INNOVATIVE ASPECTS IN DIAGNOSTICS OF MATURITY DEGREE OF HYBRIDS STERLET × BELUGA (ACIPENSER RUTHENUS LINNAEUS, 1758 × HUSO HUSO LINNAEUS, 1758) GROWN UP IN THE RECIRCULATING SYSTEM
Abstract and keywords
Abstract (English):
The methods of visual and tool assessment of the sturgeon reproductive system condition are generally applied in the contemporary diagnostics of the maturity degree of sturgeon breeders. These methods are insufficiently effective and can lead to loss of fish-breeding production. The paper presents the data of the dynamics of the indicators of the protein, fatty, oxidizing and water-salt exchanges in the process of hybrid breeders’ maturation grown up in the recirculating system. The analysis of the long-term researches of water-salt exchange of sturgeon showed that natural maturing of gonads causes profound changes of regulation of metabolism of water and electrolytes. Carrying out hormone stimulation of maturing leads to insignificant decrease in osmolality of blood serum in comparison with its values of naturally spawning fishes. The concentrations of osmotically active agents in blood serum and urine of the studied breeders and the juvenile of the Russian sturgeon, beluga and hybrid sterlet × beluga were examined, as the main indicator for the subsequent development of the maturity test. As a result of the experimental works, it is shown that the mature females of the hybrid sterlet × beluga have almost twice higher concentration of osmotically active agents in urine at the II stage of maturity of gonads than the unmature individuals, while mature females at the IV stage of maturity of gonads differ in osmolality of urine from young and unmature fishes by 3 and 1.4 times respectively. The possibility of use of osmolality (salinity) of urine as the most technological diagnostic test of degree of a maturity of females of the hybrid sterlet × beluga is considered for the first time.

Keywords:
aquaculture, hybrid sterlet × beluga, recircular system, diagnostics, test, maturity, metabolism, physiology, salinity
Text
Publication text (PDF): Read Download

