ОЖИДАЕМАЯ/НЕОЖИДАЕМАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ: НЕСКОЛЬКО КРИТИЧЕСКИХ ЗАМЕЧАНИЙ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В последнее время в ряде работ, посвященных проблеме социализации, появился термин «ожидаемая/неожидаемая социализация». Проводится анализ феноменов «ожидания» и «социализация» и ставится под сомнение обоснованность и востребованность адъективации социализации.

Ключевые слова:
социализация, ожидания, ожидаемая социализация, неожидаемая социализация
Текст
«Ожидание»/«ожидания» – один из ключевых механизмов повседневной жизни индивида. Как указывает Альфред Шюц, «действительное поведение Другого соотносится с ожидаемым мной в модусе осуществления или неосуществления», по сути, это переживание «конституирование контекстной связи мотива в чужом сознании» [1, с. 48]. В то же время ожидания напрямую связаны с социальной ролью индивида, социальными установками, адаптацией и идентификацией, т. е. с тем, что Роберт Мертон охарактеризовал как явление одобряемое и нормальное для общества [2, с. 244]. В таком контексте «ожидания», по сути, субъективные ориентации и объективная необходимость согласованности социальных действий [3, с. 454]: от индивида ожидается «общее понимание реальности», то, что в результате интернализации он воспримет как «образцы для взаимодействия» [4, с. 22, 25]. В то же время сам человек приобретает навык ориентации на Другого, он «ожидает, что так же как он ожидает… от другого человека, так и другой человек ожидает это от него» [5, с. 4]. Исследования категории «ожидания» в литературе приводят к ее адъективации, в том числе и для социализации. «Необходимость» и «ориентация», как характеристики, переносятся на весь процесс и уже у ряда авторов [2, 6] можно встретить термин «ожидаемая/неожидаемая социализация». Однако так и не понятны причины данной адъективации, уместна ли она и не является ли нарушением принципа достаточного основания. Для того чтобы внести эти уточнения, рассмотрим понятия «ожидание», «социализация», «ожидаемая и неожидаемая социализация» более подробно. Ожидания: общая характеристика Проблема «ожидания», его формы и виды разрабатывалась прежде всего в социальной психологии и социологии, в меньшей степени – в философии, экономике и политологии. В социальной психологии «ожидание» часто связано с развитием личности и социальными установками. Именно в таком ключе рассматривали проблему Гордон Олпорт, Джордж Мид, Ганс Гибш, Джулиан Роттер, Манфред Форверг, Альберт Агабекович Налчаджян и ряд других авторов. В социологии большое внимание вопросу «взаимного и ролевого ожидания» уделяли Макс Вебер, Толкотт Парсонс, Роберт Мертон, Роберт Линтон, Питер Бергер, Томас Лукман. Проблема «ожидания» как философская проблема разрабатывалась в трудах экзистенциалистов, в экономике была разработана теория рационального ожидания, в политологии же проблема рассматривалась в связи с изучением политической культуры и социальной солидарности. Все подходы и теории к понятию «ожидания» можно разбить на два вида. В первом случае ожидания – это «инструмент» конструирования реальности, основа взаимодействия между людьми. Это ориентация на других при совершении социального действия (М. Вебер), внешний и внутренний контроль (Дж. Роттер), который разгружает поведение и строит систему межличностного доверия (Дж. Мид). В таком контексте можно выделить две структуры конструирования взаимодействия. В первой «индивид конструирует реальность»: Я и мое действие обращено на формирование окружающего общества в соответствии с ожидаемой мной реакцией. Например, входя в помещение и приветствуя тех, кто там находится, индивид ожидает ответа и тем самым становится субъектом коммуникации. Во второй структуре общество через ожидание «обеспечивает непрерывный социальный контроль над стихийным Я» [7, с. 40], формирует требования к индивиду как элементу социальной структуры. Группа, находящаяся в помещении, в нашем примере, может ожидать приветствие от входящего индивида, что выражается в требованиях этикета. В таком контексте можно говорить: - о конститутивных, фоновых и частично произвольных ожиданиях (Г. Гарфинкель, Ф. Бок) – взаимное приветствие входящего и присутствующего; - о наличии в них когнитивной переменной (Дж. Роттер) – входящий рассматривает ответное приветствие как подкрепление правильности своих действий; - об осознаваемости/неосознаваемости – входящий приветствует с легким усилием или не задумываясь. Во втором случае ожидания/ожидание – это переживание чувства надежды, желание и стремление «быть где-нибудь, в неизменном состоянии, рассчитывая на появление кого-/чего-нибудь» [8, с. 435]. В таком контексте ожидание – это никогда не завершающийся процесс, в котором находится человек по отношению к окружающей реальности. Напряжение и внимание – вот две главные характеристики в ожидании как в бесконечном процессе, константами в котором выступают потребности индивида, а переменными – время и пространство. Первый подход рассматривает ожидание как непрерывное конструирование социального взаимодействия, второй – как непрерывный процесс стремления, однако и в первом, и во втором случае ожидание связано с социализацией, поскольку является инструментом адаптации и формирования идентичности. Социализация: общая характеристика Процесс социализации изучается несколькими социально-гуманитарными науками – социологией, социальной психологией и социальной (культурной) антропологией. Непосредственно изучение явления (понятие было введено в научный оборот Габриелем Тардом) началось в XIX в., и на протяжении XX–XXI вв. интерес к проблематике не ослабевал. В психологии социализацию исследовали Вильям Джеймс, Чарльз Кули, Зигмунд Фрейд, Жан Пиаже, Эрик Эриксон. В российской науке социализация рассматривалась в рамках теории деятельности – Львом Семеновичем Выготским, Даниилом Борисовичем Элькониным, Алексеем Николаевичем Леонтьевым. В феноменологической социологии проблему изучали Альфред Шюц и его последователи Питер Бергер и Томас Лукман. В рамках символического интеракционизма – Джордж Мид, Герберт Блумер, Флориан Знанецкий. Их работы оказали влияние на Эрвинга Гоффмана. В рамках структурно-функционального подхода работали Толкотт Парсонс и Роберт Мертон. Социализация рассматривалась (в той или иной степени) в трудах Эмиля Дюркгейма, Юргена Хабермаса, Зигмунда Баумана, Роберта Белла, Абрама Кардинера, Ральфа Линтона, Рут Бенедикт и др. В российской социологической литературе наиболее глубокие и серьезные наработки в данной сфере были сделаны Игорем Семеновичем Коном и Анатолием Викторовичем Мудриком [9]. Опираясь на указанные теории и разработки, можно вывести следующие определение: социализация – это усвоение социального опыта и преобразование (интернализация) его в собственные ценности, установки, ориентации, что позволяет индивиду существовать в обществе. Социализация является процессом двухсторонним, «субъектно-субъектным» [2, с. 9], это означает, что а) человек активный объект