ANALYSIS OF DEVELOPING RAW MATERIALS IN NORTH KURIL ZONE OF FAR EASTERN FISHERIES IN 2010–2019
Abstract and keywords
Abstract (English):
The article presents the analysis of the development of commercial objects in the North-Kuril zone of the Far Eastern fisheries basin for a ten-year period. The resource potential of this zone was found to consist of 11 objects for which the total allowable catches were established (TAC objects) and of 4 objects, the extraction of which is carried out within the recommended volumes (non-TAC objects). The main objects of production in the North-Kuril zone were pollock, Commander squid and terpug, the production volumes of each species, in the total catch of all objects, amounted to 48, 26 and 13%, respectively. The production volumes of the rest commercial objects amounted to a total of about 13%. An analysis of the dynamics of changes in the TACs was carried out for each test fishing object. A decrease of catch volumes in 2019, compared to 2010, was observed in three objects: terpugs, halibut and macrurus. For these objects during the period under review there was found a decrease in TAC volumes. Analysis of the development of the objects under study during the period 2010-2019 showed that crabs, scallops and pollock in the studied time interval had consistently high catch volumes and a high degree of development. The average rate of development of these objects was about 90% or more. The remaining 8 fishing objects were under-developed annually. The average degree of development of Far Eastern flounder, Commander squid, terpug, cod, sea bass was about 55-75%. The lowest average rate of development (less than 50%) was observed in halibut, pinchback and macrurus. It has been inferred that it is necessary to conduct further studies of fishing activities to develop the resource potential for subsequent modeling and optimization of fishing processes

Keywords:
total allowable catch, catch volumes, degree of development of TAC, the North-Kuril zone
Text
Publication text (PDF): Read Download

