ВЛИЯНИЕ ИНЪЕКЦИЙ СУРФАГОНА НА БИОХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ КРОВИ И СТРУКТУРНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЯИЧНИКОВ САМОК ГИБРИДА РУССКИЙ ОСЕТР × ЛЕНСКИЙ ОСЕТР (ACIPENSER GUELDENSTAEDTII BRANDT, 1833 × ACIPENSER BAERII BRANDT, 1869) В УСЛОВИЯХ ЗАМКНУТОГО ЦИКЛА ВЫРАЩИВАНИЯ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Особым направлением в технологии воспроизводства рыб является использование замкнутого цикла водоснабжения, что позволяет создавать оптимальные гидролого-гидро-химические параметры для конкретного вида рыб независимо от условий внешней среды. Однако в процессе установления связи с новыми модифицирующими факторами внешней среды (искусственно созданные условия) может нарушаться общая направленность обмена веществ или отдельных биохимических реакций, в частности генеративного обмена. Установлено, что динамика биохимических показателей крови и мочи характеризует интенсивность и направленность генеративного обмена и позволяет оценить вероятность структурных преобразований яичников рыб. Анализ влияния синтетического аналога гормона люлиберина - сурфагона - на самок гибрида русский осетр × ленский осетр ( Acipenser gueldenstaedtii Brandt, 1833 × Acipenser baerii Brandt, 1869), отличающихся низкой упитанностью, выявил стимуляцию обменных процессов. За период исследования низкий уровень белка (16,0-28,0 г/л) под воздействием сурфагона увеличивается на 35,0-38,0 %. При этом на протяжении всего эксперимента у рыб опытных и контрольной групп наблюдался высокий уровень бета-липо-протеидов. Под воздействием препарата уровень бета-липопротеидов увеличился на 58,0 и 61,0 % при введении сурфагона в дозах 0,2 мкг/кг и 2,0 мкг/кг соответственно. Аналогичная тенденция наблюдалась при исследовании предшественника гормонов - холестерина. Под действием сурфагона в различных дозировках отмечается его увеличение с 1,3 г/л до 2,2-2,3 г/л. Таким образом, группы рыб, которым выполнялись инъекции сурфагона, имели определенный тип биохимического статуса и при низком уровне материально-энерге-тических ресурсов реагировали на гормональную стимуляцию. При этом гистологические исследования не выявили кардинальных изменений морфологии гонад.

