Abstract and keywords
Abstract (English):
Implementation of the decisions made in the course of management of economic and socio-political development of the state causes the adequate financial flows forming the budgetary sphere of the state. The trouble in this sphere does not allow to provide the necessary level of economic growth, hampers reforming of the economy, makes negative impact on commercial and foreign economic activity, interferes with improvement of monetary and credit, tax, insurance and other spheres of the financial system of the Russian Federation. The offenses connected with corruption and theft of budget funds committed by officials at various levels significantly undermine the authority of the government, cause a growth of discontent of society and impact the social and economic situation in the country. The practice of identifying the offenses connected with theft of public funds and property shows that practically all spheres of the public sector of economy are, to a greater or lesser extent, subject to the risks of such crimes commitment. In this regard, a research of methods and ways of assessment of corruption theft amount in the public sector of the economy is an important and hot topic. The main types of public funds theft have been analyzed, including theft of budget funds allocated in the form of grants for targeted measures; theft by overcharging the prices of goods and services used for the state needs; the acquisition of inventory for personal use of the heads of public companies at the expense of the company, etc. The dynamics of the amount of budget crimes in the Ryazan region has been analyzed. It was inferred that corruption crimes in the public sector of the Ryazan region include fraud, abuse of power, abuse of authority, illegal participation in business, as well as taking bribes. A set of measures for preventing the above crimes has been proposed.

Keywords:
types of plundering public funds, methods and ways of assessment of corruption amount, public sector of the economy, economic freedom index, domestic economy opacity index, corruption perception index
Text
Publication text (PDF): Read Download