Введение Повышение эффективности отечественного рыболовства является одним из приоритетов развития рыбного хозяйства России. Несмотря на имеющиеся в нем «хронические» проблемы, за последние 10 лет наблюдается ежегодная положительная динамика объемов добычи водных биоресурсов, прежде всего, за счет освоения ресурсов Дальнего Востока. Северо-Курильская зона как рыбопромышленная подсистема входит в состав общей системы промысловых зон «Дальневосточный рыбохозяйственный бассейн». Географически она разделена Курильской грядой островов на две подзоны: со стороны Охотского моря на Охотоморскую, с океанской стороны – на Тихоокеанскую. Удельный вес объемов добычи в Северо-Курильской зоне составляет 8–10 % от общих объемов вылова во всех промысловых зонах бассейна. Несмотря на небольшой удельный вес объемов добываемых объектов в Северо-Курильской зоне по сравнению, например, с зоной «Охотское море», она обладает «исключительностью» по добыче одного из ценных промысловых объектов – командорского кальмара – и ряда других объектов, составляющих основу продовольственной безопасности страны. Кроме того, формирование общей системы организации рыболовства в Дальневосточном бассейне, включающей установление общих допустимых уловов (ОДУ), распределение долей вылова между рыбопромышленными предприятиями и дальнейшее непосредственное ведение промысла, осуществляется на основе ресурсного потенциала всех промысловых зон. В этой связи исследование названной зоны в части освоения ее ресурсного потенциала с целью определения путей повышения эффективности общей добычи водных биологических ресурсов является сегодня актуальным и необходимым. Постановка задачи Промысловые потенциалы Северо-Курильской зоны составляют совокупности объектов, на которые приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации устанавливает-ся ОДУ, и объектов, добыча которых ведется в рамках рекомендованных объемов. Итоговыми показателями промысловой деятельности являются объемы вылова и степень освоения ОДУ и квот добычи (вылова) [1, 2]. Первым этапом в ходе определения путей повышения промысловой эффективности освоения сырьевой базы Северо-Курильской зоны как целостной рыбодобывающей системы является этап исследования ее ресурсов и показателей их фактического освоения. Для этих целей определен 10-летний временной интервал, с 2010 по 2019 гг., сведения о котором позволят проанализировать сложившиеся тенденции по освоению промысловых объектов, установить сформированные объектно-ориентированные закономерности или их отсутствие, наличие положительной или отрицательной динамики добычи объектов по основным производственным показателям рыбодобывающей деятельности: объемам вылова и степени освоения. Методы и результаты исследования Исследование состава сырьевой базы Северо-Курильской зоны с 2010 по 2019 гг. показало, что на всем временном интервале он оставался без фактических изменений по годам обозначенного периода и состоял из 15 промысловых объектов, на 11 из которых устанавливался ОДУ, т. е. они являлись одуемыми объектами, а 4 объекта промысла являлись так называемыми неодуемыми объектами. Незначительные изменения структурного соотношения между одуемыми и неодуемыми объектами наблюдались по видам крабов и палтусов. Например, в течение 2019 г. из числа одуемых объектов был исключен палтус стрелозубый. Общие сведения по составу осваиваемых объектов в исследуемой промысловой зоне, включая объемы установленных ОДУ и объемы вылова, представлены в таблице. Объемы ОДУ* и вылова объектов добычи в Северо-Курильской зоне за период 2010–2019 гг. Промысловый объект Объемы ОДУ/Объемы вылова объектов добычи по годам, тыс. т 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 Кальмар командорский 70/38,841 70/50,249 70/56,094 70/55,723 70/56,688 85/27,075 85/59,499 85/56,413 85/78,024 85/72,012 Минтай 95,6/ 83,583 99/ 91,473 129,6/ 113,161 119,2/ 104,214 119,5/ 103,971 103,2/ 100,337 