Ключевые слова:
установки замкнутого цикла выращивания, осетровые, биохимические показатели, осмоляльность, гормоны, генеративный обмен
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Выращивание объектов аквакультуры в установках с замкнутым циклом водоснабжения считается наиболее прогрессивной рыбоводной технологией [1, 2]. В то же время изъятие любого животного из привычной системы экологических параметров и помещение его в искусственно созданные условия может нарушать общую направленность обмена веществ или отдельных биохимических реакций в процессе установления связи с новыми модифицирующими факторами внешней среды [3]. Показано, что в природных условиях функциональное состояние осетровых рыб строго подчиняется сезонным изменениям параметров водной среды и колебаниям массы кормовых ресурсов [4]. У осетровых, содержащихся в установках замкнутого водообеспечения (УЗВ) при интенсивном кормлении и постоянной температуре, происходит излишняя аккумуляция в гонадах липидных компонентов, что препятствует их нормальному созреванию. Для изменения динамики обменных процессов в нужном направлении в УЗВ понижают температуру воды [5-8]. В контексте этих работ для определения начала корректировки направленности метаболических процессов в целом и репродуктивного цикла сельскохозяйственных животных в частности уже давно используются биохимические показатели крови [9]. Однако методология применения биохимических показателей в целях управления процессом накопления и расходования материально-энергетических ресурсов для инициирования процесса созревания осетровых рыб в искусственных условиях продолжает оставаться предметом активных поисковых исследований [5, 10]. Ряд авторов для изучения активности метаболических процессов у рыб в период созревания гонад в природных условиях и при использовании в рыбоводном процессе исследовали показатели крови, характеризующие жировой, белковый и окислительный обмен [5, 10, 11]. Исследовалась вариабельность активности половых гормонов [12-15]. Скорость оседания эритроцитов (СОЭ), являясь неспецифическим физиологическим показателем, неоднозначно реагирует на репродуктивный цикл. Ранее был установлен диапазон вариабельности СОЭ - 2,0-4,0 мм/ч. Общими направлениями динамики СОЭ являются ее увеличение в процессе созревания рыб и снижение при окончательном созревании [5, 10, 16, 17]. Индикатором активности метаболических процессов в организме рыб является гемоглобин. Концентрация гемоглобина в крови осетровых варьировала в пределах 50,0-80,0 г/л. В период роста ооцитов его концентрация в крови возрастает, снижаясь на этапе завершения этого процесса. Низкое содержание гемоглобина в активной фазе формирования половых продуктов свидетельствует о нарушении генеративного обмена [5, 10, 18-22]. Важнейшим показателем функционального состояния рыб является сывороточный белок. Общий диапазон вариабельности сывороточного белка у осетровых находится в пределах 28,0-40,0 г/л. У самок осетровых, используемых в рыбоводных целях, при низком проценте оплодотворения икры или индифферентности по отношению к гипофизарной инъекции концентрация белка в крови высокая, что указывает на незавершенность процесса созревания. Патологически низкое содержание белка в крови свидетельствует об истощении рыб [5, 10, 18-22]. Развитие ооцитов проходит несколько стадий вителлогенеза. Предшественник основных компонентов желтка, липофосфопротеид (вителлогенин) синтезируется гепатоцитами печени и транспортируется кровью в ооциты [23-26]. В ходе миграции осетровых рыб на нерест уровень бета-липопротеидов, а параллельно и холестерина в крови, повышается. Общий диапазон вариабельности липопротеидов у осетровых - 2,0-10,0 г/л; холестерина 1,0-2,8 ммоль/л. Высокая вариабельность бета-липопротеидов и холестерина в преднерестовый период свидетельствует о значительной степени их использования в процессе формирования гонад [5, 10, 16-19, 22, 27-29]. Исследование водно-солевого обмена у осетровых рыб показало, что естественное созревание гонад вызывает у них изменения регуляции метаболизма воды и электролитов. Под действием стероидных гормонов уменьшается реабсорбция натрия и хлора в почечных канальцах [30]. Гормональная стимуляция созревания осетровых рыб, используемых в рыбоводном процессе, приводит к перераспределению воды в их организме, при этом снижается осмоляльность крови и повышается осмоляльность мочи [10, 31]. Изучению механизмов, регулирующих функционирование генеративного обмена у рыб, посвящено значительное количество работ. Актуальным аспектом исследования репродуктивной физиологии рыб продолжает оставаться гормональная регуляция самых ранних фаз развития половых желез [12-13, 32-36]. Установлено, что репродуктивная функция рыб регулируется двумя гипофизарными гонадотропными гормонами ГТГ-I и ГТГ-II. Также показано, что ГТГ-I стимулирует развитие и функционирование соматической, а ГТГ-II - генеративной части гонады. Снижение чувствительности овариальных фолликулов к гормонам, наблюдаемое особенно в конце сезона размножения, четко коррелирует с изменениями в ультраструктуре клеток фолликулярного эпителия [34]. Предельно истощенные после нереста в природных условиях производители осетровых мигрируют в море и под действием всего