Введение Методы отбора «диких» производителей осетровых рыб на местах заготовки подробно изложены в соответствующих документах, методических пособиях и монографиях по рыбоводству [1, 2]. При отборе используются как морфологические признаки, так и специальные методы оценки функционального состояния репродуктивной системы самцов и самок осетровых рыб. Как в том, так и другом случае эти методы недостаточно эффективны по причине высокой степени неоднородности физиологического состояния рыб. В результате неточной диагностики манипуляции с производителями могут приводить к перезреванию рыб или индифферентному ответу на гипофизарную инъекцию. Особо актуальны проблемы оценки степени зрелости гонад у производителей осетровых, выращенных в установках замкнутого водоснабжения (УЗВ). В природных условиях динамика физиологических функций строго подчиняется сезонным изменениям параметров водной среды и колебаниям массы кормовых ресурсов. У производителей осетровых, содержащихся в УЗВ при постоянно высокой температуре воды и кормлении жирными кормами, происходит излишняя аккумуляция в гонадах липидных компонентов. Это препятствует их нормальному созреванию. Для изменения динамики обменных процессов в нужном направлении в УЗВ понижают температуру воды до 6 °С. В период «зимовки» активируется расход накопленных липидов и завершается созревание половых продуктов [3-6]. Вместе с тем, при любой рыбоводной технологии, отбор производителей представляет собой двухэтапный процесс, который начинается исключением из оборота рыб, неподходящих для воспроизводства, и завершается отбором производителей, способных положительно ответить на гормональную стимуляцию и дать качественные половые продукты. В период бонитировки помимо рыб, находящихся в III, III-IV и IV стадиях зрелости гонад (СЗГ), выделяют группы, имеющие начальные этапы формирования гонад и впервые созревающие. В современной градации СЗГ осетровых рыб наиболее информативной принято считать классификацию В. З. Трусова [7]. В международной практике используется шкала B. S. Conte с соавторами [8]. Шкала В. З. Трусова более дифференцирована по числу СЗГ (в частности, выделяются стадии II и IV). Это свидетельствует в пользу того, чтобы применять более тонкие биохимические методы тестирования стадий зрелости половых продуктов. В настоящее время в практике отбора производителей осетровых рыб используются такие методы, как биопсия, эндоскопия, инфракрасное сканирование, морфометрия и для завершающей диагностики степени зрелости их половых продуктов - биохимическое тестирование. Эти методы отличаются определенной степенью сложности применения и точности. Некоторые методы достаточно травматичны для рыб, например биопсия. Применение этого метода и последующий расчет индекса поляризации ооцитов возможны при тестировании только зрелых самок. Эндоскопический метод является более современным способом изучения гонад осетровых рыб [9]. Недостатком является то, что определение пола по внешнему виду гонад не даёт достоверного ответа о половой принадлежности особи, особенно на ранних стадиях развития. Достаточно информативным методом для исследования внутренних органов рыб, в том числе прижизненной диагностики степени зрелости половых продуктов, является ультразвуковое тестирование - УЗИ [10]. Описание структуры гонад осетровых в процессе созревания хорошо представлено в научных публикациях, а результаты их поэтапного анализа с помощью УЗИ - в практических руководствах [11, 12]. Для определения степени подготовленности рыб к нересту предлагаются и биохимические тесты. Одни из них характеризуют жировой, белковый, углеводный и окислительный обмен [13-15], другие - активность в крови таких половых гормонов, как тестостерон, 11-кетотестостерон и эстрадиол [16-20]. Гормональный метод почти не травмирует рыб, но достаточно трудоёмок, имеет высокую стоимость и требует определённой квалификации сотрудников рыбоводных предприятий. Индикатором активности окислительного обмена, который реагирует на смену этапов полового цикла, является гемоглобин [21-24]. Исследователи отмечают, что на начальных стадиях созревания гонад уровень гемоглобина в крови невысок. В период трофоплазматического роста его концентрация значительно возрастает, снижаясь на этапе завершения процесса созревания. Низкое содержание гемоглобина в крови у производителей в период активного формирования половых продуктов свидетельствует о нарушении процесса генеративного обмена. Эти рыбы или не реагируют на гормональное воздействие, или их икра не оплодотворяется. Важнейшим биохимическим показателем, характеризующим функциональное состояние рыб, является общий сывороточный белок [25, 26]. Наиболее высокая концентрация белка в крови наблюдается на III-IV СЗГ. По завершении процесса созревания его количество в сыворотке снижается. У осетровых, созревающих под влиянием гипофизарных инъекций, наблюдается умеренное снижение этого показателя в сравнении с естественно нерестующими рыбами. При низком уровне