среднем по каналу им. К. Сатпаева 15,4 22,2 27,7 32,6 37,2 41,5 46,1 51,7 56,8 - Наши данные * Пересчет роста произведен нами по данным [8]. От всех прочих выборок исследованные группировки отличаются относительно высокими показателями роста в первый год жизни. В дальнейшем идет существенное, по сравнению с другими популяциями, снижение показателей. Достаточно близки темпы роста в диапазоне 3-10 годов жизни у изученных группировок и натурализовавшейся популяции судака из р. Амур. Определенно сходство проявляется с выборками из водохранилищ Рыбинского, Чебоксарского (бассейн р. Волги), Алькантара (Испания). Темпы роста судака зависят от внутренних и внешних причин [18-20]. К таковым относят численность и обеспеченность пищей [17, 21-25], морфологические параметры водоемов [22, 23], другие экологические факторы [22, 23, 26]. Следует сразу отметить, что обеспеченность пищей в части количества кормовых объектов не может быть лимитирующим фактором практически во всех исследованных водоемах. Некоторую напряженность может иметь трофическая конкуренция с другим крупным видом хищников - щукой. Но для водоемов канала и крупных водохранилищ региона высокая численность видов-жертв (а это в основном плотва, окунь и частично - карась) обеспечивает значительное сглаживание этих отношений. Кроме того, «качество» питания судака в исследованных водоемах достаточно высокое: нехарактерные элементы, такие как бентические и нектические беспозвоночные, встречаются редко. Основу трофики вида формируют рыбные ресурсы. В случае высокой численности судак достаточно сильно предрасположен к каннибализму, что рассматривалось в наших предыдущих исследованиях [27]. Keskinen и Marjomäki [23] выделили в качестве благоприятного для судака фактор морфометрических характеристик водоема. По их мнению, чем меньше площадь и глубина водоема, тем выше его прогреваемость, что способствует увеличению темпов роста. Это действительно может иметь положительный эффект в условиях Финляндии, но для водоемов южной части Казахстана будет иметь обратный результат. Негативное влияние превышения температурного оптимума на рост было отмечено для судака из Капшагайского водохранилища [12]. Оптимальной температурой для роста судака считается диапазон 28-30 °С [28], что, на наш взгляд, является завышенной величиной. В пределах Центрального Казахстана подобные величины достигаются достаточно редко и только в условиях определенного типа водоемов, куда судак целенаправленно не вселялся. В системе канала в основной вегетационный период максимальные показатели температуры в отдельные моменты могут достигать 30 °С, но средние - гораздо ниже (табл. 4). Таблица 4 Среднемесячные показатели температуры воды, °С, в системе канала им. К. Сатпаева* Год Месяц 2012 2013 2014 2015 Май 14,7 11,2 9,5 10,3 Июнь 20,1 23,7 19,9 16,2 Июль 23,6 22,3 23,8 15,7 Август 20,9 23,0 21,2 21,0 Сентябрь 19,1 21,0 - 13,0 * Данные Филиала «Канал им. К. Сатпаева» РГППВХ «Казводхоз». Основная причина подобной «холодноводности» водоемов и особенностей динамики температурного режима в системе канала - прокачка воды. Прочие водохранилища региона отличаются от системы канала незначительно. Например, через водохранилище Самаркандское также осуществляется указанная выше прокачка воды. Факторы «оптического ряда» (цветность, прозрачность воды), как облегчающие кормодобывание и повышающие эффективность нереста [23], в водоемах региона вряд ли будут играть существенную роль. В водохранилищах канала при отсутствии прокачки воды прозрачность в некоторых местах достигает более 3 м, но на других участках в тех же водоемах и в это же время этот показатель может составлять менее 0,5 м. В пределах региона вне системы канала большинство водоемов имеют низкую прозрачность. Выше были рассмотрены основные биотические и абиотические факторы, потенциально влияющие на рост судака в исследованном регионе. Остается еще одна группа факторов, связанная с промыслом. На водохранилищах канала применяются ставные жаберные сети с ячеей от 45 мм. Невода используются редко. Стабильный промысловый лов отсутствует на водохранилище Шерубай-Нуринском. По водохранилищу Вячеславскому сведения о промысле отсутствуют, но определенная активность здесь все же существует. Там, где нет промыслового лова или он неинтенсивный, изъятием рыбных ресурсов занимаются браконьеры. Характеристики браконьерских орудий лова примерно соответствуют промысловым, с той разницей, что в даном случае используются запрещенные в Республике Казахстан сети из полиамидной мононити. Промысловая мера для судака из водохранилищ канала и водоемов Нура-Сарысуйского бассейна и канала им. К. Сатпаева составляет 35 см. Это соответствует пятому-шестому году жизни и проведенным 1-3 циклам воспроизводства. Для Ишимского бассейна промысловая мера не определена. Для водохранилищ канала, начиная с 2013 г. и по сей день, квота на лов судака не выделяется ввиду его низкой численности. Естественно, что данный вид попадается в сети в виде прилова. Также он отлавливается и любителями. Разумеется, что присутствует некоторая селективность изъятия, направленная в сторону вылова крупных и быстрорастущих особей. Но, вероятно, этот фактор не имеет сильного влияния на исходный материал по рассматриваемому вопросу. Заключение Рост судака в водохранилищах канала им. К. Сатпаева не демонстрирует каких-то выдающихся темпов. Причины относительно медленного роста, вероятно, кроются во влиянии ряда факторов. Основную роль среди них, по всей видимости, играет температура среды обитания. Определенное значение может также оказывать и селективность вылова. Прочие факторы, вероятно, имеют невысокую степень важности для популяций судака в водохранилищах канала им. К. Сатпаева. Внутрипопуляционная дифференциация по темпам роста не обнаружена.
Список литературы

