Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Взаимодействие сфер рационального и эмоционального в сознании и мышлении позволяет человеку эмоционально реагировать на окружающую действительность. Это переживание проявляется в эмоциональном отношении языковой личности к предмету речи. Анализируются предикативные единицы, которые служат средством самовыражения языковой личности. Активное проявление сознания человека обнаруживается в создании синтаксических идиом, обусловленных асимметричным дуализмом лингвистического знака. При смещении между планом выражения и планом содержания языковой знак становится немотивированным, т. е. идиоматичным. Синтаксическая идиома - это устойчивый раздельнооформленный знак, структурно-семантическое единство которого формируется установлением асимметричных отношений между его формальной и содержательной структурами и достигается в результате изменений исходных синтаксических категорий предложения (редукция, преобразование): предикативности, модальности, коммуникативности и появления вторичных синтаксических связей, отношений и категорий. Синтаксические идиомы принадлежат формально - синтаксическому, а содержательно - к лексико-фразеологическому уровню языка. Синтаксические идиомы образуют особый коммуникативный тип предложений, весьма неоднородный по своему коммуникативно-прагматическому потенциалу. В сфере синтаксической идиоматики выражение эмоций составляет доминирующую коммуникативную задачу. Эмотивно-экспрессивные конструкции представляют собой системно закреплённые конструктивные схемы предложения для оформления средств выражения категории эмоциональной экспрессии. С помощью эмотивных синтаксических идиом координируется межличностное общение. Синтаксические идиомы представляют неоднородный круг средств выражения личного отношения говорящего к тому, что он сообщает.