оплодотворения икры или индифферентности по отношению к гипофизарной инъекции концентрация белка в крови у самок осетровых достаточно высокая, что указывает на незавершенность процессов формирования гонад. У истощенных рыб содержание белка в крови патологически низкое [27]. В ходе нерестовой миграции содержание беталипопротеидов у осетровых рыб бывает значительно выше, чем в морской период жизни [28]. У рыб, не отвечающих на гипофизарную инъекцию, отмечается некоторое превышение этого липопротеида над его содержанием в крови нормально созревающих самок. Незрелые особи отличаются от рыб в период нерестовой миграции повышенным уровнем этого показателя. Характерным примером эффективности применения биохимических тестов в диагностике состояния зрелости половых продуктов осетровых рыб явилось изучение их динамики у диких производителей севрюги при их рыбоводном освоении. В 80-90-гг. XX в. наблюдались большие потери икры, низкая выживаемость личинок и молоди, получаемых от производителей севрюги, поступающих на рыбоводные заводы дельты Волги. По мнению ряда авторов, основной причиной этого явилась значительная физиологическая гетерогенность этих рыб. Одновременно выявлялось большое количество рыб с нарушениями генеративного обмена [29-34]. Изучение физиологического статуса самок севрюги до гормональной стимуляции показало, что на осетровые рыбоводные заводы поступали производители с различным функциональным состоянием. Так, у самок севрюги, окончательно завершивших процесс созревания с высокими показателями выклева личинок, в отличие от рыб из группы «недозревшие», закономерно понижался уровень белка, беталипопротеидов и гемоглобина в крови и повышалась скорость оседания эритроцитов (СОЭ). В то же время у производителей, использовавшихся для рыбоводных целей, снижение уровня обменных процессов было менее выражено, чем у рыб, нерестящихся в естественных условиях. Высокое содержание в крови белка и беталипопротеидов - явный признак незавершенности процесса оогенеза. Реакция этой группы рыб на гормональное воздействие была выражена слабо. Пониженный уровень гемоглобина при высоком сывороточном белке сигнализирует о нарушении процесса созревания ооцитов. У рыб с низким рыбоводным эффектом из группы «Перезревшие» интенсивность обменных процессов соответствует определенному этапу подготовки к нересту в естественных условиях, но уже не отвечает требованиям, необходимым для искусственного воспроизводства. Перезревшие рыбы с нулевым уровнем оплодотворения имели высокий уровень белка и патологически низкое содержание беталипопротеидов. Это свидетельствовало о необратимых изменениях физиолого-биохимических характеристик икры. Структурно-метаболическая деградация приводит к потере способности ооцитов оплодотворяться. Концентрация гемоглобина и белково-липидных компонентов крови ниже уровня, отмеченного у производителей севрюги, использованных для рыбоводных целей и давших высокий рыбоводный эффект, свидетельствует об истощении рыб. Низкий уровень накопления жира и белка в организме севрюг в море повлиял на депонирование трофических веществ в икре. По данным П. В. Баденко [35], чаще истощены молодые и тугорослые самки, личинки которых погибают при дальнейшем выращивании. По результатам исследований был сделан вывод о том, что полученные материалы позволяют говорить о возможности применения изученных физиологических тестов для прижизненного отбора физиологически полноценных самок севрюги при использовании на рыбоводных заводах диких производителей. Круглогодичное содержание производителей осетровых и их гибридов в УЗВ при высокой температуре и кормлении высокожирными кормами в определённой степени ещё более усложнило задачу прижизненной диагностики, степени их подготовленности к эффективному нересту обычными методами. Физиологические методы в этом случае представляются более надёжными. Вместе с тем, так же как и рассмотренные ранее методы прижизненной диагностики осетровых рыб, практическое применение биохимических тестов на рыбоводных хозяйствах ограничивается определённой травматичностью методов получения крови, отсутствием технических условий и недостаточной квалификацией сотрудников. В связи с этим продолжается поиск таких методов диагностики, основанных на фундаментальных знаниях физиологии осетровых рыб, которые обеспечили бы не только высокую эффективность тестирования производителей, но и их технологическую адаптивность к условиям рыбоводных хозяйств. Многолетними исследованиями механизмов водно-солевого обмена у осетровых рыб было показано, что естественное созревание гонад вызывает у осетровых рыб глубокие изменения регуляции метаболизма воды и электролитов [35, 36]. При гормональной стимуляции созревания осетровых рыб происходит некоторое снижение осмоляльности сыворотки крови в сравнении с ее значениями у естественно нерестующих рыб. Влияние гормонов на водно-солевой обмен заключается в задержке в организме рыб воды. На V СЗГ в фолликулах под ооцитами появляется значительное