спектра привычных для них экологических условий в определенный момент начинают вновь формировать половые продукты [4]. При содержании производителей осетровых и их гибридов в УЗВ подобных экологических условий нет и, прежде всего, отсутствуют сезонная цикличность и многообразие кормовых ресурсов. При постоянно высокой температуре и регулярном питании высококалорийным кормом осетровые по завершении генеративного процесса не истощены, как рыбы-миг-ранты, и не нуждаются в длительном периоде аккумуляции материально-энергетических ресурсов и гормонов гипоталамо-гипофизарной нейросекреторной системы для нового этапа процесса размножения рыб [35, 37, 38]. Ранее было показано, что процесс первичного созревания и длительность межнерестовых интервалов у осетровых рыб и их гибридов при выращивании в контролируемых условиях поддается управлению. Рилизинг-гормоны вентрального гипоталамуса, воздействуя на центральную нервную систему, гипофиз и комплекс висцеральных органов, инициируют нерестовое поведение, способствуют овуляции и спермации, а после завершения нереста участвуют в поддержании метаболического равновесия. Однако в контексте изложенного остается потребность верифицировать биохимические реакции и структурные преобразования яичников, которые происходят в организме гибридов осетровых, содержащихся в УЗВ, в самом начале цикла формирования половых продуктов, индуцированных градуальными инъекциями синтетического аналога гормона люлиберина - сурфагоном [35, 38]. Данное исследование посвящено изучению вариабельности биохимических показателей крови и мочи, характеризующих интенсивность и направленность генеративного обмена и соответствующих им структурных преобразований яичников, индуцированных сурфагоном, у самок русско-ленского осетра с низкой упитанностью. Материалы и методы исследований Исследование было выполнено в 2017 г. в лаборатории водных биоресурсов и аквакультуры на базе научно-экспедиционной базы «Кагальник» Южного научного центра РАН и инновационного центра «Биоаквапарк - научно-технический центр аквакультуры» Астраханского государственного технического университета. В качестве объекта исследования использованы половозрелые не нерестившиеся самки гибрида русский осетр × ленский осетр (далее русско-ленский осетр) в возрасте 5 лет средней массой 632 г, длиной 58,2 см и низкой упитанностью (по Фультону) 0,32 ед. [39]. Экспериментальную рыбу содержали в УЗВ с постоянным термическим и гидрохимическим режимом: температурой воды 22-24 °С, насыщением воды кислородом 70,0-80,0 %, значением рН 7,5-7,9. До начала экспериментальных работ рыба длительное время содержалась в бассейне объемом 15 м3 с замкнутой системой водоснабжения совместно с крупными производителями осетровых. Температура воды в этом бассейне колебалась в пределах 10,0-21,0 °С. На фоне относительно низких температур, тотального дефицита корма и высокой плотности опытные рыбы не смогли реализовать соответствующие возрасту потенциальные возможности пластического и генеративного обмена. Известно, что в оптимальных температурных условиях (22,0-24,0 °С) и при соответствующем кормлении самки гибрида русско-ленского осетра в возрасте 5 лет могут впервые созреть и достигнуть средней массы 7 кг. При работе с осетрами в УЗВ прослеживается определенная связь периодичности размножения с размерами осетровых рыб [2, 38]. Исследование проводили в пластиковых бассейнах системы замкнутого водообеспечения (1 × 1 м) на трех группах рыб на протяжении 10 дней. Одна группа осетров выступала в качестве контрольной, две другие - опытных. Кормление осуществляли продукционным комбикормом фирмы «БИОМАР» № 3-4. Суточную норму кормления определяли в зависимости от массы тела и температуры воды по специальным кормовым таблицам [40]. Инъекцирование проводили через равные промежутки времени (табл. 1). Таблица 1 Схема использования синтетического аналога гормона люлиберина (сурфагон) в эксперименте Группа Концентрация сурфагона, мкг/кг массы Группа 1 (контроль) - Группа 2 0,2 Группа 3 2,0 Для анализа гематологических показателей кровь у рыб брали прижизненно из хвостовой вены с помощью медицинского шприца. Физиологическое состояние оценивали по содержанию в крови гемоглобина, СОЭ, сывороточного белка, бета-липопротеидов, холестерина. Концентрацию гемоглобина в крови определяли фотометрически с помощью набора реактивов фирмы «Агат-Мед» [41], СОЭ - по методу Панченкова, содержание сывороточного белка - с помощью рефрактометра ИРФ-22 [42, 43]. Уровень холестерина в крови оценивали энзиматическим методом с использованием набора реактивов фирмы «Ольвекс Диагностикум» [44], количество бета-липопротеидов - по методу Бурштейна [45]. Осмоляльность сыворотки крови и мочи определяли криоскопическим методом на осмометре ОСКР-1. Анализ морфофункционального состояния половых желез проводился стандартными гистологическими методами [46]. Половые железы были зафиксированы в 10,0 % формалине. Для просмотра препаратов использовался микроскоп OLYMPUS ВХ40, а для изготовления микрофотографий - цифровая камера-окуляр для микроскопа DCM500. Экспериментальный материал обработан вариационно-статистическими методами [47]. Анализ осуществляли с помощью критерия t-Стьюдента. Результаты исследований Исследование скорости