109,5/ 107,349 118,4/ 107,514 107,8/ 102,157 97,9/ 95,012 Терпуги 47/42,922 47/40,142 47/40,211 40/31,858 47/33,755 42/25,018 37,75/10,591 25,3/15,098 14,5/12,231 12,8/11,609 Треска 12,5/8,942 12,2/6,674 13,5/10,669 14,6/8,832 14,4/9,835 11,8/6,496 11,65/9,407 11,1/8,207 12,55/9,559 11,9/9,246 Камбала дальневосточная 4,2/ 0,041 5,43/ 0,189 5,43/ 4,576 4,05/ 3,22 4,05/ 3,293 5,02/ 4,241 5,5/ 4,867 5,5/ 4,464 5,26/ 4,665 5,25/ 4,614 Палтусы 0,445/ 0,154 0,445/ 0,182 0,445/ 0,176 0,445/ 0,116 0,445/ 0,159 0,445/ 0,144 0,267/ 0,11 0,216/ 0,078 0,127/ 0,064 0,0385/ 0,048 Окунь морской 2,327/ 1,488 2,327/ 1,811 4,327/ 2,011 4,327/ 2,026 4,327/ 1,673 4,327/ 2,84 3,7/1,552 4,5/1,282 3,5/2,688 3,5/2,785 Щипощек 0,242/0 0,242/0 0,242/0 0,242/0 0,17/0 0,17/0 0,13/0 0,13/0,011 0,13/0,069 0,13/0,103 Макрурусы 20/7,351 20/9,323 20/9,264 20/2,848 20/7,922 10/5,262 10/5,499 10/5,976 10/4,15 10/7,277 Крабы 0,5/0,499 0,5/0,499 0,529/ 0,529 0,62/ 0,619 0,69/ 0,684 0,8/ 0,799 0,801/ 0,798 0,9021/ 0,899 0,733/ 0,624 0,774/ 0,772 Морские гребешки 1,8/ 1,794 2,67/ 2,38 4,62/ 2,193 4,67/ 3,295 8,45/ 7,216 8,45/ 8,419 10,45/ 8,929 10,5/ 10,499 10,5/ 10,499 10,5/ 10,499 Скаты** –/0,071 –/0,107 –/0,197 –/0,134 –/0,129 –/0,19 –/0,131 –/0,045 –/0,041 –/0,047 Бычки** –/0,424 –/1,509 –/1,316 –/1,557 –/2,296 –/3,57 –/3,527 –/4,627 –/3,71 –/2,922 Сайра** –/0 –/0 –/0 –/0,177 –/0 –/0 –/0,04 –/0,039 –/1,074 –/0 Навага** –/0,002 –/0,003 –/0,02 –/0,029 –/0,026 –/0,075 –/0,028 –/0,169 –/0,078 –/0,124 * Объемы ОДУ указаны с учетом корректирующих приказов [3–12] и по данным [13]. ** Неодуемые объекты добычи. По представленным табличным данным определено, что основным объектом добычи в Северо-Курильской зоне являлся одуемый объект – минтай, доля которого в общем вылове всех объектов составила 48 %. Вторым по объемам добычи одуемым объектом на протяжении исследуемого временного интервала оставался кальмар командорский, объемы его вылова составляли 26 % от общих объемов добычи в зоне. К разряду основных одуемых объектов промысла в дан-ной промысловой зоне также относились терпуги, общие объемы вылова которых составили 13 %. Объемы добычи остальных промысловых объектов составляли суммарно около 13 %. Проведенный анализ добываемых ресурсов Северо-Курильской зоны по их составу и объемов освоения каждого промыслового объекта позволил провести дальнейшие объектно-ориентированные исследования динамики вылова и степени освоения промыслового потенциала территории. Результаты этого исследования приведены по каждому промысловому объекту, входящему в состав основного промышленного потенциала по добыче в данной зоне. Видовой состав одуемых объектов – крабов – включал 4 вида крабов: равношипый, камчатский, волосатый четырехугольный, краб-стригун Бэрди. Их промысловая доступность для промышленного освоения позволила вести добычу в течение всего календарного года. В период с 2010 по 2018 гг. наблюдался постепенный рост ОДУ с 0,5 тыс. т в 2010 г. до 0,9021 тыс. т в 2017 г. В 2018 г. объемы ОДУ были снижены до 0,733 тыс. т, а в 2019 г. произошло их увеличение до 0,774 тыс. т. При этом объемы вылова крабов в 2010–2017 гг. демонстрировали ежегодную динамику роста – с 0,499 тыс. т в 2010 г. до 0,899 тыс. т в 2017 г. Далее, в 2018 г., наблюдался спад вылова до 0,624 тыс. т, связанный с уменьшением объемов ОДУ, а в 2019 г. объемы вылова увеличились и достигли объемов вылова 2017 г. Значение средней степени освоения данных объектов на протяжении периода составляло 98,3 %. Наименьшее значение степени освоения наблюдалось в 2018 г. – 85,13 %. В 2012 г. промысловые объекты группы «крабоиды» были освоены полностью. Промысловая доступность минтая для промышленного освоения позволила вести его добычу в течение всего календарного года. В период с 2010 по 2012 гг. наблюдался рост ОДУ с 95,6 тыс. т в 2010 г. до 129,6 тыс. т в 2012 г. Начиная с 2013 г. наблюдалось снижение объемов ОДУ до 103,2 