НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРИ БРАКОРАЗВОДНОМ ПРОЦЕССЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА В РОССИИ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В гражданском процессе одним из источников доказательств является заключение эксперта. Судебно-психологические экспертизы довольно часто проводятся в гражданском судопроизводстве по делам бракоразводного процесса. Экспертиза необходима в тех случаях, когда суду нужно установить индивидуально-психологические особенности каждого из супругов, особенности их взаимоотношений, социально-ценностные ориентации и установки, реальные и мнимые причины семейных конфликтов, особенности социально-ролевого поведения, психологическую совместимость членов семьи. Заключение эксперта в этих случаях - основной источник доказательств. Круг вопросов, по которым требуется проведение судебно-психологической экспертизы, решается судом, но в основном это определение места жительства ребенка; лишение или ограничение в родительских правах; определение порядка общения ребенка с родителями (при сопротивлении одного из родителей, ущемлении другого в его правах на воспитание и заботу о ребенке).

Ключевые слова:
судебно-психологическая экспертиза, бракоразводный процесс, гражданское судопроизводство
Текст
Введение Судебно-психологическая экспертиза нередко применяется в бракоразводном процессе. В гражданском процессе одним из источников доказательств является заключение эксперта. Предметом исследования для эксперта может быть: 1. Определение места жительства ребенка. 2. Определение порядка общения с ребенком и его воспитания после расторжения брака. 3. Спор об удержании ребенка на незаконных основаниях. 4. Вопрос о лишении или ограничении родительских прав. 5. Способность ребенка давать показания на суде. 6. Вероятность жестокого обращения с ребенком [1]. Цель наших исследований - выяснить, как особенности проведения судебно-психологической экспертизы при бракоразводном процессе освещаются в трудах А. Е. Ситникова и А. В. Ермолина (2002), А. Б. Акашева (2003), М. А. Алиэскерова и В. Ф. Енгалычева (2004), М. И. Еникеева (2005), И. А. Горьковой и И. М. Никольской (2011), Л. Д. Мардера (2011), Э. Л. Хайт (2011), И. А. Горьковой и В. Ф. Енгалычева (2012) и др. [2-9]. Судебно-психологическая экспертиза нужна в тех случаях, когда суду необходимо установить индивидуально-психологические особенности каждого из супругов, особенности их взаимоотношений, социально-ценностные ориентации и реальные и мнимые причины конфликтов в семье, особенности социально-ролевого поведения, психологическую совместимость членов семьи. Заключение эксперта в этих случаях - основной источник доказательств [5, с. 388]. Круг вопросов, требующих проведения судебно-психологической экспертизы, определяется судом, но в основном это: - определение места жительства ребенка; - лишение или ограничение в родительских правах; - определение порядка общения ребенка с родителями (при сопротивлении одного из родителей, ущемлении другого в его правах на воспитание и заботу о ребенке) [7, с. 16]. Согласно статистическим данным, приведенным руководителем центра «Семья» М. М. Бубновой, из 340 судебно-психологических экспертиз при бракоразводном процессе, проведенных в Санкт-Петербурге за последние 10 лет, в 63 % случаев рассматривался вопрос о постоянном проживании ребенка с кем-либо из родителей, в 21 % - о лишении родительских прав и в 16 % - об определении порядка встреч с ребенком [9, с. 17]. В рамках гражданского судопроизводства довольно часто проводятся судебно-психологические экспертизы по спорам о детях и, в частности, об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей. Очевидно, что физически более комфортные условия жизни ребенка, обеспечиваемые одним из родителей, не всегда сочетаются с такими же психологическими условиями, позволяющими ребенку свободно развиваться в соответствии со своими задатками и способностями [4, с. 23]. Некоторые основания для лишения родительских прав (жестокое обращение, оказание вредного влияния) имеют психологическое содержание, и соответствующие обстоятельства подлежат судебно-психологическому экспертному исследованию. Утверждения относительно «отрицательного влияния на детей» могут стать доказательствами лишь на основе проведенного исследования. Суд должен воздержаться от социально-стереотипных суждений и не поддаваться внешним впечатлениям [5, с. 394]. Следует отметить, что возможно более активное использование достижений психологической науки по делам об ограничении родительских прав, лишении родительских прав, реализации права отдельно проживающего родителя на общение с ребенком. Перед экспертом-психологом в таких случаях, наряду с другими вопросами, могут ставиться и вопросы об основной мотивационной линии, которой обусловлена позиция ребенка (например, не обусловлена ли эта позиция психологическим воздействием, в том числе и скрытым, на ребенка со стороны одного из родителей). Здесь, в частности, среди прочих могут быть рекомендованы следующие вопросы: 1. Какие последствия для психики ребенка может повлечь решение вопроса о месте его жительства не в соответствии с высказанными им пожеланиями? 