оседания эритроцитов у всех экспериментальных групп русско-ленского осетра, включая инъецированных сурфагоном, выявило высокую вариабельность СОЭ (рис. 1). Рис. 1. Вариабельность СОЭ у русско-ленского осетра под влиянием инъекций сурфагона Установленная ранее у других видов осетровых рыб тенденция к увеличению СОЭ при введении гормонов гипофиза и овуляции половых продуктов показана и у русско-ленского осетра, но она не подтверждена статистической достоверностью [17]. Прямо противоположно динамика СОЭ у русско-ленского осетра соотносилась с динамикой осмоляльности сыворотки крови. В начале эксперимента ее величина снижалась, а затем увеличивалась у рыб как в контрольной, так и в опытных группах. После инъекции сурфагона в дозе 2,0 мкг/кг при аналогичной тенденции выявить достоверные различия не удалось (табл. 2). Таблица 2 Вариабельность осмоляльности сыворотки крови и мочи у русско-ленского осетра под влиянием инъекций сурфагона Показатель Период исследования, сут Группа 1 Группа 2 Группа 3 M ± m V, % M ± m V, % M ± m V, % Сыворотка крови 0 254,00 ± 8,55* 5,00 260,00 ± 1,78** 1,00 258,00 ± 3,90 2,00 5 196,00 ± 19,00* 13,00 233,00 ± 6,42** 6,00 234,00 ± 21,00 12,00 10 261,00 ± 2,12* 2,00 256,00 ± 1,47** 1,00 252,00 ± 4,42 16,00 Моча 0 101,00 ± 13,47** 19,00 70,00 ± 24,50 49,00 102,00 ± 3,74** 5,00 5 30,00 ± 3,54 17,00 75,00 ± 20,00 37,00 41,00 ± 1,48** 2,00 10 30,00 ± 7,07** 33,00 33,30 ± 10,80 10,80 25,33 ± 9,1** 51,00 *р ≤ 0,01; **р ≤ 0,001. С высокой степенью достоверности у самок русско-ленского осетра снижалась осмоляльность мочи. Противоположная тенденция выявлена ранее у самок гибрида стерлядь × белуга с высокими массовыми характеристиками. В процессе репродуктивного цикла у этих рыб осмоляльность мочи росла параллельно увеличению степени зрелости половых продуктов и снижалась только после искусственной зимовки, т. е. после завершения репродуктивного цикла [17]. Таким образом, у самок русско-ленского осетра, не достигших к пятилетнему возрасту необходимых массовых характеристик, не выявлено очевидных признаков влияния сурфагона на динамику показателей, характеризующих водно-солевой обмен. Достоверная вариабельность характеризующих его показателей, вероятно, определилась комплексным воздействием всех факторов, включая исходное физиологическое состояние рыб и экологию окружающей среды. У контрольной и опытных групп русско-ленского осетра, характеризующихся низкой упитанностью, концентрация гемоглобина в крови находилась в пределах нижней границы диапазона (50,0-80,0 г/л), установленного для рыб в процессе нерестовой миграции в природных условиях (рис. 2). Рис. 2. Уровень гемоглобина у самок русско-ленского осетра под влиянием инъекций сурфагона Ранее было показано, что у производителей осетровых рыб, выдерживаемых в искусственных условиях при нерестовых температурах, отмечается низкий уровень гемоглобина. Вероятно, в отсутствие миграционного периода потребность в дополнительной энергии у этих рыб снижается [5, 10, 21, 48, 50]. У самок гибрида стерлядь × белуга, ранее использованных в рыбоводном цикле и характеризующихся высокими массовыми характеристиками, выявлена аналогичная тенденция до начала искусственной зимовки. После зимовки уровень гемоглобина достоверно увеличивался в связи с потребностью в дополнительной энергии для окончательного завершения процесса формирования гонад [10]. У всех групп русско-ленского осетра, характеризующихся слабой упитанностью, выявлена исключительно низкая концентрация белка в крови (рис. 3). Рис. 3. Вариабельность общего сывороточного белка у русско-ленского осетра под влиянием инъекций сурфагона Ранее установленный более высокий диапазон варьирования значений этого показателя (28,0-40,0 г/л) наблюдался у производителей осетровых рыб с высокими массовыми характеристиками из естественных водоемов и при использовании на рыбоводных заводах, включая гибридов. У производителей (как в природной среде, так и при рыбоводном освоении) концентрация белка в крови увеличивается при созревании гонад. У истощенных рыб отмечен исключительно низкий уровень белка 17,0-21,0 г/л [5, 10, 16]. У экспериментальных рыб при низком исходном уровне белка и воздействии сурфагоном выявлена статистически недостоверная тенденция к его увеличению. Исключительно низкой концентрации сывороточного белка у контрольных и опыт-ных групп русско-ленского осетра соответствовала относительно высокая концентрация бета-липопротеидов (табл. 3). Таблица 3 Вариабельность бета-липопротеидов в крови у самок русско-ленского осетра под влиянием инъекций сурфагона Показатель Вариабельность бета-липопротеидов, г/л 0 сут 5 сут 10 сут Группа 1 М ± m 4,37 ± 1,43 5,52 ± 1,19 3,94 ± 0,29 V, % 46,00 30,00 10,00 Группа 2 М ± m 2,21 ± 0,34* 4,58 ± 1,10** 5,71 ± 0,77** V, % 22,00 34,00 19,00 Группа 3 М ± m 2,74 ± 0,31* 4,80 ± 0,76* 6,62 ± 1,56* V, % 16,00 22,00 33,00 *р ≤ 0,05; **р ≤ 0,001. Анализ вариабельности бета-липопротеидов у опытных самок гибрида русско-ленского осетра в вариантах с инъекцией сурфагона в дозах 0,2 и 2,0 мкг/кг выявил ранее установленную тенденцию к увеличению транспорта этого биохимического субстрата у осетровых рыб при естественном созревании рыб в ходе нерестовой миграции [27]. Аналогичная тенденция выявлена