социализации, который б) воспроизводит и трансформирует систему социальных связей. Механизмами социализации чаще всего бывают имитация, идентификация, адаптация. Социализация продолжается всю жизнь и делится на два вида – первичную и вторичную. Первичная социализация – это этап социализации, которая охватывает три периода в жизни человека: ранее детство (0–3 лет), дошкольный период (3–8 лет), школа (8–18 лет). Это самый активный период социализации, во время которого индивид становится личностью и членом общества, приобретает основные навыки и умения, осваивает повседневность как высшую реальность. Агентами социализации на данном этапе являются семья, дошкольные учреждения, школа, ровесники, добровольные детские организации и группы. Вторичная социализация продолжается с 18 лет до конца жизни, охватывает два периода трудовой (18–60 лет) и послетрудовой (с 60 лет до смерти). В этот период индивид приобретает специфические ролевые знания (П. Бергер, Т. Лукман), переживает кризисы идентичности, проходит адаптацию в новых группах и статусах, приобретает социально одобряемые образцы знаний и поведения. Агентами социализации на данном этапе являются организации, группы, коллеги, семья. Социализация – это процесс, протекающий всю жизнь и непосредственно связанный с развитием и адаптацией к социальным требованиям, что, как уже указывалось, связывает ее с социальными ожиданиями. Возможно, именно эта связь и привела к адъективации и появлению интересующих нас терминов. Ожидаемая/неожидаемая социализация В литературе понятие «ожидаемая социализация» имеет две трактовки [2, 6]. В первом случае – это желаемый и предусмотренный процесс, одобряемая и нормальная реакция на воздействие агентов. Во втором случае человек сам конструирует свое поведение и знание в том модусе, в котором, как он полагает, от него ожидают, добиваясь признания и одобрения. Второй случай характерен для вторичной социализации, при появлении новых социальных ролей и (или) вступлении индивида в новую группу. Ожидаемая социализация, следовательно, бывает первичной и вторичной. Первичная ожидаемая социализация – это привитие социально одобряемого знания, результаты которой устроят агентов социализации. Вторичная ожидаемая социализация – это усвоение одобряемого знания и поведения индивидом при вхождении в группу или получении новой социальной роли. Однако это характерно и для индивидов, которые сталкиваются на мгновение с той или иной группой или ролью [2, с. 408–410]. Неожидаемая социализация – процесс, который не был запрограммирован, не является социально одобряемым и имеет эффект, противоположный заданному. Такой результат появляется тогда, когда а) заимствуются нетипичные образцы знания Других, б) когда социализация дисфункциональна. В первом случае один агент социализации (например, семья) либо выполняет свои функции не полностью, либо уступает в процессе другим агентам (например, школа, ровесники), чьи образцы противоположны. Во втором случае во время процесса социализации происходит некое событие, которое приводит социализацию к противоположным результатам. Эти события глубоко лично мотивированы и очень редко фиксируются извне [6, с. 45]. Вернемся к нашему примеру с приветствием. В контексте вышеизложенного ожидаемой социализацией будет ситуация, когда входящий приветствует, неожидаемая – прекрасно изложена в анекдоте: Вовочка опоздал в школу. Заходит в класс и молчит. Учительница: – Вовочка, выйди и зайди как твой отец. Вовочка выходит и заходит, выбивает дверь ногой и говорит: – Ну что, не ждали!? Перед нами пример, с одной стороны, коммуникативного стереотипа [10, с. 163], с другой – нарушение «здорового социологического смысла» [5, с. 12], которое и вызывает смех. Однако это нарушение, в контексте нашего очерка, показывает неожидаемую социализацию, при которой разрушаются предположения учительницы, явно проектировавшей восприятие иных поведенческих образцов ребенка от отца. Несмотря на использование этих терминов, приемлемого их определения и существования подтверждающих примеров, возникает вопрос об их состоятельности: не является ли это пустым умножением сущности? Если ожидание – это конструкт и процесс, а социализация – процесс, то получается, что в словосочетании «ожидаемая и неожидаемая социализация» закрепляется тезис о масле масляном. Если делать упор на лингвистическую сторону термина, то можно предположить, что простая адъективация не содержит смысловую нагрузку научных терминов. Тогда, действительно, мы получим, что термин «(не) ожидаемая социализация» подразумевает уже результат, оправдавший или не оправдавший стремления и усилия агентов или субъекта процесса. Но тогда возникает еще один вопрос: может ли процесс, который продолжается всю жизнь, быть результатом? Эти два соображения позволяют нам отвергнуть термин «(не) ожидаемая социализация» как несостоятельный. Следует вывести в отдельную исследовательскую проблему термин «ожидания и социализация» и ввести «ожидаемый/неожидаемый (промежуточный) результат социализации». Исследование связки «ожидания – социализация», при отрицании простой адъективации, позволит определить, что и как конструирует индивид при социализации, насколько глубоко идет его взаимодействие с Другими, насколько возможна интериоризация собственного опыта и как сильно влияние внешнего контроля при усвоении типичного знания. В то же время, разводя эти два понятия как два равноправных феномена, можно выявить требования субъектов процесса – общества и индивида – и проследить их реализацию. «Ожидаемый/неожидаемый (промежуточный) результат социализации» подразумевает под собой введение критериев оценки хода процесса усвоения ценностей, стереотипов и т. д. При этом, поскольку критерии запланированы, их отсутствие или наличие является индикатором успешности процесса. Наиболее эффективно, как думается, здесь будет исследовать дисфункцию в критериях процесса, как указывал Л. С. Выготский, «надо идти от патологии к норме, из патологии объяснять и понимать нормального человека» [11, с. 42]. Такой подход, в принципе, уже применяется в образовании (если рассматривать обучение как часть процесса социализации), когда критерием успешности является объем усвоенных знании и «способность их продемонстрировать», а критерием является оценка [12]. Для исследователей будут интересны неуспевающие ученики, что позволит посмотреть и выявить причины отклонений. При этом результат всегда будет промежуточный, а их совокупность может противоречить единичности. Например, Альберт Эйнштейн не был отличником в школе, но вряд ли мы можем говорить, что его социализация прошла неудачно. Таким образом, использование терминов «ожидаемая/неожидаемая социализация» представляется несостоятельным, но выделение в них пары «ожидания – социализация» и введение промежуточных ожидаемых/неожидаемых результатов как критериев прохождения процесса социализации позволяет рассмотреть проблему с новой стороны и расширить инструментарий исследования.
Список литературы

1. Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. – М.: РОССПЭН, 2004. – 1054 с.

2. Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура. – М.: АСТ: Хранитель, 2006. – 873 с.

3. Философский энциклопедический словарь. – М.: Сов. энцикл., 1989. – 814 с.

4. Бергер П. Л., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. – М.: Моск. филос. фонд, 1995. – 322 с.

5. Гарфинкель Г. Концепция и экспериментальные исследования «доверия» как условия стабильных согласованных действий // Социологическое обозрение. – 2009. – № 1, т. 8. – С. 10–51.

6. Modrzewski J. Socjalizacja i uczestnictwo społeczne: studium socjopedagogiczne. Poznan: Wydaw. Naukowe UAM, 2004. – 184 s.

7. Абельс Х. Интеракция, идентификация, презентация: Введение в интерпретативную социологию. – СПб.: Алетейя, 1999. – 261 с.

8. Словарь русского языка / С. И. Ожегов; под ред. Н. Ю. Шведовой. – М.: Рус. яз., 1981. – 816 с.

9. Мудрик А. В. Социализация человека. – М.: Академия, 2006. – 303 с.

10. Ерофеев Ю. В. Интернет-анекдот как особый вид юмористического дискурса // Изв. Самар. науч. центра Рос. акад. наук. – 2010. – Т. 12, № 3. – С. 163–166.

11. Выготский Л. С. Психология развития человека. – М.: Смысл; Эксмо, 2005. – 1136 с.

12. Курапова Т. Ю. Критерии успешности обучения учащихся общеобразовательных школ // Психология в России и за рубежом: материалы Междунар. заоч. науч. конф., г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г. – СПб.: Реноме, 2011. – С. 106–109.