2. Предпочитает ли ребёнок семью одного из родителей как место постоянного проживания и с чем это связано? 3. Каково восприятие ребенком семейной ситуации и отношений, сложившихся между его родителями? 4. Каково отношение ребенка к матери (отцу либо другим лицам, когда это имеет значение для дела)? 5. Каковы индивидуально-психологические особенности личности отца (матери), влияющие на его (ее) отношения с ребенком? 6. Какие способы общения ребенка с отцом (матерью) могут быть предложены экспертом с учетом психического состояния ребенка? 7. Что является причиной отказа ребенка от общения с отцом (матерью)? 8. Имеются ли признаки психического воздействия на ребенка со стороны матери (отца, других родственников) с целью создания негативного образа отца (матери), создания препятствий для общения с отцом (матерью) с целью принуждения к отказу от общения с отцом (матерью)? 9. Если да, то в чем это выражается? 10. Будет ли иметь неблагоприятные последствия для психики ребенка его (ее) общение с отцом (матерью)? В некоторых случаях аналогичные вопросы могут быть поставлены с целью выяснить, как влияет на ребенка его общение с другими родственниками [4, с. 24]. В последнее время в гражданском процессе все чаще проводится судебно-психологическая экспертиза для разрешения споров о праве на воспитание детей. Мать и отец, а также другие родственники тоже имеют право в случае возникшего в семье конфликта обращаться к психологу с целью оценить психическое состояние ребенка и его отношение к членам семьи, прежде всего к родителям. В таких случаях в основном будут решаться вопросы материально-правого характера. Но все-таки не менее важен анализ психологических аспектов данной проблемы. При производстве судебно-психологических экспертиз у специалистов-психологов возникает немало трудностей, которые в какой-то мере уже были исследованы многими известными учеными [6, с. 91]. Психологическая компетентность необходима при рассмотрении дел, которые связаны с защитой интересов ребенка. Судебный спор по данной категории дел возникает, когда предполагают, что имеют место нарушения прав ребенка на воспитание, неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями своих обязанностей. Для этого нужно достоверно установить личностные качества матери и отца, их истинные взаимоотношения и отношение к ребенку. С десятилетнего возраста ребенка решающее значение придается его желанию, истинность которого также должна быть установлена в порядке экспертизы. В результате конфликтной обстановки в семье у ребенка создаётся негативное эмоциональное состояние - чувство подавленности, страха, замкнутости, ситуативной антипатии. Для детей характерна повышенная внушаемость, запуганность. Для выявления их действительных отношений к матери и отцу необходима специальная работа психолога [5, с. 394]. Суд может не учитывать желание ребенка (даже подросткового возраста) жить с отцом или матерью, если, по его мнению, данное желание не отвечает реальным интересам ребенка [2, с. 105]. Суд может решить, что ребенок хочет остаться с кем-то из родителей из-за того, что он находится под его влиянием и зависит от его мнения. В одних случаях это происходит в силу особенностей мыслительных процессов ребенка, которые не позволяют ему в полной мере понимать и анализировать поступающую информацию, видеть действительное положение вещей. В других случаях - из-за страха перед данным родителем (речь идет о психологическом насилии). И в этом случае становится особо остро ситуация, когда мнение суда и мнение психолога-эксперта, который подтверждает желание ребенка, устанавливающего или, напротив, опровергающего факт зависимого поведения ребенка, расходятся [9, с. 17]. К компетенции данной экспертизы в гражданском процессе, относятся вопросы установления психологической совместимости супругов, детей с каждым из родителей усыновителей, опекунов, определения возможности конкретных лиц обеспечить воспитание детей [5, с. 386]. Психолог Э. Л. Хайт из Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия» им. С. С. Мнухина обобщила ситуацию «раздела детей», исходя из стадий конфликтов между супругами. Она показывает, что на первоначальном этапе за помощью к психологу в основном обращаются матери, удивленные и возмущенные тем, что их мужья внезапно начинают претендовать на исполнение своих родительских обязанностей. От психолога в этой ситуации требуется не психологическая помощь в адекватном разрешении конфликта, а бесспорная поддержка и подкрепление в виде справки, содержащей причины, доказывающие недопущение супруга к ребенку. Другая сторона конфликта в это же время обращается к другому психологу с теми же вопросами и с той же надеждой, но только в свою пользу. На следующей стадии в процесс вовлекаются педагоги, воспитатели, органы опеки и попечительства, подаются исковые заявления в суд. Здесь отношения уже перерастают в высококонфликтные. Ребенок, с одной стороны, является желаемым доказательством победы, а с другой, - орудием причинения боли бывшему супругу или супруге [8]. Роль судебно-психологической экспертизы при бракоразводном процессе можно рассмотреть на примере. На консультацию обратилась женщина 35 лет, работающая искусствоведом и воспитывающая