у рыб при использовании на рыбоводных заводах по традиционной технологии. Индифферентные к гормональной стимуляции рыбы имели повышенный уровень бета-липопротеидов и белка в крови. Истощенные рыбы характеризовались низким содержанием их в крови. В первом случае производители имели полный набор материально-энергетических ресурсов, но не достигли функциональной кондиции для реализации гонадотропной функции. У второй группы рыб на фоне низкого уровня транспорта белка и бета-липопротеидов таковых запасов не было [5]. Исследованные ранее самки гибрида стерлядь × белуга с высокими массовыми характеристиками имели нормальный уровень бета-липо-протеидов на фоне высоких значений сывороточного белка в крови. В процессе созревания эти рыбы дали положительный рыбоводный результат [10]. Менее интенсивно у опытных групп русско-ленского осетра, которым выполнялись инъекции сурфагона в различных дозах, активизировался транспорт в крови холестерина (табл. 4), являющегося предшественником гормонов и участвующего в формировании ооцитов [49]. Таблица 4 Вариабельность холестерина в крови у самок русско-ленского осетра под влиянием инъекций сурфагона Показатель Вариабельность холестерина в крови, г/л 0 сут 5 сут 10 сут Группа 1 М ± m 1,94 ± 0,49 1,91 ± 0,28 2,06 ± 0,13 V, % 36,00 21,00 9,00 Группа 2 М ± m 1,35 ± 0,21 1,90 ± 0,27* 2,30 ± 0,29* V, % 22,00 20,00 18,00 Группа 3 М ± m 1,36 ± 0,18 1,61 ± 0,22* 2,21 ± 0,20* V, % 18,00 20,00 13,00 *р ≤ 0,01. Выявленная тенденция оказалась статистически достоверной. У диких производителей в период нерестовой миграции концентрация холестерина в крови, от начала активного созревания до завершения процесса, увеличивается более чем в 2 раза [16]. Самки гибрида стерлядь × белуга, исследованные ранее, с высокими массовыми характеристиками, высоким уровнем сывороточного белка и бета-липопротеидов, имели нормальный уровень транспортируемого кровью холестерина [10]. Опытная группа русско-ленского осетра с исключительно низкими для данной возрастной группы массовыми характеристиками имела определенный тип биохимического статуса, когда при низком уровне материально-энергетических ресурсов физиологически реагировала на гормональную стимуляцию гонадотропного процесса. Гистологическое исследование гонад контрольной и опытных групп русско-ленского осетра показало, что у всех рыб завершена цитоморфологическая дифференциация пола (рис. 4). а б в Рис. 4. Морфологическая картина контрольных особей (а - самка 1; б - самка 2; в - самка 3) русско-ленского осетра (окраска кислым фуксином с докраской по Маллори; увеличение 22 × 4) г д е ж з Рис. 4 (окончание.) Морфологическая картина опытных особей (г - самка 5; д - самка 6; е - самка 7; ж - самка 8; з - самка 9) русско-ленского осетра (окраска кислым фуксином с докраской по Маллори; увеличение 22 × 4) Уровень развития яичников большинства самок соответствовал второй стадии зрелости гонад. В яичниках хорошо выражены яйценосные пластинки, заметные визуально. Среди половых клеток преобладали ооциты фазы однослойного фолликула (протоплазматического роста). У всех самок имелись деформированные ооциты, часть из которых дегенерировали. В минимальной степени это было выражено у самок № 2 и № 6. Наиболее развиты оказались железы у самки № 5, в периферическом слое цитоплазмы отдельных ооцитов старшей генерации которой имелись скопления мелких гранул желтка. В единичных икринках они располагались почти по всей поверхности цитоплазмы. В целом степень зрелости этого яичника можно оценить как II-III [51]. Гистологический анализ экспериментальных рыб показал, что выраженного различия в уровне развития половых желез между контрольной и опытной группами рыб не выявлено. Заключение Таким образом, у экспериментальных особей русско-ленского осетра, имеющих для данной возрастной категории исключительно низкую упитанность, характерную для производителей осетровых рыб после нереста в природных условиях, под влиянием сурфагона выявлена активизация транспорта в крови белка, бета-липопротеидов и холестерина - важнейших биохимических компонентов процесса формирования половых продуктов. В период нормального репродуктивного цикла осмоляльность сыворотки крови снижается, а осмоляльность мочи растет параллельно увеличению степени зрелости половых продуктов. У экспериментальных рыб этот процесс идет в обратном направлении. Группы рыб, инъецированные сурфагоном, имели определенный тип биохимического статуса, когда при низком уровне материально-энергетических ресурсов реагировали на гормональную стимуляцию, кардинально не меняя морфологию гонад. Вероятно, в условиях дефицита кормов материально-энергетические ресурсы, потребляемые рыбой, должны идти в первую очередь на генетически обусловленные объемы массы, по достижении которой начинается полноценное формирование гонад. Поэтому управление функциональной направленностью биохимических реакций в процессе формирования половых продуктов у осетровых рыб в УЗВ с применением искусственных кормов должно осуществляться через гормональное регулирование темпа первоначального накопления оптимальной массы тела с прицелом на дискретное формирование соматической и генеративной части гонад с учетом генетически обусловленных потенций исходных видов.
Список литературы