тыс. т в 2015 г. Следующие два года снова отмечался рост ОДУ до 118,4 тыс. т в 2017 г., а затем снижение до 97,9 тыс. т в 2019 г. Динамика вылова минтая в точности соответствовала динамике ОДУ, максимальный объем вылова – 113,161 тыс. т – наблюдался в 2013 г., в этот же год было установлено максимальное значение ОДУ. Средняя степень освоения данных объектов на протяжении периода составляла 91,95 %. Наибольшее значение степени освоения отмечалось в 2016 г. (98,04 %), наименьшее значение – в 2014 г. (87,01 %). Промысловая доступность морских гребешков для промышленного освоения позволила вести их добычу в течение всего календарного года. В период с 2010 по 2017 гг. наблюдался посте-пенный рост ОДУ – с 1,8 тыс. т в 2010 г. до 10,5 тыс. т в 2017 г. В 2018, 2019 гг. объем ОДУ не изменялся. В период с 2010 по 2017 гг. объемы вылова морских гребешков демонстрировали ежегодную динамику роста – с 1,794 тыс. т в 2010 г. до 10,499 тыс. т в 2017–2019 гг. Среднее значение степени освоения данных объектов на протяжении периода составляло 87,73 %. Наименьшее значение степени освоения наблюдалось в 2012 г. (47,47 %), а с 2017 г. промысловый объект «морские гребешки» был освоен на 99,99 %. Таким образом, все вышеназванные одуемые промысловые объекты на исследуемом временном интервале имели стабильно высокие объемы вылова и высокую степень освоения. Промысловая доступность камбал дальневосточных для промышленного освоения позволила вести их добычу в течение всего календарного года. В 2010 и 2011 гг. наблюдался рост ОДУ с 4,2 тыс. т в 2010 г. до 5,43 тыс. т в 2011 г. В 2013 г. наблюдалось снижение объемов ОДУ до 4,05 тыс. т. За 2015 и 2016 гг. объем ОДУ вырос до 5,5 тыс. т. С 2018 г. наблюдалось снижение объема ОДУ до 5,25 тыс. т в 2019 г. Объемы вылова камбал дальневосточных в 2010–2012 гг. имели ежегодную положительную динамику – с 0,041 тыс. т в 2010 г. до 4,476 тыс. т в 2012 г. Далее, в 2013 г., наблюдался спад вылова до 3,22 тыс. т, связанный с уменьшением объемов ОДУ. В период с 2014 по 2016 гг. объемы вылова увеличились и достигли максимума (4,867 тыс. т в 2016 г.). Динамика изменения ОДУ и объемов вылова камбал дальневосточных представлена на рис. 1. Рис. 1. Объем ОДУ и вылова камбал дальневосточных в 2010–2019 гг. Среднее значение степени освоения камбал дальневосточных на протяжении периода составляло 68,03 %. Наибольшее значение степени освоения наблюдалось в 2018 г., когда оно со-ставило 88,69 %, наименьшее – в 2010 г. (0,98 %). На рис. 2 представлена динамика степени освоения камбал дальневосточных. Рис. 2. Динамика степени освоения допустимых уловов камбал дальневосточных Промысловая доступность терпугов для промышленного освоения позволила вести их добычу в течение всего календарного года. В период с 2010 по 2012 гг. ОДУ не изменялся и составлял 47 тыс. т, в 2013 г. наблюдалось снижение ОДУ до 40 тыс. т, а в 2014 г. ОДУ увеличился до объемов 2012 г. С 2015 г. наблюдалось снижение объема ОДУ до 12,8 тыс. т в 2019 г. Объемы вылова терпугов почти на всем периоде, с 2010 по 2019 гг., имели ежегодную динамику снижения – с 42,922 тыс. т в 2010 г. до 11,609 тыс. т в 2019 г., и только в 2012 г. наблюдалось незначительное увеличение объемов вылова. Динамика изменения ОДУ и объемов вылова терпугов представлена на рис. 3. Рис. 3. Объем ОДУ и вылова терпугов в 2010–2019 гг. В среднем значение степени освоения терпугов на протяжении периода составляло 73,61 %. С 2013 г. степень освоения терпугов постоянно снижалась и достигла минимального значения 28,06 % в 2016 г. Постоянное ежегодное снижение объемов ОДУ с начала 2014 г. только в 2017 и 2018 гг. дало положительные результаты, и степень освоения терпугов стала расти, в 2018 г. она достигла максимума (90,7 %), но наибольшее значение степени освоения (91,32 %) отмечалось в 2010 г. На рис. 4 представлена динамика степени освоения терпугов. Рис. 4. Динамика степени освоения допустимых уловов