мальчика пяти лет. Она рассказала, что находится с мужем, отцом мальчика, в процессе развода. В данный момент клиентка вместе с сыном ушла от мужа и пока живет у своей матери. Она разрешает отцу раз в неделю встречаться с ребенком во дворе своего дома или, в случае плохой погоды, в ближайшем кафе на два часа. В связи с тем, что ее муж претендует на то, чтобы сын жил у него, мать обратилась к психологу с целью доказать бывшему супругу, что ребенку лучше находиться у матери. По результатам психологического исследования у этой женщины был обнаружен ускоренный темп психомоторной деятельности, живость и яркость эмоциональных реакций, эмоциональная возбудимость и неустойчивость, импульсивность и непереносимость ожидания, творческая направленность личности, высокий интеллектуальный уровень, разносторонние интересы. Характеризуя себя, она рассказывала, что не терпит занудства, не любит планомерности. Муж, 48 лет, офицер высокого ранга, дал согласие на участие в консультациях и психологическое обследование. Было установлено наличие у него умеренного темпа психомоторной деятельности, ровного фона настроения, хорошего самоконтроля, высоких волевых качеств, развитого чувства долга и ответственности, сознательности, добросовестности, исполнительности, аккуратности, педантизма, умения работать на результат, высокий интеллект. Характеризуя себя, он говорил, что мужчина должен все планировать, четко ставить перед собой цели и их достигать. По его мнению, мужчина является опорой, скалой, а уже за ним стоят жена, дети и Родина. Он рассказал, что развелся с женой по той причине, что они совершенно разные. Могла только она украшать жизнь. С женой была полная неопределенность: когда он возвращался, то не знал, что его там ожидало и в каком настроение она пребывала. Жена не соблюдала режим ребенка, вместо того, чтобы его полноценно кормить, покупала пирожные и мороженое. Ребенку необходимо было лечиться, а она бросала лечение. Когда ребенку нужно было спать, она с ним играла, носилась, прыгала. С одной стороны, она его любит, а с другой он ее раздражает. То ей кажется, что он медленно одевается, то заляпал рубашку. А отец хочет, чтобы мальчик вырос настоящим мужчиной, желательно офицером, хотя давить на ребенка не собирается. Для него очень важно, чтобы ребенок стремился к цели и отвечал за свои поступки. Рассказывая о сыне, он выказывал озабоченность в связи с тем, что непоследовательность матери и потворствование капризам ребенка сказываются на развитии личности малыша - если у него появляются проблемы, он сразу отказывается от их решения. Психологическое исследование мальчика выявило умеренный темп психической деятельности мальчика, повышенную истощаемость и некоторую демонстративность, склонность к манипуляциям. Ребенок привязался и к матери, и к отцу одинаково. Родители имеют для него высокую эмоциональную значимость. Мать утверждает, что ребенку с ней легче. Но ребенок понимает и подчиняется власти отца, охотно ему помогает, ездит с ним на тренировки и ходит с отцом на рыбалку. С родителями мальчика по результатам исследования была проведена беседа. Было установлено, что по психическому темпу и способности к уровню психофизиологии у сына наблюдается наибольшая совместимость с отцом. Отцу легче учитывать нужды и возрастные потребности ребенка, тогда как мать пытается общаться с сыном как с другом, заставляет его участвовать в мероприятиях, которые не соответствуют его возрасту. Матери не нравится, когда ребенок не выполняет ее требования и начинает конфликтовать. Хайт предложила серьезно обдумать и обсудить возможность основного проживания сына с отцом при частом общении с матерью. Она акцентировала внимание на интересах ребенка, аргументировала свою точку зрения, и ее аргументы были серьезно восприняты родителями. Спустя шесть месяцев состоялся бракоразводный процесс, на котором психолог выступал в качестве свидетеля. В результате суд постановил, что ребенок должен жить с отцом, а мать может общаться и встречаться с ним с учетом ее пожеланий и распорядка дня ребенка в середине недели четыре-пять часов и в выходные дни. Мать с данным решением согласилась. Спустя год мать начала встречаться со своим сыном только в выходные дни. Бывшие супруги стали поддерживать хорошие доброжелательные отношения. У ребенка перестали наблюдаться невротические симптомы, более того, он стал более спокойным, уверенным в себе, самостоятельным и по-прежнему хорошо относился к матери и отцу. Ребенок с удовольствием встречался с мамой в выходные дни [9, с. 18-19]. Заключение Результаты нашего исследования подтверждают, что судебно-психологическая экспертиза при бракоразводном процессе назначается главным образом для определения места жительства ребенка, для лишения или ограничения в родительских правах и для определения порядка общения ребенка с родителями. При бракоразводном процессе должны учитываться интересы и желания ребенка, истинность которых устанавливается также в порядке экспертизы. Таким образом, судебно-психологическая экспертиза имеет большое значение при решении данных проблемных вопросов и довольно часто проводится в гражданском судопроизводстве по делам бракоразводного процесса.
Список литературы