количество овариальной жидкости, которая в период полной овуляции обильно скапливается в полости тела. Материалы и методы исследований Исследования биохимического статуса осуществлялись на производителях (самки) русского осетра (Acipenser gueldenstaedtii Brandt, 1833) и белуги (Huso huso Linnaeus, 1758) из естественных популяций Каспийского моря, а также на производителях гибрида стерлядь × белуга (Acipenser ruthensis Linnaeus, 1758 × Huso huso Linnaeus, 1758) на научно-экспедиционной базе «Кагальник» Южного научного центра РАН. Функциональное состояние производителей русского осетра, белуги и стербела оценивали по содержанию в крови гемоглобина, общего сывороточного белка, общих липидов, холестерина, беталипопротеидов и СОЭ. В сыворотке крови и моче, для последующей разработки теста определения зрелости, определяли концентрацию осмотически активных веществ. Кровь брали прижизненным способом из хвостовой вены с использованием шприцов, мочу из мочеточников - с помощью пипетки и резиновой трубки. Осмоляльность сыворотки крови и мочи определяли криоскопическим методом на осмометре OSKR-1. Содержание сывороточного белка определяли на рефрактометре ИРФ-454Б2М. Концентрацию гемоглобина в крови определяли с помощью набора реактивов фирмы PLIVA-Lachema [37, 38]. Общий холестерин определяли с помощью набора реактивов фирмы «Ольвекс диагностикум» [39, 40], общие липиды - с помощью набора реактивов фирмы PLIVA-Lachema [41-43]. Сывороточные беталипопротеиды определяли с помощью набора реактивов фирмы «БИОТЕСТ-Erba-Lachema» [44]. Результаты экспериментов анализировали методами биологической статистики с помощью компьютерных программ. Результаты исследований Исследования биохимического статуса самок осетра, проведенные нами ранее, выявили 3 группы рыб с различным функциональным состоянием. Производители, отнесённые к группе «Истощенные», имели в крови низкий уровень таких биохимических субстратов, как сывороточный белок, альбумины, гемоглобин, общие липиды и холестерин. Одновременно у этих рыб отмечался повышенный уровень СОЭ (рис. 1). а б Осмоляльность икры, ммоль/кг Н2О Осмоляльность сыворотки крови, ммоль/кг Н2О Осмоляльность овариальной жидкости, ммоль/кг Н2О в г Рис. 1. Физиологические показатели самок русского осетра с различным функциональным состоянием У рыб, отнесённых к функциональной норме и к группе недозревших рыб, выявлен более высокий уровень сывороточного белка, гемоглобина, липидов и холестерина, чем у истощенных рыб. У недозревших рыб, по сравнению с нормально созревшими, преобладали общие липиды и холестерин, поскольку в период созревания идёт активный транспорт кровью липидов и белков. У истощённых рыб осмоляльность сыворотки крови оказалась достоверно ниже в сравнении с её значениями у недозревших и нормальных рыб. Это подтверждается и тем, что у этой группы рыб был достоверно ниже уровень сывороточного белка и одновременно повышенный уровень СОЭ. С точки зрения диагностики функционального состояния рыб интересен вывод о том, что у истощённых самок осетра осмоляльность полостной жидкости, как и сыворотки, оказалась достоверно ниже, чем у недозревших рыб. Этим подтверждаются данные некоторых авторов, согласно которым, при естественном созревании гонад и при гормональной стимуляции созревания осетровых рыб, выращенных в искусственных условиях, происходят глубокие изменения регуляции метаболизма воды и электролитов. Аналогичные тенденции динамики биохимических показателей у самок осетра выявлены и у самок белуги (рис. 2). а б СОЭ, мм/ч Осмоляльность овариальной жидкости, моль/кг Н2О в г Осмоляльность овариальной жидкости, моль/кг Н2О Рис. 2. Физиологические показатели самок белуги с различным функциональным состоянием Большую часть исследованных рыб составляли впервые нерестующие самки. Рыбы были представлены двумя функциональными группами: истощённые с низким уровнем сывороточного белка, альбуминов, гемоглобина, липидов и холестерина в крови и близкие к норме. По многим показателям различия между этими группами были статистически достоверными. У истощённых самок белуги, как и у осетра, осмоляльность овариальной жидкости оказалась достоверно ниже, чем у групп рыб близких к норме. Использование осмоляльности (солёности) овариальной жидкости для диагностики степени зрелости половых продуктов у самок осетровых рыб могло бы иметь для рыбоводной практики инновационное значение. Однако появление обильной жидкости в полости тела только после гормональной инъекции делает этот процесс менее доступным, чем, например, получение мочи. Задержка воды в организме осетровых рыб на завершающих этапах созревания половых продуктов должна была неизбежно привести к повышению осмоляльности (солёности) мочи. Исключительная доступность получения мочи у осетровых рыб практически на всех этапах жизненного цикла и нетравматичность этого метода дали основания начать разработку более эффективного и недорого теста для диагностики степени зрелости гонад у этих рыб, выращенных в УЗВ, и