1. Жигин А. В. Замкнутые системы в аквакультуре. М.: Изд-во ВНИРО, 2011. 664 с.

2. Филиппова О. П., Зуевский С. Е. Перспективы выращивания гибрида русского осетра с сибирским осетром в России // Стратегия 2020: интеграционные процессы образования, науки и бизнеса как основа инновационного развития аквакультуры в России: сб. тр. Междунар. науч.-практ. форума. М.: Изд-во МГУТУ, 2009. С. 56-66.

3. Биологические ритмы / под ред. Ю. Ашоффа: в 2 т. М.: Мир, 1984. 830 с.

4. Ходоревская Р. П., Рубан Г. И., Павлов Д. С. Поведение, миграции, распределение и запасы осетровых рыб Волго-Каспийского бассейна. М.: Т-во науч. изд. КМК, 2007. 242 с.

5. Металлов Г. Ф., Гераскин П. П., Аксёнов В. П. Физиолого-биохимические аспекты оценки рыбоводного «качества» самок севрюги Acipenser stellatus (Pall.) // Рыб. хоз-во. Сер.: Аквакультура. 1997. Вып. 7. С. 4-14.

6. Пономарёв С. В. Технология содержания и кормления разновозрастных осетровых рыб при низ-кой температуре воды (теоретические и практические основы). Астрахань: Альфа-Аст, 2005. 20 с.

7. Пономарёва Е. Н. Технологии сохранения и рационального использования морских биологических ресурсов в прибрежных зонах: науч.-практ. рекомендации. Ростов-н/Д: Изд-во Юж. науч. центра РАН, 2010. 58 с.

8. Чебанов М. С., Галич Е. В. Руководство по искусственному воспроизводству осетровых рыб // Технический доклад ФАО по рыбному хозяйству. Анкара, 2013. 371 с.

9. Гордон А. Контроль воспроизводства сельскохозяйственных животных. М: Агропромиздат, 1988. 415 с.

10. Металлов Г. Ф., Пономарёва Е. Н., Сорокина М. Н., Григорьев В. А., Корчунов А. А. Функциональная направленность биохимических процессов у самок гибрида стерлядь × белуга (Acipenser ruthenus Linnaeus, 1758 × Huso huso Linnaeus, 1758) в репродуктивном цикле // Докл. Акад. наук. 2018. Т. 478. № 6. С. 37-39.

11. Коротенко А. В. Самки русского осетра с различными физиолого-рыбоводными характеристиками // Естеств. науки. 2011. № 1 (34). C. 157-161.

12. Бурлаков А. Б. Изменение содержания и активности гонадотропинов в гипофизе русского осетра на разных стадиях зрелости гонад // Науч. докл. высш. школы. Биол. науки. 1978. № 12. С. 36-40.