терпугов Промысловая доступность кальмара командорского для промышленного освоения позволила вести их добычу в течение всего календарного года. В период с 2010 по 2014 гг. ОДУ не изменялся, составляя 70 тыс. т, в 2015 г. наблюдалось увеличение ОДУ до 85 тыс. т. Объемы вылова кальмара командорского в 2010–2012 гг. имели положительную динамику, с 38,841 тыс. т в 2010 г. до 56,094 тыс. т в 2012 г.; в 2015 г. наблюдалось резкое снижение объемов вылова до 27,075 тыс. т, а в 2016 г. – снова увеличение объемов вылова до 59,499 тыс. т. Максимальный объем вылова был достигнут в 2018 г. (78,024 тыс. т). Динамика изменения ОДУ и объемов вылова командорского кальмара представлена на рис. 5. Рис. 5. Объем ОДУ и вылова кальмара командорского в 2010–2019 гг. В среднем значение степени освоения кальмара командорского на протяжении периода составляло 71,27 %. До 2014 г. степень освоения кальмара командорского росла, а в 2015 г. сни-зилась до 31,85 %, а в 2018 г. она достигла максимума – 91,79 %. На рис. 6 представлена дина-мика степени освоения кальмара командорского. Рис. 6. Динамика степени освоения допустимых уловов кальмара командорского Промысловая доступность трески для промышленного освоения позволила вести ее добычу в течение всего календарного года. Объем ОДУ трески в 2010 г. был установлен в размере 12,5 тыс. т, на следующий год это значение было снижено до 12,2 тыс. т. В 2013–2014 гг. наблюдался постепенный рост ОДУ до 14,6. А в 2015–2017 гг. наблюдался постепенный спад ОДУ – до 11,1 тыс. т в 2017 г. В 2018 г. объемы ОДУ были увеличены до 12,55 тыс. т, а в 2019 г. произошло их уменьшение до 11,9 тыс. т. Объемы вылова трески за рассмотренный период носили колебательный характер, наибольший вылов (10,669 тыс. т) наблюдался в 2012 г., а наименьший (6,496 тыс. т) – в 2015 г. Динамика изменения ОДУ и объемов вылова трески представлена на рис. 7. Рис. 7. Объем ОДУ и вылова трески в 2010–2019 гг. Средняя степень освоения трески на протяжении периода составляла 69,77 %. Наибольшее значение степени освоения наблюдалось в 2016 г. – 80,75 %, наименьшее – в 2011 г. – 54,7 %. На рис. 8 представлена динамика степени освоения трески. Рис. 8. Динамика степени освоения допустимых уловов трески Промысловая доступность окуня морского для промышленного освоения позволила вести его добычу с марта по декабрь. Объем ОДУ окуня морского в 2,327 тыс. т был установлен в 2010 г., в 2012 г. это значение было увеличено до 4, 327 тыс. т. В 2016 г. объем ОДУ был сни-жен до 3,7 тыс. т, а на следующий год увеличен до 4,5 тыс. т и далее опять снижен до 3,5 тыс. т. Объемы вылова окуня морского в 2010–2013 гг. демонстрировали положительную динамику – с 1,4888 тыс. т в 2010 г. до 2,026 тыс. т в 2013 г. Далее, в 2014 г., наблюдался спад вылова до 1,663 тыс. т, а в 2015 г. объемы вылова увеличились и достигли 2,84 тыс. т, затем постепенно снижались и в 2017 г. достигли минимального значения – 1,552 тыс. т. С 2018 г. наблюдался рост вылова, и в 2019 г. он достиг 2,785 тыс. т. Динамика изменения ОДУ и объемов вылова морского окуня представлена на рис. 9. Рис. 9. Объем ОДУ и вылова морского окуня в 2010–2019 гг. В среднем значение степени освоения окуня морского на протяжении периода составляло 56,62 %. Наибольшее значение степени освоения наблюдалось в 2019 г. (79,57 %), наименьшее – в 2017 г. (28,49 %). На рис. 10 представлена динамика степени освоения окуня морского. Рис. 10. Динамика степени освоения допустимых уловов окуня морского Наихудшая ситуация с освоением ОДУ наблюдалась по таким объектам, как палтусы, макрурусы и щипощек. Видовой состав одуемых объектов – палтусов – включал 3 вида палтусов: черный, белокорый, стрелозубый. Их промысловая доступность для промышленного освоения позволила ве-сти добычу в течение всего календарного года. В 2010–2015 гг. наблюдалось постоянное значе-ние ОДУ – 0,445 тыс. т, с 2016 г. началось постепенное снижение ОДУ до 0,0385 