1. Водные ресурсы Казахстана в новом тысячелетии. Алматы: Киiк, 2004. 132 с.

2. Аббакумов В. П. Начальный этап формирования ихтиофауны водохранилищ канала Иртыш-Караганда // Вопр. ихтиологии. 1977. Т. 17. Вып. 3. С. 408-412.

3. Petr T., Mitrofanov V. P. The impact of fishes stocks of river regulation in Central Asia and Kazakhstan // Lakes and reservoirs: Researches and management. 1998. Vol. 3. P. 143-164.

4. Правдин И. Ф. Руководство по изучению рыб. М.: Пищ. пром-сть, 1966. 376 с.

5. Никольский Г. В. Экология рыб. М.: Высш. шк., 1974. 376 с.

6. Плохинский Н. А. Биометрия. М.: Изд-во МГУ, 1970, 367 с.

7. Животовский Л. А. Популяционная биометрия. М.: Наука, 1991. 271 с.

8. Семенченко Н. Н., Подорожнюк Е. В. Обыкновенный судак Sander lucioperca (L) р. Амур: результаты акклиматизации // Чтения памяти В. Я. Леванидова. 2014. Вып. 6. С. 611-618.

9. Стрельников А. С., Володин В. М., Сметанин М. М. Формирование ихтиофауны и структура популяций рыб в водохранилищах // Биологические ресурсы водохранилищ. М.: Наука, 1984, С. 161-204.

10. Кузнецов В. А. Эффективность размножения, размерно-возрастная структура и рост судака Stizostedion lucioperca в Волжском плесе Куйбышевского водохранилища за время его существования // Вопр. рыболовства. 2010. Т. 11. № 1-41. С. 89-99.

11. Зиновьев Е. А., Соловьева Н. С. О формировании стад и биологии судака Камского водохранилища // Уч. зап. Перм. ун-та. 1975. № 338. С. 27-34.

12. Митрофанов В. П., Дукравец Г. М. и др. Рыбы Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1989. Т. 4. 312 с.

13. Ермаханов З., Раскулов А. Х. К биологической характеристике нерестового стада судака Stizostedion lucioperca (L.) (Percidae) низовьев реки Сырдарьи // Вопр. ихтиологии. 1984. Т. 24. Вып. 3. С. 417-424.