Введение Сложность процессов выявления и доказывания коррупционных хищений в бюджетной сфере для субъектов расследования обусловлена, прежде всего, необходимостью комплексного применения специальных знаний в различных отраслях права РФ, экономике, бюджетном учёте и специфике деятельности организаций бюджетополучателей. Расследование преступлений, связанных с нецелевым расходованием бюджетных средств, требует от субъекта расследования не только высокого профессионализма и юридической квалификации, но и знания экономических основ, понимания механизма функционирования различных отраслей экономики, методов оценки коррупционного оборота и т. д. [1, 2]. Рост объёмов государственного финансирования при общем снижении уровня контроля за эффективностью использования бюджетных средств приводит к повышению риска вероятности совершения хищений государственных средств. Следовательно, можно говорить о том, что потенциально наиболее уязвимыми сферами государственного финансирования являются те сферы, на которые государство тратит значительные объёмы средств и где государство не осуществляет должного контроля. Отдельные аспекты оценки коррупционных сделок в сфере государственных расходов По данным отчёта [3], показатели состояния правонарушений в государственном секторе экономики по РФ характеризуются отличительными особенностями: - закупочные цены госструктур в России составляют в среднем на 19 % выше среднерыночных; - итоговый ущерб от совокупного объёма госзакупок на федеральном, региональном и муниципальном уровнях составляет, по оценкам экономистов и криминологов, более 600 млрд руб. (до 10 млрд долл. США); - 70 % хозяйственных операций по заготовлению и приобретению материальных ценностей от поставщиков и подрядчиков, участвующих в государственных контрактах, осуществляются с существенным риском хищения бюджетных средств или коррупционным риском; - высокий уровень латентности хищений в сфере государственных расходов (контролирующими органами в России выявляется лишь каждое 20-е нарушение) [4]. Наибольшей криминогенностью в финансово-бюджетной сфере характеризуется процесс использования выделяемых средств. Полученные государственным (муниципальным) учреждением денежные средства (имущественные фонды) должны использоваться в соответствии с бюджетной росписью. Далее в реальных условиях нередко совершаются хищения денежных средств и материально-технических ресурсов либо их неправомерное использование. Нецелевое использование может быть сопряжено с продвижением интересов отдельных подрядчиков, работы которых финансируются за счёт бюджетных средств. Криминальные схемы экономических преступлений в бюджетной сфере имеют ряд характерных признаков: - строятся с учётом сферы деятельности государственного учреждения, особенности его технологического процесса; - имеют своей целью получение материальной выгоды (путём хищения активов учреждений бюджетной сферы) или личной выгоды, связанной с лоббированием собственных интересов или интересов отдельных коммерческих организаций; - часто строятся на основе криминальной взаимосвязи бюджетных и коммерческих организаций; - детально прорабатываются и в большинстве случаев прикрываются законной деятельностью бюджетной организации (учреждения, предприятия) [5]. Для установления способов совершения таких правонарушений следует выяснить источники формирования преступных доходов, специфику и тактику совершаемых преступных деяний в государственном секторе экономики. Как свидетельствует анализ практического опыта, наиболее распространёнными видами хищения государственных средств следует признать: 1. Хищение средств, выделенных из бюджета в виде субсидий на целевые мероприятия. Алгоритм действий по выявлению данных правонарушений включает опрос лиц, имеющих отношение к проведению работ по целевому мероприятию; предварительный осмотр выполненных работ по целевым программам; получение копий документов от органов власти, отражающих размер работ и расчёта полученных субсидий по этим работам; сопоставление фактических данных с плановыми сведениями полученных субсидий, отражающих размер работ и расчёта; установление размера ущерба и проведение документальной проверки. 2. Способ хищения бюджетных средств путём завышения цены товаров и услуг, используемых для государственных нужд. Алгоритм действий по выявлению данных правонарушений включает анализ информации о производимых закупках государственными учреждениями; получение документов, отражающих ценообразование на товар, услуги; определение рыночной цены товара, услуги; организацию оценочного исследования (строительно-технического); документальное исследование и определение размера ущерба; изъятие документов, отражающих приобретение товара, услуги; опрос лиц, имеющих отношение к проведению конкурсов, заключению договоров, и представителей организаций, проигравших в конкурсе на поставку товаров. 3. Приобретение товарно-материальных ценностей для личного пользования руководителя за счёт средств государственной компании. Алгоритм действий по выявлению данных правонарушений включает инвентаризацию имущества, приобретённого государственной компанией; опрос материально-ответственных лиц с целью документирования местонахождения и фактического использования имущества в личных целях руководителя. 