тыс. т в 2019 г. Объемы вылова палтусов в 2010–2016 гг. снижались и увеличивались в незначительных преде-лах, а с 2017 г. началось снижение вылова до 0,048 тыс. т в 2019 г. Динамика изменения ОДУ и объемов вылова палтусов представлена на рис. 11. Рис. 11. Объем ОДУ и вылова палтусов в 2010–2019 гг. Среднее значение степени освоения палтусов на протяжении периода составляло 46,16 %. Наименьшее значение степени освоения ОДУ палтуса составило 26,07 % в 2013 г. В 2014 г. сте-пень освоения ОДУ палтуса выросла до 35,73 %. В 2019 г. степень освоения квоты составила 124 %. На рис. 12 представлена динамика степени освоения палтусов. Рис. 12. Динамика степени освоения допустимых уловов палтусов Промысловая доступность макрурусов для промышленного освоения позволила вести их добычу в течение всего календарного года. В 2010 г. объем ОДУ макрурусов составлял 20 тыс. т. В 2015 г. объем ОДУ был снижен вдвое и далее не изменялся. Объемы вылова макрурусов в 2010 и 2011 гг. увеличились с 7,351 тыс. т до 9,323 тыс. т. Далее, в 2014 г., наблюдался спад вылова до 2,848 тыс. т, затем увеличение в 2015 г. до 7,922 тыс. т и опять снижение. Динамика изменения ОДУ и объемов вылова макрурусов представлена на рис. 13. Рис. 13. Объем ОДУ и вылова макрурусов в 2010–2019 гг. Средняя степень освоения макрурусов на протяжении периода составляла 46,52 %. Наибольшее значение степени освоения наблюдалось в 2019 г., когда оно составило 72,77 %, наименьшее значение – в 2013 г., 14,24 %. На рис. 14 представлена динамика степени освоения макрурусов. Рис. 14. Динамика степени освоения допустимых уловов макрурусов Промысловая доступность щипощека для промышленного освоения позволила вести его добычу с апреля по ноябрь. В 2010 г. объем ОДУ макрурусов составлял 0,242 тыс. т. В 2014 г. объем ОДУ был снижен до 0,17 тыс. т, а в 2016 до 0,13 тыс. т. В 2010–2016 гг. добыча щипощека не велась. Объем вылова в 2017 г. составил 0,011 тыс. т, далее наблюдалось увеличение объемов вылова до 0,103 тыс. т в 2019 г. Динамика изменения ОДУ и объемов щипощека представлена на рис. 15. Рис. 15. Объем ОДУ и вылова щипощека в 2010–2019 гг. Средняя степень освоения щипощека на протяжении периода составляла 14,08 %. Освоение щипощека началось в 2017 г. и составило 8,46 %, в 2019 г. было увеличено до 79,23 %. На рис. 16 представлена динамика степени освоения щипощека. Рис. 16. Динамика степени освоения допустимых уловов щипощека Среди неодуемых объектов выделяются скаты, бычки, сайра и навага. Суммарный вылов бычков за 10 лет составил 25,458 тыс. т, в 2010 г. вылов составил 0,424 тыс. т и постоянно увеличивался до 2018 г., вылов в 2018 г. составил 3,71 тыс. т, а в 2019 г. уменьшился до 2,922 тыс. т. Суммарный вылов скатов за 10 лет составил 1,092 тыс. т; начиная с 2017 г. вылов был менее 0,05 тыс. т. Суммарный вылов сайры за 10 лет составил 1,33 тыс. т. Добыча сайры велась в 2013 г. и с 2016 по 2018 гг. Суммарный вылов наваги за 10 лет составил 0,554 тыс. т, в 2010 г. вылов составил 0,002 тыс. т, а 2019 г. – 0,124 тыс. т. На протяжении всего периода объемы вылова постоянно менялись, то увеличиваясь, то уменьшаясь. Заключение По результатам исследования выявлено, что освоенными объектами в Северо-Курильской зоне являются 3 объекта: крабы, минтай и морские гребешки. Средний показатель освоения этих промысловых объектов более 90 %. По остальным 8-ми промысловым одуемым объектам (камбалы дальневосточные, кальмар командорский, терпуги, треска, палтусы, окунь морской, щипощек, макрурусы) наблюдается ежегодное недоосвоение. В этой связи представляется не-обходимым проведение дальнейших системных исследований промысловой деятельности по их освоению, направленных на анализ состава, структуры и количества добывающих мощностей, осуществлявших процесс освоения, форм организации промысловой деятельности, последующего проектирования и моделирования промысловых систем и оптимизации промысловых процессов.