Ключевые слова:
асимметричный дуализм, лингвистический знак, синтаксическая идиома, диалогическая речь, эмотивность
Текст
Во второй половине ХХ в. исследовательские интересы лингвистов переместились из области языка в область речи, т. е. к функционированию системы языка. Язык как система не только выражает мысли, но и чувства, т. к. именно взаимодействие сфер рационального и эмоционального в сознании и мышлении позволяет человеку эмоционально реагировать на окружающую действительность. Это переживание проявляется в эмоциональном отношении языковой личности к предмету речи. Язык способен выразить не только наши знания об окружающем мире, но и отношение к явлениям внешнего мира, к другим людям и к самим себе - к своим поступкам, настроениям и переживаниям. Он способен выражать наши эмоции и волевые побуждения. Язык, таким образом, закрепляет и выражает всю совокупность сложнейших отношений и явлений действительности [1, с. 74]. Посредством языка мы получаем возможность познавать отношения людей друг к другу, их чувства и переживания. Таким образом, интеллектуальная сфера языка (номинативная, информативная) и аффективная сфера языка оказываются тесно связанными. Язык в качестве семиологического механизма двигается между двумя полюсами, которые, по мнению С. И. Карцевского, характеризуются как общее и индивидуальное, абстрактное и конкретное [2, с. 239]. Изучение этого механизма позволило С. И. Карцевскому сформулировать и доказать положение об асимметричном дуализме лингвистического знака. Асимметрия в строении языковых знаков приводит к несовпадению формы и функции и пронизывает всю структуру языка, все знаковые образования: «Означающее (звуковое) и означаемое (функция) постоянно скользят по “наклонной плоскости реальности”. Каждое “выходит за рамки”, определённые для него партнёром: означающее стремится приобрести иные функции, кроме своей собственной, означаемое стремится найти другие способы выражения, кроме своего знака. Они асимметричны; спаренные, они находятся в состоянии неустойчивого равновесия» [2, с. 245]. При смещении между планом выражения и планом содержания языковой знак становится немотивированным, т. е. идиоматичным. Идиоматичность - это свойство не только слова как единицы лексического уровня, но и предложения как единицы синтаксического уровня. Синтаксическая фразеологизация состоит в утрате обычной синтаксической мотивированности и членимости, в лексической и морфологической скованности синтаксической модели, в приобретении формой слова и синтаксической конструкцией вторичной синтаксической функции [3, с. 124]. В русском языке можно выделить особый тип предложений, который образуют слова-предложения, заключающие в себе непосредственную эмоциональную оценку происшедшего или высказанного, эмоционально выражающие побуждение к действию или служащие средством экспрессивного выражения отношения говорящего к наблюдаемым явлениям. Конструкции этого типа называют также восклицательными предложениями. Они образуются из междометий или из слов, которые не только являются выражением эмоций или волеизъявлений, но и лексически обозначают отношение говорящего к высказыванию или к создавшейся ситуации [4, с. 336-340; 5, с. 121]. На наш взгляд, всё многообразие междометных построений, реализующих в речи эмотивно-экспрессивные и регулятивно-прагматические функции, составляет область синтаксической идиоматики. Синтаксическая идиома - это устойчивый раздельнооформленный знак, структурно-семантическое единство которого формируется установлением асимметричных отношений между его формальной и содержательной структурами и достигается в результате изменений исходных синтаксических категорий предложения (редукции, преобразования): предикативности, модальности, коммуникативности и появления вторичных синтаксических связей, отношений и категорий [6, 7]. Синтаксические идиомы принадлежат формально - синтаксическому, а содержательно - к лексико-фразеологическому уровню языка [3, с. 123-136]. Синтаксические идиомы образуют особый коммуникативный тип предложений, весьма неоднородный по своему коммуникативно-прагматическому потенциалу [7, с. 192]. В сфере синтаксической идиоматики выражение эмоций составляет доминирующую коммуникативную задачу. С помощью эмотивных синтаксических идиом координируется межличностное общение. Аффективное следует понимать как выражение отношения говорящего. Под аффективной речью понимаются привычные речения типа: Ну, конечно! Чёрт возьми! и т. п. Аффективная форма речи является проявлением внутреннего состояния говорящего и выражает его отношение к какой-нибудь ситуации. В устной диалогической речи стимулом является вопрос одного из собеседников, из которого исходит ответ второго собеседника. Например: Гуревич посмотрел на Архипцева и презрительно спросил: - И мы пойдем на выставку этого пижона? - Боже нас сохрани! - в ужасе ответил Сергей. - Ни в коем случае! Стать свидетелями его позора? Это жестоко! (В. Кунин. Хроника пикирующего бомбардировщика). Подобные формы разговорной речи обладают богатейшими собственными языковыми средствами выражения эмоций, обусловленными непреднамеренностью, непроизвольностью общения. Мы говорим всегда зачем-нибудь, с какой-нибудь целью. Если целью является выражение наших чувств, то наша речь будет восклицательной. Очевидно, что особое внимание в коммуникативной лингвистике уделяется исследованию языковой категории эмотивности, поскольку для лингвиста чувства приобретают значение только тогда, когда они выражены языковыми средствами. Эмотивность представляет собой языковое выражение эмоциональности. Например: Вера Алексеевна успела шепнуть Фаине Ивановне: - Однокурсница Шуркина. Они вместе занимаются. Она отличница из Казахстана. Ходила к нам в дом, они к сессии вместе готовятся. - Ой, ради Бога! Я вас умоляю! Пачками будут липнуть, какой красавец! Ваша задача, Вера Алексеевна, с десяток годков его попридержать, рано не дать жениться (Л. Улицкая. Искренне Ваш Шурик). Если в теории речевых актов используется собственно коммуникативная оппозиция участников ситуации «говорящий - слушающий», то в лингвистических исследованиях диалогической речи, сосредоточенных не на собеседниках, а на соотношении их высказываний, применяется оппозиция (стимул - реакция). При включении в свою речь эмотивной синтаксической идиомы субъект речи не может не принимать во внимание всех факторов ситуации общения: кому, когда и как он говорит, как будет воспринята его речь. Говорящий представляет себе адресата, которому отправляет речевое сообщение с целью воздействия на него определенными эмотивно-оценочными средствами языка, одновременно с нескольких сторон. Необходимо учитывать два вида речевой тактики: наступательную и оборонительную. Защитные реакции неотделимы от позиции адресата, они прямо из неё вытекают. Изучение защитных реакций обнаруживает различие в отношении прагматической ситуации к речевой деятельности и интересам говорящего и адресата. Основная масса тактических приёмов, применяемых адресатом, сводится к замене ожидаемого отклика на речевой стимул выдёргиванием «прагматической шпильки» (Н. Д. Арутюнова). Функцию такой «шпильки» выполняют эмотивные синтаксические идиомы. Их употребление связано с тактическими задачами, если адресат преследует оборонительную цель. Защита может осуществляться следующими речевыми тактиками: 1) указанием на неуместность или ненужность самого акта речи. Например: - А как ты будешь открывать и закрывать запертые двери квартиры и подъезда, когда нас с Тимом не будет дома? - А окно? - спросил я. - Ты с ума сошёл! У нас второй и достаточно высокий этаж (В. Кунин. ИнтерКыся); 2) указанием на неуместность обращения или других языковых компонентов высказывания, например: - А я боле не буду хулиганить, маманя. - Какая я тебе к бесу маманя. Я вот сейчас тебе такую «маманю» покажу!; 3) указанием на несвоевременность или неуместность высказывания, реплики типа: Нашёл время спрашивать!; 4) отводом говорящего. Ср. реплики-реакции: Шурик оценил её человеколюбие, когда в