4. Личные поездки за счёт средств государственной компании под видом служебных командировок. Алгоритм действий по выявлению данных правонарушений включает анализ информации о выезде топ-менеджеров компании за границу; получение сведений из бухгалтерии, отражающих основание выезда и отчёты по израсходованным денежным средствам; получение в государственной компании информации о результатах командировки, каким способом они используются в деятельности; установление фактов проведения мероприятия, послуживших целью командировок; опрос лиц, обладающих информацией о финансировании командировок, анализ отчётов об использовании денежных средств. 5. Хищение бюджетных средств, связанных с выплатой заработной платы в государственных учреждениях лицам, фактически не выполняющим работу («мёртвые души»). Алгоритм действий по выявлению данных правонарушений включает получение базы данных о работниках учреждения; проверку работников, находящихся в родственных отношениях с руководителями учреждения; установление фактов формального трудоустройства; получение документов, отражающих заключение трудовых договоров; опрос лиц, возможно причастных к совершению правонарушения, и установление размера ущерба; проведение документального исследования [4]. Статистическое исследование размеров и структуры уголовных деяний коррупционных преступлений в бюджетной сфере на примере Рязанской области (табл. 1) в соответствии с Уголовным Кодексом (УК) Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ [6] позволило определить следующие характерные виды преступлений: - мошенничество (ст. 159 УК РФ); - злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); - превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ); - незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); - получение взятки (ст. 290 УК РФ). Таблица 1 Преступления в бюджетной сфере (Рязанская область) Годы Статьи УК РФ 159, ч. 3 159, ч. 4 285, ч. 1 285, ч. 2 286, ч. 1 286, ч. 2 289 290, ч. 2 290, ч. 3 290, ч. 5, пункт а 290, ч. 5, пункт б 290, ч. 5, пункт в 290, ч. 6 2013 - + - - - - - - - - - - - 2014 + + - - - + - - - - + + + 2015 + + - - - - - + - + - - + 2016 - - + - - - + - + - - + + 2017 + + + + + - - + - - - - + Мошенничества в бюджетной сфере, совершаемые на территории Рязанской области, были связаны, как правило, с незаконной регистрацией земельных участков с участием представителей органов власти муниципальных образований, искажением статистических данных о численности населения с целью установления более высокого должностного оклада главе администрации, а также нецелевым использованием бюджетных средств. Факты злоупотребления должностными полномочиями усматривались в безвозмездной передаче муниципального имущества главой муниципального образования в аренду по заниженной стоимости. Незаконное участие в предпринимательской деятельности было зафиксировано со стороны главы администрации муниципального образования при создании подконтрольного ему юридического лица - коммерческой организации, участии в её управлении и покровительстве. Превышением должностных полномочий сопровождались факты изготовления документов, содержащих заведомо ложные сведения. Взяткополучателями стали гражданские и служащие органов власти региона, органов местного самоуправления, сотрудники высших образовательных учреждений. Объектами взяточничества выявлены: - беспрепятственное рассмотрение рабочих документов; - выделение субсидий из бюджета; - незаконное внесение изменений в технические условия строительной документации; - покровительство по службе должностных лиц; - общее покровительство и защита интересов отдельных организаций; - выставление положительных оценок на экзамене и т. д. При этом наиболее распространёнными преступлениями за период 2013-2017 гг. признаны мошенничества в предпринимательской деятельности, мошенничества, совершаемые с использованием электронных средств платежа, получение взятки в особо крупном размере. В период с 2014 г. материальный ущерб от бюджетной преступности вырос более чем в два раза - с 16,4 до 34 млн руб. (табл. 2). Таблица 2 Динамика объёма бюджетных преступлений в Рязанской области* Статьи УК РФ 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. тыс. руб. % тыс. руб. % тыс. руб. % тыс. руб. % тыс. руб. % 159, ч. 3 - - 9 649 0,1 834 427,64 4,9 - - 6 472 680 19,0 159, ч. 4 480 000 100 9 969 514 60,9 12 207 263 71,6 - - 8 422 177 24,8 285, ч. 1 - - - - - - 10 000 000 59,2 0 0 285, ч. 2 - - - - - - - - 12 708 834 37,4 286, ч. 1 - - - - - - - - 0 0 286, ч. 2 - - 0 0 - - - - 289 - - - - 0 0 - - - - 290, ч. 2 - - - - 30 000 0,2 - - 218 780 0,6 290, ч. 3 - - - - - - 29 000 0,2 - - 290, ч. 5, пункт а - - - - 600 000 3,5 - - - - 290, ч. 5, пункт б - - 56 000 0,3 - - - - - - 290, ч. 5, пункт в - - 2 037 164 12,4 - - 2 393 233 14,2 194 622 0,6 290, ч. 6 - - 4 305 700 26,3 3 380 000 19,8 4 461 613 26,4 5 960 453 17,5 Итого в бюджетной сфере 480 000 100 16 378 027 