References

1. Lisienko S. V. Sovershenstvovanie organizacii vedeniya dobychi vodnyh biologicheskih resursov s cel'yu uspeshnoy realizacii strategicheskogo razvitiya otechestvennogo rybolovstva // Rybnoe hozyaystvo. 2013. № 3. S. 17–21.

2. Lisienko S. V. O mnogovidovom rybolovstve v kontekste sovershenstvovaniya sistemnoy organizacii promysla VBR // Rybnoe hozyaystvo. 2013. № 4. S. 34–41.

3. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov na 2010 god: prikaz Rosrybolovstva ot 30 sentyabrya 2009 g. № 874 (s izm. na 18.06.2010 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/902180114 (data obrascheniya: 16.03.2021).

4. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov na 2011 god: prikaz Rosrybolovstva ot 29 sentyabrya 2010 g. № 825 (s izm. na 18.09.2011 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/902242376 (data obrascheniya: 16.03.2021).

5. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov na 2012 god: prikaz Rosrybolovstva ot 05 oktyabrya 2011 g. № 983 (s izm. na 12.07.2012 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/902304896 (data obrascheniya: 16.03.2021).

6. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov vo vnutrennih morskih vodah Rossiyskoy Federacii, a takzhe v territorial'nom more Rossiyskoy Federacii, na kontinental'nom shel'fe Rossiyskoy Federacii i v isklyuchitel'noy ekonomicheskoy zone Rossiyskoy Federacii, v Azovskom i Kaspiyskom moryah na 2013 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 31 oktyabrya 2012 g. № 571 (s izm. na 29.10.2013 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/902382121 (data obrascheniya: 16.03.2021).

7. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov na 2014 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 05 noyabrya 2013 g. № 403 (s izm. na 28.10.2014 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/499057844 (data obrascheniya: 16.03.2021).

8. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov vo vnutrennih morskih vodah Rossiyskoy Federacii, territorial'nom more Rossiyskoy Federacii, na kontinental'nom shel'fe Rossiyskoy Federacii i v isklyuchitel'noy ekonomicheskoy zone Rossiyskoy Federacii, v Azovskom i Kaspiyskom moryah na 2015 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 21 oktyabrya 2014 g. № 399 (s izm. na 26.12.2014 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/420228083 (data obrascheniya: 16.03.2021).

9. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov vo vnutrennih morskih vodah Rossiyskoy Federacii, territorial'nom more Rossiyskoy Federacii, na kontinental'nom shel'fe Rossiyskoy Federacii i v isklyuchitel'noy ekonomicheskoy zone Rossiyskoy Federacii, v Azovskom i Kaspiyskom moryah na 2016 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 07 oktyabrya 2015 g. № 465 (s izm. na 16.09.2016 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/420308725 (data obrascheniya: 16.03.2021).

10. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov vo vnutrennih morskih vodah Rossiyskoy Federacii, territorial'nom more Rossiyskoy Federacii, na kontinental'nom shel'fe Rossiyskoy Federacii i v isklyuchitel'noy ekonomicheskoy zone Rossiyskoy Federacii, v Azovskom i Kaspiyskom moryah na 2017 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 10 oktyabrya 2016 g. № 445 (s izm. na 12.10.2017 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/456019371 (data obrascheniya: 16.03.2021).

11. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov vo vnutrennih morskih vodah Rossiyskoy Federacii, territorial'nom more Rossiyskoy Federacii, na kontinental'nom shel'fe Rossiyskoy Federacii i v isklyuchitel'noy ekonomicheskoy zone Rossiyskoy Federacii, v Azovskom i Kaspiyskom moryah na 2018 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 27 oktyabrya 2017 g. № 533 (s izm. na 11.12.2018 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/555614791 (data obrascheniya: 16.03.2021).

12. Ob utverzhdenii obschego dopustimogo ulova vodnyh biologicheskih resursov vo vnutrennih morskih vodah Rossiyskoy Federacii, territorial'nom more Rossiyskoy Federacii, na kontinental'nom shel'fe Rossiyskoy Federacii, v isklyuchitel'noy ekonomicheskoy zone Rossiyskoy Federacii i Kaspiyskom more na 2019 god: prikaz Minsel'hoza Rossii ot 09 noyabrya 2018 g. № 516 (s izm. na 17.09.2019 g.). URL: https://docs.cntd.ru/document/551724249 (data obrascheniya: 16.03.2021).

13. Statistika dobychi (vylova) vodnyh biologicheskih resursov Federal'nogo agentstva po rybolovstvu i Centra monitoringa i svyazi. URL: http://fish.gov.ru/otraslevaya-deyatelnost/ekonomika-otrasli/statistika-i-analitika (data obrascheniya: 11.04.2021).