14. Ерещенко В. И. Ихтиофауна бассейна реки Сары-Су: сб. раб. по ихтиол. и гидробиол. Алма-Ата: АН КазССР, 1956. Вып. 1. С. 94-123.

15. Крайнюк В. Н. Рост судака Sander lucioperca (L., 1758) (Percidae) в водохранилище Самаркандском // Материалы X Науч.-практ. конф. «Естественные и технические науки в современном мире». М.: Chronos, 2016. C. 10-15.

16. Epler P., Łuszczek-Trojnar E., Socha M., Szczerbik P., Sokołowska-Mikołajczyk M., Popek W. Growth rate and histological picture of the gonads of pike, Esoxlucius L., and pike-perch Sander lucioperca (L.) from the Tresna reservoir (Lake Żywieckie) // Arch. Pol. Fish. 2008. Vol. 18. No. 2. P. 147-154.

17. Perez-Bote J. L., Roso R. Growth and length-weight relationships of Sander lucioperca (Linnaeus, 1758) in the Alcántara Reservoir, south-western Spain: comparison with other water bodies in Eurasia // J. Appl. Ichthyol. 2011. Vol. 28. No. 4. P. 264-268.

18. Pereira D. L., Anderson C. S., Radomski P. J., Sak T., Stevens A. Potential to index climate with growth and recruitment of temperate fish // Canadian Special Publication of Fisheries and Aquatic Sciences. 1995. Vol. 121. No. 1. P. 709-717.

19. Craig J. F. Percids fishes. Systematics, Ecology and Exploitation. Oxford: Blackwell Science Ltd, 2000. 352 p.

20. Зыков Л. А., Иванов В. П. Эколого-географическая изменчивость роста судака Sander lucioperca (L.) в границах ареала // Вестн. Астрахан. гос. техн. ун-та. 2008. № 3. С. 26-32.

21. Biro P. Dynamics of the Pikeperch, Stizostedion lucioperca (L.), in Lake Balaton // Int. Rev. ges. Hydrobiol. 1985. Vol. 70. No. 4. P. 471-490.

22. Argillier C., Barral V., Irz P. Growth and diet of pikeperch Sander lucioperca (L.) in two French reservoirs // Pol. Arch. Fish. 2003. Vol. 11. No. 1. P. 99-114.

23. Keskinen T., Marjomäki T. J. Growth of pikeperch in relation to lake characteristics: total phosphorus, water colour, lake area and depth // Journal of Fish Biology. 2003. Vol. 63. No. 5. P. 1274-1282.

24. Vinni M., Lappalainene J., Malinen T., Lehtonen H. Stunted growth of pikeperch Sander lucioperca in Lake Sahajärvi, Finland // J. Fish. Biol. 2009. Vol. 74. No. 4. P. 967-972.

25. Milardi M., Lappalainen J., Malinen T., Vinni M., Ruuhijärvi J. Problems in managing a slow-growing pikeperch (Sander lucioperca (L.)) population in Southern Finland // Knowledge and Management of Aquatic Ecosystems. 2011. No. 400. Art. No. 08. P. 1-12. DOI: 10.1051/kmae/2011010.

26. Lappalainen J., Malinen T., Rahikainen M., Vinni M., Nyberg K., Ruuhijärvi J., Salminen M. Temperature dependent growth and yield of pikeperch, Sander lucioperca, in Finnish lakes // Fisheries Management and Ecology, 2005. Vol. 12. No.1. P. 27-35.

27. Крайнюк В. Н., Крайнюк Ю. В. Численность, питание и морфология судака Stizostedion lucioperca (L.) (Osteichthyes; Percidae) водоемов канала Иртыш-Караганда и вдхр. Самаркандского // Tethys Aqua. Zool. Res. 2002. Т. 1. № 1. С. 108-114.

28. Jobling M. Temperature tolerance and final preferendum - rapid methods for the assessment of optimum growth temperatures // J. Fish Biol. 1981. Vol. 19. No. 4. P. 439-455.


Войти или Создать
* Забыли пароль?