100 17 051 690,6 100 16 883 846 100 33 977 546 100 * Составлено по [7]. Исходя из размера экономического ущерба, наибольшую опасность представляют преступления, квалифицируемые по ст. 159, ч. 4; 285, ч. 1, 2; 290, ч. 6 УК РФ [6]. Доля данных преступлений в соответствии с их совокупной материальной составляющей в общем объёме в бюджетной сфере ежегодно составляет около 80-90 % (рис. 1). Рис. 1. Структура бюджетных преступлений в Рязанской области [7] Необходимо отметить, что на фоне увеличения размера бюджетных преступлений в абсолютном выражении происходит сокращение их удельного веса в общем объёме экономических преступлений в регионе (рис. 2). Рис. 2. Доля преступлений в бюджетной сфере от общего объёма экономических преступлений в Рязанской области Показатели оценки состояния коррупции, применяемые в международной практике В международной практике при оценке уровня коррупционных хищений в стране принято использовать следующие абсолютные и относительные показатели: 1. Коррупционный оборот; 2. Индекс восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index - CPI); 3. Индекс непрозрачности национальной экономики (PricewaterhouseCoopers); 4. Индекс экономической свободы (Index of Economic Freedom). Коррупционный оборот - это показатель, который складывается из сумм, уплаченных, полученных в качестве взятки населением страны за определённый период времени. Объём коррупционного оборота вычисляется на основе метода экспертных оценок по формуле где М - объём коррупционного оборота; Р - численность взрослого населения, занятого в государственном секторе экономики; q - оценка доли дающих; и - интенсивность взяток в среднем за год на одного гражданина, пересчитанная на всё взрослое население; b - средний размер взятки. За 2018 г. среднегодовой размер взятки в РФ составил 609 тыс. руб., или 9 360 долл. США [8]. Размеры коррупционного оборота в России шокируют. Согласно предоставленным данным фонда ИНДЕМ и информационного агентства «Интерфакс», ежегодно он составляет около 323 млрд долл., что практически равно 54 % ВВП страны [9]. Индекс восприятия коррупции (англ. CPI) - субъективный показатель, формирующий оценку уровня восприятия коррупции аналитиками и предпринимателями; составляется международной неправительственной организацией Transparency International ежегодно с 1995 г. Индекс основывается на нескольких независимых опросах (не менее трёх), в которых принимают участие международные финансовые и правозащитные эксперты, в том числе из Азиатского и Африканского банков развития, Всемирного банка и американской организации Freedom House. Индекс представляет собой шкалу от 0 (максимальный уровень коррупции) до 100 (минимизация коррупции). Показатели, включаемые в индекс, условно можно разделить: - на коррупционный оборот; - среднегодовой размер взятки; - долю коррупционных сделок в государственных расходах; - количество выявленных коррупционных преступлений в реальном секторе экономики; - интенсивность коррупционных нарушений (в органах государственной власти); - коррупционную виктимность (количество вымогательств взятки в отношении бизнеса); - прочие показатели (всего 12). В 2018 г. Россия получила 29 баллов по индексу CPI (138 место из 180 стран) [3]. Индекс непрозрачности национальной экономики (PricewaterhouseCoopers) учитывает пять факторов, присущих экономике и политике исследуемой страны и определяющих её инвестиционный климат и стоимость капитала в ней. Это правовая защита бизнеса, макроэкономическая политика, корпоративная отчётность, коррупция и государственное регулирование. Данные по каждой стране формируются на основе опроса минимум двадцати финансовых директоров ведущих корпораций, пяти глав банков или ассоциаций банков, трёх аналитиков по акциям и пяти аудиторов PwC. На основе их оценок каждого из пяти факторов и формируется индекс. Худшая оценка - 150 баллов, а если респондент уверен, что всё обстоит как нельзя лучше, он может поставить ноль. Предполагается, что чем больше баллов наберёт страна, тем сложнее и дороже вести в ней бизнес. На основе оценок экспертов в PwC рассчитывают «налоговый эквивалент непрозрачности» - это неустранимые издержки ведения дел, которые авторы индекса сравнивают с налогом на прибыль: чем труднее вести дела, тем выше неформальный налог на прибыль от вложений. Непрозрачность влияет и на цену внешних заимствований для резидентов. Общий индекс непрозрачности России равен 84 баллам, наш налоговый эквивалент равнозначен налогу на прибыль в 43 %, а стоимость внешних заимствований для компаний - 1 225 базовых пунктов [10]. Индекс экономической свободы (Index of Economic Freedom) - это комбинированный показатель, оценивающий уровень экономической свободы в странах мира. Выпускается американским исследовательским центром «Фонд наследия» (The Heritage Foundation) совместно с газетой The Wall Street Journal. Эксперты Фонда определяют экономическую свободу как отсутствие правительственного вмешательства, создания административных, коррупционных и иных барьеров или воспрепятствования производству, распределению и потреблению товаров и услуг, за