13. Баранникова И. А., Боев А. А., Буковская О. С., Ефимова Н. А. Гормональная регуляция репродуктивной функции у осетровых и биотехника стимуляции созревания производителей в осетроводстве // Биологические основы осетроводства. М.: Наука, 1983. C. 22-42.

14. Фадеева Т. А., Буковская О. С. Характеристика состояния половых желёз и гонадотропной функции гипофиза самок русского осетра и севрюги в морской период жизни // Экологическая физиология и биохимия рыб: тез. докл. VI Всесоюз. конф. Вильнюс, 1985. С. 438-440.

15. Lu X., Webb M., Talbot, M., Van Eenennaam J., Palumbo A., Lunares-Casensve J., Doroshov S., Struffenegger P., Rasco B. Distinguishing ovarian maturity of farmed white sturgeon (Acipenser transmontanus) by Fourier transform infrared spectroscopy: a potential tool for caviar production management // Journal of Agricultural and Food Chemistry. 2010. N. 58 (7). P. 4056-4064.

16. Шелухин Г. К. Физиолого-биохимические параметры осетровых в морской и речной периоды жизни: автореф. дис. … канд. биол. наук. Петрозаводск, 1974. 20 с.

17. Гапонов B. C. РОЭ у ходовых и инъецированных производителей осетровых // Тез. докл. отчет. сессии ЦНИОРХа. Астрахань, 1974. С. 35-36.

18. Баденко Л. В., Голованенко Л. Ф., Груданова С. Д. О влиянии физиологического состояния самок севрюги на качество икры и потомство // Тр. ЦНИОРХ. 1972. Т. IV. С. 191-199.

19. Баденко Л. В., Алтухова Л. А., Шиленко Г. Г., Щигельская В. П. Энергетические и пластические траты производителей осетровых при различном режиме их выдерживания на рыбоводных заводах // Осетровое хозяйство внутренних водоёмов СССР: тез. и реф. II Всесоюз. совещ. (26 февраля - 2 марта 1979 г.). Астрахань: Волга, 1979. С. 23.

20. Долидзе Ю. Б. Сравнительный биохимический анализ функционального состояния производителей белуги в естественных и заводских условиях // Рациональные основы ведения осетрового хозяйства: тез. докл. науч.-практ. конф. Волгоград, 1981. С. 71-73.

21. Долидзе Ю. Б. Влияние длительности резервирования самок белуги при нерестовой температуре на физиолого-биохимические показатели крови и рыбоводное качество икры // Рациональные основы ведения осетрового хозяйства: тез. докл. науч.-практ. конф. Волгоград, 1981. С. 73-75.

22. Лукьяненко В. И., Кулик П. В. Физиолого-биохимическая и рыбоводная характеристика разновозрастных производителей волго-каспийских осетровых в связи с проблемой их искусственного воспроизводства. Рыбинск: Рыб. дом печати, 1994. 270 с.

23. Равен Х. Оогенез. М.: Мир, 1964. 274 с.

24. Ando S. Physiological study on egg formation of the fish. I. Accumulation of carbohydrates and proteins during oogenesis // Embryologia. 1960. V. 5. N. 3. P. 239-246.

25. Terner C. Metabolism and energy conversion during early development // Fish physiology. N. Y.: Acad. press, 1979. V. 8. P. 261-278.

26. Selman K., Wallace R. A. Oogenesis in Fundulus heteroclitus. III. Vitellogenesis // J. Exp. Zool. 1983. V. 226. N. 3. P. 441-457.

27. Субботкин М. Ф. Концентрация сывороточных бета-липопротеидов у каспийских осетровых в морской и речной периоды жизни // Осетровое хозяйство внутренних водоемов СССР. 1979. 253 с.

28. Шелухин Г. К., Арутюнова Н. В., Аксенов В. П., Васильева Е. Ю., Баль Н. В. Анализ функциональной разнокачественности осетровых в преднерестовый период как форма контроля «степени благополучия» состояния популяции // Первый симпозиум по экологической биохимии. Ярославль, 1987. С. 217-219.

29. Комова Н. И. Вариабельность биохимических показателей некоторых карповых рыб в преднерестовый период // Биологические ресурсы Белого моря и внутренних водоемов Европейского Севера: материалы XXVIII Междунар. конф. (Петрозаводск, 5-8 октября 2009 г.). Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2009. C. 292-296.