разгар эпидемии гриппа - половина сотрудников болела, а вторая работала с удвоенной нагрузкой - он пришел к ней просить три дня за свой счет. - Да вы с ума сошли! Я вас на сессию должна отпускать в самое горячее время, и вам ещё за свой счет! И речи быть не может! И так работать некому! (Л. Улицкая. Искренне Ваш Шурик). В речевом общении каждое высказывание воспринимается не само по себе, а как реплика, вмонтированная в прагматический комплекс. Если высказывание признаётся, то адресат делает парирующий ход в форме диалогических шаблонов - эмотивных синтаксических идиом. В коммуникативно-прагматической парадигме язык трактуется как такое социальное установление, которое даёт возможность членам соответствующего языкового сообщества вступать в контакт и достигать определённых целей в конкретных ситуациях речевого общения. Одним из важных признаков диалогической речи, как известно, является принцип построения речи как цепи стимулов и реакций, т. е. каждое высказывание является некоторой акцией, вызывающей и обусловливающей реплику-реакцию. Исследование синтаксических идиом с точки зрения их категориального содержания способствует более глубокому пониманию соотношения между системами мыслительных, когнитивных категорий и системами обобщённых грамматических значений. Синтаксические идиомы представляют неоднородный круг средств выражения личного отношения говорящего к тому, что он сообщает. Эти образования связаны с понятием субъективная модальность. Субъективно-модальные значения выражаются фразеологизированными предложениями (фразеосхемами, синтаксически связанными конструкциями) и междометными (модальными, вводными предложениями, нечленимыми) предложениями. В различных языках имеется арсенал предложений, предназначенных для выражения чувств, реакций на высказывание собеседника. Например: - Мулаты, бухта, экспорт кофе, чарльстон… О чём говорить! (И. Ильф, Е. Петров. Золотой телёнок); У жены было бескровное лицо, и она сказала жалобно: - Ты знаешь, она выходит замуж за Толмачова. - Что ты говоришь! - Глебов как бы испугался, хотя на самом деле не испугался, но уж очень несчастен был вид Марины (Ю. Трифонов. Дом на набережной). Основное прагматическое предназначение эмотивных синтаксических идиом состоит в выражении говорящим своего восприятия и оценки конкретных предметов, явлений или же отношений между объектами языкового отражения, а также в достижении прагматического эффекта. Регулярная востребованность эмотивных синтаксических идиом указывает на то, что на мыслительном уровне активизируется когнитивная доминанта говорящего, ориентированная на эмоциональную оценку денотативной ситуации, за которой закреплены определённые языковые средства кодирования знания, а именно эмотивные синтаксические идиомы. Эмоциональная сфера человека имеет разные проявления: аффект, собственно эмоции (включая стресс), чувства. Собственно эмоции отражают характер реагирования на ситуацию и являются предметом изучения в психологии (Л. С. Выготский, А. А. Леонтьев, Е. П. Ильин). Мозг продуцирует эмоциональные реакции. Их появление всегда предполагает в индивиде сознание того особенного значения или смысла, которое он вкладывает в это внешнее впечатление [8, с. 153]. Например: кровь прилила к голове у кого; залилась румянцем кто; мурашки бегают по коже у кого. Причина интенсивности эмоций коренится в автоматически реактивных движениях организма, воспринимаемых сознанием. Эмоция есть не что иное, как сознание формы, структуры органических впечатлений. Например: эмоция страха сопровождается ощущением дрожи, гусиной кожи. Мы испытываем печаль от того, что наше сердце сжимается. В психологии принято дуалистическое рассмотрение эмоций [8, с. 304]. Причины объяснения эмоций: 1) низшие эмоции - явления, вытекающие из автоматизма и совершающиеся по чисто механическим законам. Например: ощущение голода связано с аппетитом (слюнки текут у кого); 2) высшие эмоции - явления, связанные с направленностью на объект (интенциональные). Наше мышление оперирует двумя формами мысли: 1) конкретной, чётко структурированной. Для её выражения говорящим создаются членимые предложения. Речь является формально адекватной содержанию. 2) обобщённой, структурно нерасчленённой. Формой выражения этой формы мысли являются синтаксически нечленимые предложения. Обращение к синтаксическим идиомам обусловлено тем, что именно на уровне синтаксиса завершается оформление главной функции языка - быть средством общения. Отграничивая область синтаксической идиоматики от области свободных предложений, синтаксические идиомы можно определить как речевые образования, возникшие в результате утраты симметричных отношений между формальной и содержательной структурами вследствие синтаксической идиоматизации. Синтаксическая идиоматизация есть часть коммуникативного процесса, и она не может протекать иначе, чем в форме предложения - наименьшей единицы коммуникации. Основным критерием, различающим свободное предложение и синтаксическую идиому, является предикативность. Предикативность характеризует весь процесс речемыслительной деятельности, начиная от этапа отражения и познания сущего в его насущных связях и кончая утверждением этого сущего языковыми средствами в речевом акте. Свойствами предикативности являются: 1) пропозициональность - отнесённость определённых смысловых элементов, объективированных в содержании предложения, к тем или иным компонентам денотативной ситуации в их основных связях и отношениях; 2) лингвальность - выражение языковыми средствами отношения содержания предложения к действительности. Если сущность исходного предложения заключается в развёртывании признаков предмета, то совершенно иную картину мы наблюдаем при развитии идиоматичности в семантической структуре исходного предложения. Например: - Вот тебе, дружок, пятнадцать копеек! - говорит он, подходя к какому-то мужику и подавая ему монету (М. Е. Салтыков-Щедрин. Пропала совесть). Это образование является свободным предложением, в котором указательная частица вот употребляется для указания на кого-либо или что-либо, предназначенное для владения, получения кем-либо, о чём свидетельствует введение в предложение объектного распространителя тебе. Развитие в семантической структуре исходного предложения идиоматичности сопровождается утратой частицей вот указательного значения, дополнение тебе/вам утрачивает значение объекта. Сочетание вот тебе/вам (и) фразеологизируется и преобразуется в синтаксически связанное образование со значением ‘восклицание, которое употребляется для выражения удивления, разочарованияʼ: Дед, бывало, глядит на Варвару-то, хвастается: за дворянина выдам, за барина! Вот те и дворянин, вот те и барин! (М. Горький. Детство); - Вот тебе и тихоня, - дивился Родион, сбитый с толку напористым характером девушки (Е. Мальцев. От всего сердца). Феллини не мог закончить воспоминания патетически (несли на руках). Он включил самоиронию: неудобно было существовать на весу. Какие-то части тела заваливались и провисали. - Вот вам и кино, - сказала я. - Напишите об этом. - Думаешь? - Уверена. (В. Токарева. Римские каникулы). Эмотивно-экспрессивные конструкции представляют собой системно закреплённые конструктивные схемы предложения для оформления средств выражения категории эмоциональной экспрессии. Сосредоточенность двух смысловых линий (эмоциональности и экспрессивности) указывает на их смысловую объёмность, которая будучи узуально закреплённой, имеет объективную природу, т. к. опирается на закон языковой экономии. Имея такое средство, говорящий способен передать палитру разнообразных оттенков эмоционального отношения к фактам объективной действительности. Эмотивные синтаксические идиомы способствуют созданию определенной тональности общения. Это может быть гармоничное речевое взаимодействие, которое проявляется в согласованности коммуникативных интенций участников диалога, в возможности понимания «с полуслова» или, напротив, негармоничная интеракция, когда конфликтность коммуникативных намерений очевидна.
Список литературы