исключением необходимой гражданам защиты и поддержки свободы как таковой. Анализ экономической свободы проводится ежегодно, начиная с 1995 г. Индекс экономической свободы рассчитывается по среднему арифметическому десяти контрольных показателей: 1. Право собственности; 2. Свобода от коррупции; 3. Фискальная свобода; 4. Участие правительства; 5. Свобода предпринимательства; 6. Свобода труда; 7. Монетарная свобода; 8. Свобода торговли; 9. Свобода инвестиций; 10. Финансовая свобода. По каждому показателю странам выставляется оценка в баллах - от 0 до 100. Чем больше баллов, тем более высоко оценивается уровень экономической свободы в стране по данному критерию. При итоговом расчёте индекса показатели суммируются. Таким образом, в «абсолютно свободной» экономике в итоге должно получиться 100 баллов, а где свободы нет в принципе, соответственно, 0. Все страны мира, представленные в итоговом отчёте, разделены на пять условных групп в соответствии со своим рейтингом: 1. Страны со свободной экономикой (набравшие более 80 баллов из 100 возможных); 2. Страны с преимущественно свободной экономикой (набравшие от 70 до 80 баллов); 3. Страны с умеренно свободной экономикой (набравшие от 60 до 70 баллов); 4. Страны с преимущественно несвободной экономикой (набравшие от 50 до 60 баллов); 5. Страны с несвободной экономикой (набравшие менее 50 баллов). По Индексу экономической свободы (Index of Economic Freedom) в 2018 г. Россия находилась на 107-й позиции (58,2 пунктов) [11]. Показатели состояния коррупции в России - это абсолютные и относительные показатели, характеризующие объём, интенсивность, структуру, динамику и территориальное распределение коррупционных правонарушений и лиц, их совершивших. Первый из таких показателей - специальный индекс коррупционной поражённости - отношение числа служащих, выявленных в течение определённого периода в связи с совершением коррупционных правонарушений, к общему числу служащих таких служб, органа или подразделения аппарата управления. Второй показатель - коэффициент коррупционной поражённости - число коррупционных правонарушений в течение определённого периода на определённой территории в расчёте на 10 тыс. населения, проживающего на данной территории. Третий показатель - коррупционная виктимность - число физических и юридических лиц, подвергшихся в истекший период вымогательству со стороны служащих государственных или негосударственных организаций. Общий индекс коррупционной поражённости органов власти может рассчитываться как отношение числа служащих, выявленных в течение определённого периода в связи с совершением коррупционных правонарушений, к общему числу служащих аппарата органа или органов власти. В международной практике анализ коррупционной преступности осуществляется путём использования нескольких криминологических методов: - метода анализа статистических данных, сравнительного анализа взаимосвязанных показателей; - метода экспертных оценок; - метода опроса населения и выявления особенностей общественного мнения (анализ опроса населения и бизнеса); - изучения косвенных данных, свидетельствующих о возможном совершении преступления коррупционной направленности. Заключение В результате исследования нами могут быть сделаны следующие выводы. Во-первых, коррупционными преступлениями в государственном секторе экономики Рязанской области выступают мошенничество (ст. 159 УК РФ); злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); получение взятки (ст. 290 УК РФ). Во-вторых, ни один из приведённых методов оценки коррупционных хищений в экономике, взятый в отдельности, не может дать адекватного (полного) представления о масштабах и структуре коррупционной преступности и, соответственно, её латентной части. Как отмечают многочисленные исследователи в данной области [12-16], обязательным элементом криминологической характеристики коррупционной преступности в государственном секторе экономики выступает её высочайшая латентность. Для определения уровня латентности той или иной разновидности преступлений используются различные методы, однако чаще в этих целях применяют метод экспертных оценок, а также специальные индексы. В-третьих, маскировка преступных схем в сфере финансово-бюджетных правоотношений под гражданско-правовые значительно затрудняет уголовно-правовую квалификацию представленных деяний, в связи с этим имеется объективная необходимость подготовки комплекса специальных мер предупреждения таких преступлений, реализуемых по следующим направлениям: - усиление взаимодействия правоохранительных и контрольных органов; - усиление государственного контроля в финансово-бюджетной сфере; - определение задачи по предупреждению, выявлению и пресечению преступлений в финансово-бюджетной сфере в качестве приоритетной для правоохранительных и контролирующих органов; - повышение ответственности должностных лиц в финансово-бюджетной сфере, устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений; - совершенствование законодательства, регулирующего деятельность в финансово-бюджетной сфере, в том числе в области государственных закупок.
References