30. Magnin E. Recherches sur la sistematique et la biologie de acipenserides (A. sturio, A. oxyrhynchus, A. fulvescens) // Ann. Stat. Centr. Hydrob. 1962. V. 9. P. 170-242.

31. Металлов Г. Ф., Пономарев С. В., Аксенов В. П., Гераскин П. П. Физиолого-биохимические механизмы эколого-адаптационной пластичности осморегулирующей системы осетровых рыб: моногр. Астрахань: Изд-во АГТУ, 2010. 192 с.

32. Гербильский Н. Л. Гонадотропная функция гипофиза у костистых и осетровых // Тр. Лаб. основ рыбоводства. 1947. Т. 1. С. 25-96.

33. Казанский Б. Н. Закономерности гаметогенеза и экологическая пластичность размножения рыб // Экологическая пластичность половых циклов и размножения у рыб. Л.: Изд-во ЛГУ, 1975. С. 3.

34. Бурлаков А. Б. Гормональная регуляция репродуктивной функции у икромечущих рыб: автореф. дис. … д-ра биол. наук. М., 2002. 48 с.

35. Гарлов П. Е. Разработка биотехники воспроизводства популяций рыб на основе эколого-гисто-физиологических и экспериментальных полносистемных исследований // Современное состояние биоресурсов внутренних водоёмов: материалы докл. I Всерос. конф. с междунар. участием (Борок, Россия, 12-16 сентября 2011 г.). М.: Акварос, 2011. С. 151-159.

36. Фёдоров К. Е. Гормональные аспекты регуляции раннего гамето- и гонадогенеза рыб // Проблемы надежности функционирования репродуктивной системы у рыб // Тр. Биол. НИИ СПбГУ. 1997. Вып. 44. С. 100-116.

37. Пономарёв С. В., Иванов Д. И. Осетроводство на интенсивной основе. М.: Колос, 2009. 312 с.

38. Подушка С. Б. Периодичность размножения осетровых (литературный обзор) // Экология и гистофизиология размножения гидробионтов: межвуз. сб. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. С. 43-75.

39. Дедю И. И. Коэффициент упитанности рыб // Экологический энциклопедический словарь. Кишинев, 1989. 58 с.

40. Пономарев С. В., Гамыгин Е. А., Никоноров С. И., Пономарева Е. Н., Грозеску Ю. Н., Бахарева А. А. Технологии выращивания и кормления объектов аквакультуры юга России. Астрахань: Нова плюс, 2002. 264 с.

41. Van Kampen E. J., Zijlstra W. G. Standardization of hemoglobinometry. II. The hemoglobincyanide method // Clin. Chim. Acta. 1961. V. 6. Р. 538-545.

42. Меньшиков В. В. Клиническая лабораторная аналитика. М.: Агат-Мед, 2002. 860 с.

43. Филиппович Ю. Б., Егорова Т. А., Севастьянова Г. А. Практикум по общей биохимии. М.: Просвещение, 1975. 318 с.

44. Fishbach F., Dunning M. A manual of laboratory diagnostic tests. Lppincott Williams & Wilkins, 2004. 1291 p.

45. Методы исследований в профпатологии (биохимические) / под ред. О. Г. Архиповой. М.: Медицина,1988. 208 с.

46. Ромейс Б. Микроскопическая техника. М.: Изд-во иностр. лит., 1954. 718 с.

47. Лакин Г. Ф. Биометрия. М.: Высш. шк., 1990. 293 с.

48. Кулик П. В. Влияние кратковременного выдерживания самок осетра на их рыбоводно-физио-логические показатели // Рациональные основы ведения осетрового хозяйства: тез. докл. науч.-практ. конф. Волгоград, 1981. С. 130-131.

49. Кнорре Д. Г., Мызина С. Д. Биологическая химия. М.: Высш. шк., 2000. 476 с.

50. Металлов Г. Ф., Распопов В. М., Аксенов В. П., Чипинов В. Г. Биохимические и морфофизиологические показатели русского осетра в современных экологических условиях Волго-Каспия // Тепловодная аквакультура и биологическая продуктивность водоемов аридного климата: материалы и докл. Междунар. симп. (Астрахань, 16-18 апреля 2007 г.). Астрахань: Изд-во АГТУ, 2007. С. 484-486.

51. Трусов В. З. Созревание половых желез волго-каспийского осетра в морской период жизни // Тр. ЦНИОРХ. 1972. Т. IV. С. 95-122.