прежде всего их гибридов. Помимо изучения многолетней динамики генеративной функции, у производителей стербела на НЭБ «Кагальник» ЮНЦ РАН в период очередного количественного учёта и диагностики состояния их зрелости с помощью УЗИ, производился отбор проб крови и мочи для определения величины биохимических показателей на разных стадиях зрелости гонад. Функциональное состояние производителей и молоди стербела оценивали: по содержанию в крови гемоглобина, общего сывороточного белка, общих липидов, холестерина, беталипопротеидов и СОЭ. В сыворотке крови и моче, для последующей разработки теста по определению зрелости, устанавливали концентрацию осмотически активных веществ. Данные, анализируемые в процессе экспериментальной работы, позволили выявить различия практически по всем исследуемым биохимическим показателям у рыб с различной степенью зрелости половых продуктов (рис. 3). Неспецифический физиологический показатель - СОЭ - проявил закономерную тенденцию к увеличению в процессе созревания рыб. Известно, что у разновозрастных осетровых, ранее исследованных в море, активность гемоглобина была значительно ниже, чем у рыб, мигрирующих на нерест в р. Волгу. У производителей гибрида стерлядь × белуга в УЗВ, находящихся на начальных этапах созревания и завершивших этот этап, концентрация гемоглобина соответствовала его уровню у рыб в море. Вероятно, рыбам, содержащимся в УЗВ и не совершающим нерестовые миграции, нет необходимости вырабатывать дополнительную энергию, и это есть специфика их энергетического обмена. Динамика других биохимических субстратов, которые участвуют в формировании половых продуктов, аналогична той, которая наблюдается у рыб, созревающих в естественной среде. Например, количество сывороточного белка в период формирования половых продуктов достоверно увеличивалось от II до IV СЗГ. Уровень холестерина в крови также имел положительную динамику, увеличиваясь у созревающих рыб. Однако его концентрация в крови заметно превышала её величину у естественно нерестующих рыб, что связано, вероятно, со спецификой питания рыб, выращиваемых в УЗВ. В процессе созревания гонад идёт закономерное увеличение количества беталипопротеидов, транспортируемых кровью. Вместе с тем, несмотря на IV СЗГ, по многим показателям половозрелые самки были ещё относительно далеки от этапа окончательного созревания. У рыб, готовых к гормональной стимуляции, должен был снизиться уровень общего белка, беталипопротеидов и холестерина. Уровень липидов в крови у всех групп рыб, выращенных в УЗВ, был значительно выше, чем у рыб, выловленных в естественной среде. Вероятно, его динамика определяется в первую очередь качественной структурой пищевых компонентов и температурными условиями содержания. Содержание липидов в крови у рыб, выращенных в УЗВ, не проявило себя как диагностический тест на созревание. Холестерин, ммоль/л β-липопротеиды Общие липиды, г/л Общий белок, г/л а б Гемоглобин, г/л в г Рис. 3. Физиолого-биохимические показатели самок стербела различной степени зрелости половых продуктов Наиболее показательным и технологически доступным для диагностики этапов формирования половых продуктов оказался уровень осмоляльности (солёности) мочи. У половозрелых самок на II стадии гонад концентрация осмотически активных веществ в моче была почти в 2 раза выше, чем у неполовозрелых (молодых) рыб. Созревшие рыбы отличались по осмоляльности мочи от молодых и незрелых взрослых рыб соответственно в 3 и 1,4 раза. Различия оказались статистически достоверными. Таким образом, осмоляльность крови оказалась достаточно консервативным физиологическим показателем и не может применяться как диагностический тест (рис. 4). Осмоляльность сыворотки крови, моль/кг Н2О Осмоляльность мочи, моль/кг Н2О Соленость сыворотки крови, г/л Соленость мочи, г/л Рис. 4. Динамика осмоляльности (солености) сыворотки крови и мочи самок стербела различной степени зрелости половых продуктов Таким образом, осмоляльность крови оказалась достаточно консервативным физиологическим показателем и не может применяться как диагностический тест. Заключение В период предварительных исследований на диких производителях осетра и белуги было подтверждено мнение о том, что водно-солевой обмен тесно связан с процессом созревания рыб и показатели, характеризующие его, могут быть использованы для разработки более технологичных методов прижизненной диагностики степени подготовленности производителей рыб к нересту в искусственных условиях. Исследования гибрида стерлядь × белуга выявили, что наиболее показательным и технологичным может быть тест на осмоляльность мочи. Благодаря относительной простоте и нетравматичности метода получения мочи, потенциальным возможностям его технологического совершенствования в направлении определения солёности, этот метод может стать востребованным среди рыбоводов как для отбора производителей при формировании маточных стад, так и для функциональной диагностики производителей на конечных этапах созревания.
References