1. Gadzhiev N. G. Ekspertno-revizionnaya deyatel'nost' kak faktor obespecheniya bezopasnosti ekonomiki // Finansovaya ekonomika. 2018. № 6. Ch. 13. S. 1547-1550.

2. Gadzhiev N. G., Gadzhiev M. N. Vedomstvennyy kontrol' zakupochnyh processov kak instrument obespecheniya ekonomicheskoy bezopasnosti byudzhetnyh uchrezhdeniy // Vestn. Astrahan. gos. tehn. un-ta. Ser.: Ekonomika. 2018. № 4. S. 17-25.

3. Indeks vospriyatiya korrupcii - 2018. URL: https://transparency.org.ru/research/v-rossii/rossiya-v-indekse-vospriyatiya-korruptsii-2018-28-ballov-iz-100-i-138-mesto.html (data obrascheniya: 13.03.2019).

4. Ivlichev P. S., Konovalenko S. A., Kornilovich R. A., Trofimov M. N., Harada G. I. Metodicheskie aspekty vyyavleniya i dokumentirovaniya pravonarusheniy s byudzhetnymi sredstvami v sisteme finansovogo kontrolya // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2018. № 11 (100). S. 1144-1150.

5. Konovalenko S. A. Soderzhanie i klassifikaciya osnovnyh istochnikov dokumental'noy informacii, ispol'zuemoy dlya vyyavleniya ekonomicheskih pravonarusheniy // Social'no-ekonomicheskie i pravovye mery bor'by s pravonarusheniyami: tez. nauch.-prakt. konf. (Ryazan', 26 aprelya 2016 g.). M.: Izd-vo MosU MVD Rossii im. V. Ya. Kikotya, 2016. S. 50-61.

6. Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federacii ot 13.06.1996 № 63-FZ. URL: http://logos-pravo.ru/ugolovnyy-kodeks-rf-uk-rf (data obrascheniya: 24.03.2019).

7. Ivanov P. I., Kornilovich R. A., Lobanov M. A., Rebrov A. A., Konovalenko S. A., Bulateckiy A. S. Bor'ba s ekonomicheskimi prestupleniyami v neftegazovom komplekse. Ryazan': Izd-vo Ryazan. fil. MosU MVD Rossii im. V. Ya. Kikotya, 2017. S. 145.

8. Genprokuratura rasschitala sredniy razmer vzyatki v Rossii v 2018 godu. URL: https://www.rbc.ru/society/18/12/2018/5c18cf2e9a79471a4d084c63 (data obrascheniya: 18.12.2018).

9. Sredniy razmer vzyatki vyros v Rossii za god pochti v tri raza. URL: http://www.interfax.ru/russia/464512 (data obrascheniya: 03.09.2018).

10. Sokolova O. S. K voprosu ob indikatorah korrupcii v sisteme gosudarstvennoy i municipal'noy sluzhby // Administrativnoe i municipal'noe pravo. 2015. № 12. S. 1287-1291.

11. Indeks ekonomicheskoy svobody stran mira. URL: https://nonews.co/directory/lists/countries/ economic-freedom (data obrascheniya: 13.02.2019).

12. Konovalenko S. A. Analiz prestupleniy ekonomicheskoy napravlennosti v Ryazanskoy oblasti: sostoyanie i prognozy // Ugolovno-ispolnitel'naya politika i voprosy ispolneniya ugolovnyh nakazaniy: sb. materialov Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (Ryazan', 24-25 noyabrya 2016 g.). Ryazan': Izd-vo Akademii FSIN Rossii, 2016. S. 1049-1056.

13. Konovalenko S. A., Harada G. I. Analiz vyyavlyaemyh oshibok i narusheniy v pervichnyh uchetnyh dokumentah byudzhetnyh i kazennyh uchrezhdeniy // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2018. № 10 (99). S. 1134-1137.

14. Kornilovich R. A., Konovalenko S. A., Trofimov M. N. Osobennosti formirovaniya dokazatel'noy bazy po ekonomicheskim prestupleniyam, svyazannym s dvizheniem denezhnyh sredstv i raschetov // Organy pravoporyadka: proshloe i nastoyaschee: materialy vnutrivuz. krugl. stola (Ryazan', 06 fevralya 2018 g.). Ryazan': Izd-vo Ryazan. fil. MosU MVD Rossii im. V. Ya. Kikotya, 2018. S. 49-54.

15. Evlanova O. A., Iliy S. K., Koimshidi G. F., Krasnikova E. V., Shekk E. A. Sostoyanie korrupcionnoy prestupnosti v Rossiyskoy Federacii v 2015 g. // Bezopasnost' biznesa. 2016. № 3. S. 40-50.

16. Trofimov M. N., Konovalenko S. A. Soderzhanie i struktura analiticheskih materialov, rekomenduemyh dlya analiza dokumental'noy informacii, issleduemoy na nalichie priznakov ekonomicheskih pravonarusheniy // Social'no-ekonomicheskie i pravovye mery bor'by s pravonarusheniyami: sb. tr. konf. (Ryazan', 28 aprelya 2016 g.). M.: Izd-vo MosU MVD Rossii im. V. Ya. Kikotya, 2016. S. 65-70.