1. Горский Д. П. Роль языка в познании / Д. П. Горский // Мышление и язык. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1957. С. 73-116.

2. Карцевский С. И. Об асимметричном дуализме лингвистического знака / С. И. Карцевский // Из лингвистического наследия / cост. И. И. Фужерон, Ж. Брейар, Ж. Фужерон. М.: Языки славян. культуры, 2004. Т. II. С. 239-245.

3. Кодухов В. И. Синтаксическая фразеологизация / В. И. Кодухов // Проблемы фразеологии и задачи ее изучения в высшей и средней школе. Вологда: Северо-Запад. кн. изд-во, 1967. С. 123-136.

4. Краткая русская грамматика; под ред. Н. Ю. Шведовой и В. В. Лопатина. М.: Рус. яз., 1989. 639 с.

5. Меликян В. Ю. Современный русский язык. Синтаксис нечленимого предложения: учеб. пособ. / В. Ю. Меликян. Ростов н/Д: Изд-во РГПУ, 2004. 288 с.

6. Кайгородова И. Н. Проблема синтаксической идиоматики (на материале русского языка): моногр. / И. Н. Кайгородова. Астрахань: Изд-во Астрахан. гос. пед. ун-та, 1999. 249 с.

7. Кайгородова И. Н. Коммуникативный потенциал эмотивных синтаксических идиом / И. Н. Кайгородова, И. Н. Крутова // Приоритетные направления лингвистических исследований: общетеоретические, когнитивные, коммуникативно-прагматические и функционально-грамматические аспекты языка: кол. моногр.; под ред. А. Г. Бердниковой. Новосибирск: СибАК, 2013. С. 192-207.

8. Выготский Л. С. Учение об эмоциях / Л. С. Выготский: собр. соч. Т. 6: Научное наследство / под ред. М. Г. Ярошевского. М.: Педагогика, 1984. С. 91-365.