1. Ponomarev S. V. Osetrovodstvo na intensivnoy osnove / S. V. Ponomarev, D. I. Ivanov. M.: Kolos, 2009. 312 s.

2. Pron'kin V. I. Ispol'zovanie schupovyh prob dlya ocenki stepeni zrelosti proizvoditeley osetrovyh / V. I. Pron'kin // Vestn. Leningrad. gos. un-ta. Ser.: Biologiya. 1988. № 6. S. 53-65.

3. Metallov G. F. Fiziologo-biohimicheskie aspekty ocenki rybovodnogo «kachestva» samok sevryugi Acipenser stellatus (Pall.) / G. F. Metallov, P. P. Geraskin, V. P. Aksenov // Rybnoe hozyaystvo. Ser.: Akvakul'tura. M.: VNIERH, 1997. S. 4-14.

4. Ponomarev S. V. Tehnologiya soderzhaniya i kormleniya raznovozrastnyh osetrovyh ryb pri nizkoy temperature vody (teoreticheskie i prakticheskie osnovy) / S. V. Ponomarev, V. G. Chipinov, E. N. Ponomareva, G. M. Chipinova, V. E. Dubov, D. N. Syrbulov. Astrahan': Al'fa-Ast, 2005. 20 s.

5. Ponomareva E. N. Tehnologii sohraneniya i racional'nogo ispol'zovaniya morskih biologicheskih resursov v pribrezhnyh zonah: Nauchno-prakticheskie rekomendacii / E. N. Ponomareva, V. A. Grigor'ev, M. N. Sorokina, A. A. Korchunov, A. V. Hramova. Rostov n/D: Izd-vo Yuzhnogo nauch. centra RAN, 2010. 58 s.

6. Chebanov M. S. Rukovodstvo po iskusstvennomu vosproizvodstvu osetrovyh ryb. Tehnicheskiy doklad FAO po rybnomu hozyaystvu / M. S. Chebanov, E. V. Galich. Ankara, 2013. 371 s.

7. Trusov V. Z. Metod opredeleniya stepeni zrelosti polovyh zhelez samok osetrovyh / V. Z. Trusov // Rybnoe hozyaystvo. 1964. № 1. S. 26-28.

8. Conte F. S. Hatchery manual for the white sturgeon Acipenser transmontanus Richardson with application to other north American Acipenseridae / F. S. Conte, S. I. Doroshov, P. B. Lutes, E. M. Strange. Oakland, University of California, Division of Agriculture and Natural Resources, 1988. 104 p.

9. Ortenburger A. I. Nonsurgical videolaparoscopy for determination of reproductive status of the arctic charr / A. I. Ortenburger, M. E. Jansen, S. K. Whyte // Canadian Veterinary Journal. 1996. N 37. P. 96-100.

10. Pal'mer P. E. Rukovodstvo po ul'trazvukovoy diagnostike / P. E. Pal'mer, B. C. Breyer, S. A. Vruguero, H. A. Garbi, B. B. Goldberg, F. E. Tan, M. V. Vachira, F. S. Veill. Zheneva: Vsemir. org. zdravoohran., 2000. 334 s.

11. Zubova S. E. Sroki differencirovki gonad i sootnoshenie samcov i samok u molodi volzhskoy sterlyadi / S. E. Zubova // Voprosy ihtiologii. 1971. № 11 (3). S. 524-526.

12. Persov G. M. Differencirovka pola u ryb / G. M. Persov. SPb.: LGU, 1975. 148 s.

13. Korotenko A. V. Samki russkogo osetra s razlichnymi fiziologo-rybovodnymi harakteristikami / A. V. Korotenko // Estestvennye nauki. 2011. № 1 (34). S. 157-161.

14. Kychanov V. M. Biologicheskie testy v vosproizvodstve cennyh vidov ryb / V. M. Kychanov. Astrahan': KaspNIRH, 2003. 162 s.

15. Kychanov V. M. Teoreticheskie osnovy rybovodnoy fiziologii / V. M. Kychanov // Osetrovye na rubezhe XXI veka: materialy Mezhdunar. konf. 2002. S. 257-259.