1. URL: http://mc-72.ru (дата обращения: 17.03.2014).

2. Ситникова А. Е. Представленность в сознании структуры мотива как предмет судебно-психологической экспертизы: моногp. / А. Е. Ситникова, А. В. Ермолин. СПб.: Изд-во Рос. гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена, 2002. 118 с.

3. Акашев А. Б. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве / А. Б. Акашев: учеб. пособие. Усть-Каменогорск: Изд-во ВКГУ, 2003. 66 с.

4. Алиэскеров М. А. Юридический психолог в гражданском судопроизводстве: возможности и функции / М. А. Алиэскеров, В. Ф. Енгалычев // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 3. С. 23-25.

5. Еникеев М. И. Юридическая психология: учеб. для вузов / М. И. Еникеев. М.: Норма. 2005. 512 с.

6. Горьковая И. А. Актуальные вопросы судебно-психологической экспертизы и консультаций по разрешению споров о праве на воспитание детей / И. А. Горьковая, И. М. Никольская // Х Мнухинские чтения. Взаимодействие специалистов в области психического здоровья детей и подростков по преодолению агрессивных факторов социальной среды. Конф., посвящ. памяти проф. С. С. Мнухина. СПб., 2011. С. 90-93.

7. Мардер Л. Д. Авгиевы конюшни: психологическая экспертиза по судебным определениям и заявкам отделов опеки и попечительства / Л. Д. Мардер // Школьный психолог. 2011. № 2. С. 16-18.

8. Хайт Э. Л. Психологические аспекты ситуаций «раздела ребенка» / Э. Л. Хайт // Х Мнухинские чтения. Взаимодействие специалистов в области психического здоровья детей и подростков по преодолению агрессивных факторов социальной среды. Конф., посвящ. памяти проф. С. С. Мнухина. СПб., 2011. С. 255-257.

9. Горьковая И. А. Спорные вопросы судебно-психологической экспертизы и консультаций о праве на воспитание детей / И. А. Горьковая, В. Ф. Енгалычев // Медицинская психология в России. 2012. № 1. С. 17-19.