16. Ahundov M. M. Plastichnost' differencirovki pola u osetrovyh ryb / M. M. Ahundov. Baku: Elm, 1997. 200 s.

17. Semenkova T. B. Ispol'zovanie analiza soderzhaniya polovyh steroidnyh gormonov dlya rannego opredeleniya pola u osetrovyh / T. B. Semenkova, L. V. Bayunova, N. N. Kolmakov, I. A. Barannikova // Akvakul'tura osetrovyh ryb: dostizheniya i perspektivy razvitiya. IV Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M.: VNIRO, 2006. S. 124-126.

18. Barannikova I. A. Gormonal'naya regulyaciya reproduktivnoy funkcii u osetrovyh i biotehnika stimulyacii sozrevaniya proizvoditeley v osetrovodstve / I. A. Barannikova, A. A. Boev, O. S. Bukovskaya, N. A. Efimova // Biologicheskie osnovy osetrovodstva. 1983. S. 22-42.

19. Fadeeva T. A. Harakteristika sostoyaniya polovyh zhelez i gonadotropnoy funkcii gipofiza samok russkogo osetra i sevryugi v morskoy period zhizni / T. A. Fadeeva, O. S. Bukovskaya // Ekologicheskaya fiziologiya i biohimiya ryb. VI Vsesoyuz. konf.: tez. dokl. 1985. S. 438-440.

20. Lu X. Distinguishing ovarian maturity of farmed white sturgeon (Acipenser transmontanus) by Fourier transform infrared spectroscopy: a potential tool for caviar production management / X. Lu, M. Webb, M. Talbott, J. Van Eenennaam, A. Palumbo, J. Lunares-Casensve, S. Doroshov // Journal of Agricultural and food Chemistry. 2010. 58 (7). P. 4056-4064.

21. Geraskin P. P. Gemoglobin i oksigemoglobin krovi osetrovyh Volgi i Urala / P. P. Geraskin // Tez. dokl. otchet. sessii CNIORH. Baku, 1967. S. 19.

22. Malysheva G. I. Fiziologicheskaya ocenka proizvoditeley sevryugi po pokazatelyam krovi v svyazi s estestvennym nerestom i gipofizarnoy in'ekciey / G. I. Malysheva // Osetrovye SSSR i ih vosproizvodstvo. 1967. S. 216-221.

23. Somkina N. V. Nekotorye fiziologicheskie pokazateli sostoyaniya osetrovyh ryb v morskoy period zhizni / N. V. Somkina // Tez. dokl. otchet. sessii CNIORH. 1974. 145 s.

24. Dorosheva G. N. Dinamika nekotoryh pokazateley obmena veschestv osetrovyh v processe nerestovoy migracii / G. N. Dorosheva, V. N. Schigel'skaya // Osetrovoe hozyaystvo vnutrennih vodoemov SSSR. 1979. 71 s.

25. Badenko L. V. O vliyanii fiziologicheskogo sostoyaniya samok sevryugi na kachestvo ikry i potomstvo / L. V. Badenko, L. F. Golovanenko, S. D. Grudanova // Tr. CNIORH. 1972. T. IV. S. 191-199.

26. Badenko L. V. Otbor samok belugi i sevryugi r. Dona v rybovodnyh celyah / L. V. Badenko // Razrabotka biologicheskih osnov i biotehniki razvitiya osetrovogo hozyaystva v vodoemah SSSR. 1969. S. 13-18.

27. Dubinin V. I. Gematologicheskaya harakteristika samok ozimoy rasy russkogo osetra s dolevoy i total'noy rezorbciey ikry / V. I. Dubinin // Ekologicheskaya fiziologiya i biohimiya ryb. 1979. T. 2. S. 86-87.

28. Subbotkin M. F. Koncentraciya syvorotochnyh beta-lipoproteidov u kaspiyskih osetrovyh v morskoy i rechnoy periody zhizni / M. F. Subbotkin // Osetrovoe hozyaystvo vnutrennih vodoemov SSSR. 1979. 253 s.

29. Geraskin P. P. Fiziologo-biohimicheskaya harakteristika samok sevryugi, ispol'zuemyh dlya iskusstvennogo vosproizvodstva / P. P. Geraskin, G. F. Metallov, V. P. Aksenov // Osetrovoe hozyaystvo vodoemov SSSR. 1984. S. 81-82.

30. Metallov G. F. Fiziologo-biohimicheskaya ocenka reakcii samok sevryugi na gipofizarnuyu in'ekciyu / G. F. Metallov, P. P. Geraskin, V. P. Aksenov, N. V. Arutyunova, E. Yu. Vasil'eva // Ekologicheskaya fiziologiya i biohimiya ryb. 1985. S. 153.

31. Arutyunova N. V. Raznokachestvennost' samok sevryugi po sootnosheniyu lipidnyh komponentov oocitov v period nerestovoy migracii / N. V. Arutyunova // Formirovanie zapasov osetrovyh v usloviyah kompleksnogo ispol'zovaniya vodnyh resursov. 1986. S. 21-23.

32. Sheluhin G. K. Analiz funkcional'noy raznokachestvennosti osetrovyh v prednerestovyy period kak forma kontrolya «stepeni blagopoluchiya» sostoyaniya populyacii / G. K. Sheluhin, N. V. Arutyunova, V. P. Aksenov, E. Yu. Vasil'eva, N. V. Bal' // Pervyy simpozium po ekologicheskoy biohimii. 1987. S. 217-219.

33. Romanov A. A. Narushenie gonado- i gametogeneza osetrovyh Kaspiyskogo morya / A. A. Romanov, N. N. Sheveleva, Yu. V. Altuf'ev // Fiziologo-biohimicheskiy status Volgo-Kaspiyskih osetrovyh v norme i pri rassloenii myshechnoy tkani (kumulyativnyy toksikoz). 1990. S. 92-97.

34. Metallov G. F. Fiziologo-biohimicheskie mehanizmy ekologo-adaptacionnoy plastichnosti osmoreguliruyuschey sistemy osetrovyh ryb / G. F. Metallov, S. V. Ponomarev, V. P. Aksenov, P. P. Geraskin. Astrahan': Izd-vo AGTU, 2010. 192 s.

35. Badenko L. V. Otbor samok belugi i sevryugi r. Dona v rybovodnyh celyah / L. V. Badenko // Razrabotka biologicheskih osnov i biotehniki razvitiya osetrovogo hozyaystva v vodoemah SSSR. Astrahan', 1969. S. 13-18.

36. Magnin E. Recherches sur la istematiqeu et la biologie de acipenserides (A. sturio, A. oxyrhynchus, A. fulvescens / E. Magnin // Ann. Stat. Centr. Hydrob. 1962. N 9. P. 170-242.

37. Van Kampen E. J. Standardization of hemoglobinometry. II. The hemoglobincyanide method / E. J. Van Kampen, W. G. Zijlstra // Clin. Chim. Acta. 1961. Vol. 6. R. 538-545.

38. Chromy V., Valickova M., Hule V., Babjuk J. S. // Z. Med. Labor.-Diagn. 1977. 18. 106.

39. Trinder P. Determination of glucose in blood using glucose oxidase with an alternative oxygen acceptor / P. Trinder // Ann. Clin. Biochem. 1969. Vol. 6. P. 24-27.

40. Fishbach F. A manual of laboratory diagnostic tests / F. Fishbach, M. Dunning. 7th ed. Lippincott Williams & Wilkins, 2004. 1291 p.

41. Zolner N. Über die quantitave Bestimmung von Lipoiden (micromethode mittels die vieles naturlischen Lipoiden allen Bekannten plasmolipoiden) gemeinsamen sulfophosphovanilin-reaction / N. Zolner, K. Z.Kirch // Zeitschrift für die gesamte experimentelle Medicin. 1962. Vol. 135, no. 6. R. 545-561.

42. Knight J. Chemical basis of the sulfo-phospho-vanillin reaction for estimating total serum lipids / J. Knight, S. Anderson, J. Rawle // Clin Chem. 1972. Vol. 18. R. 199- 202.

43. Chromy V., Kukla R., Hormakova M., Malimankova A., Belusa J. // Diagnstic Laboratory. 1975. 11. 231.

44. Burstein M. La Presse Medicale / M. Burstein, J. Samaille. 1958. 43 p.