EVOLUTIONARY AND STRUCTURAL ANALYSIS OF INTER-SECTORAL PROPORTIONS IN ECONOMY OF THE ASTRAKHAN AND VOLGOGRAD REGIONS FROM 1998 TO 2016
Abstract and keywords
Abstract (English):
The article highlights the statistical data of the research of dynamics of generalizing indicators of a gross regional product and its calculation per capita correlated with structural changes in interindustrial structure of the Astrakhan region in comparison with those of the Volgograd region and on average over other regions of Russia. It has been stated that for the last three years of the studied period the level of economic development of the Astrakhan region has risen, compared to Volgograd. The evolutionary and structural analysis of interindustry proportions in economy of the Astrakhan region has revealed presence of structural cycles of industrialization and development of the service sector which are followed by opposite shifts and changes. There are given charts of structural trends and industrialization and servization as quantitative features of development of economic systems of the region. In a trajectory of structural changes there are seen four phases which correlate with temporary characteristics of world external economic crises. The scope of structural variations for the Astrakhan region has appeared much wider, than on average in the regions of Russia. The long-term industrial positive trend in development of economy of the Astrakhan region has been stated, which began since 2009. The Astrakhan region should be related to the middle type industrialized regions. Degree of economics servization is characterized by lower indicators, than in the Volgograd region and on average in regions of Russia. Unlike the Astrakhan region, in the Volgograd region the process of de-industrialization of economy is going on with small variations of servization around its average value. The economy of the Volgograd region should be related to low industrialized type.

Keywords:
gross regional product, branch structure, economic growth, evolutionary and structural analysis, degree of industrialization, servization degree, dynamics of the structure
Text
В настоящее время особую актуальность приобретают вопросы идентификации и определения направления развития структурных сдвигов в целях достижения эффективной экономической структуры. Эффективность и конкурентоспособность экономики в значительной степени зависят от того, насколько оптимальна и адекватна внешним условиям её структура. Недостаточный динамизм прогрессивных структурных сдвигов в российской экономике по сравнению с более развитыми странами привёл к возникновению диспропорций между современной структурой производства и общественными потребностями. Требуется выявить такие базисные структурные диспропорции в развитии экономики российских регионов и начать проектирование экономической системы. Иными словами, необходимо задавать желаемые соотношения и подбирать инструментарий, позволяющий системе прийти к ним, а все изменения по иерархической цепочке планировать, исходя из этой магистральной задачи [1]. В основе экономического роста лежат продолжительные структурные сдвиги (тренд), определяемые многими факторами. Вопросы взаимосвязи экономического роста и развития исследовались в работах [2-5]. Авторы данных работ отмечают, что качество экономического роста характеризуется направлением структурных изменений в экономических системах на мезо- и макроуровне. В данной работе исследуется динамика межотраслевых пропорций в экономике Астраханской и Волгоградской областей в контексте эволюционного и структурного подхода к анализу региональных экономических систем. Сравнительный анализ экономического роста Астраханской и Волгоградской области Обобщающими показателями экономического роста, характеризующими результаты функционирования региональных экономических систем, являются валовой региональный продукт (ВРП) и его исчисление на душу населения (ДВРП). Анализ динамики данных показателей для Астраханской и Волгоградской областей показал следующее. На протяжении анализируемого периода (1998-2016 гг.) ВРП и ДВРП для этих регионов характеризуются нелинейными положительными трендами, монотонность которых нарушалась в период финансово-экономического кризиса 2008 г. и введением антироссийских санкций в 2014 г. Эти события можно рассматривать как внешнеэкономические шоки для российской экономики в целом и её регионального уровня в частности. На рис. 1 представлена динамика обобщающих количественных характеристик экономического роста (рассчитано авторами по данным Росстата). Рис. 1. Динамика обобщающих количественных характеристик экономического роста: ВРП и территориальные индексы сравнения ВРП и ДВРП В динамике ВРП Волгоградской области за 2003-2005 гг. наблюдается переходная область (рис. 1), в пределах которой происходит переход динамики данного общеэкономического показателя с одного возрастающего линейного тренда y = a1t + b1 в период 1998-2003 гг. на другой линейный тренд y = a2t + b2 в период 2005-2008 гг., где a2 - линейный коэффициент роста. Линейный коэффициент роста a2 тренда второго периода в несколько раз превышает коэффициент a1 тренда для первого периода [6, 10]. Такая тенденция к изменению ВРП для Астраханской области выражена слабее, чем для Волгоградской, и начинает проявляется с лагом в 3 года. В мировой хозяйственной системе в предкризисный период 2004-2008 гг. сложилась благоприятная общеэкономическая конъюнктура и наблюдался существенный скачок в развитии стран, приведший к росту спроса на энергоносители, активному сращиванию интересов и ресурсов экономически развитых и развивающихся национальных экономик, усилению глобализации и зависимостей как в экономических, так и в политических отношениях. Начиная с 2009 г. вплоть до введения антироссийских санкций в 2014 г. динамика ВРП данных регионов аналогична динамике данного показателя для периода 2004-2008 гг. В большей степени санкции сказались на замедлении роста ВРП для Волгоградской области за 2014-2016 гг. (рис. 1). В целях межрегионального сравнения экономического роста двух исследуемых в данной работе областей были использованы территориальные индексы. Данные индексы представляют собой отношение ВРП и ДВРП Волгоградской области к соответствующим их значениям для Астраханской области. Временной ряд для территориальных индексов представлен на рис. 1. Анализ динамики ВРП показывает, что с 2004 г. масштаб экономики Волгоградской области более чем в 2,6 раза превышает масштаб экономики Астраханской области, достигая максимального значения 3,3 в 2007 г. Качество экономического роста в 2004-2007 гг. в Волгоградской области оказалось выше, чем в Астраханской, т. к. величина отношения среднегодовой численности населения Волгоградской области к Астраханской (территориальный индекс населения, далее - индекс населения) в этот период оставалась в среднем на уровне 2,63 (тенденция к снижению). Таким образом, продуктивность или ДВРП для Волгоградской области оказалась выше, чем для Астраханской (см. динамику территориального индекса ДВРП на рис. 1). Экономический рост в регионах России в период 2000-2006 гг. объяснялся, в основном, благоприятной экономической конъюнктурой сырьевого рынка, увеличением масштабов вовлечения в хозяйственную деятельность недозагруженных до 2000 г. производственных мощностей и импортозамещением отечественными товарами. Поэтому реального потенциального роста в экономике регионов России не происходило. В основном использовался экономический потенциал, накопленный в предыдущие периоды. После мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. в экономике Волгоградской области стали развиваться негативные тенденции. Одним из показателей развития такой общеэкономической ситуации является динамика территориальных индексов двух областей. Начиная с 2009 г. на фоне положительного тренда ВРП территориальные индексы ВРП, ДВРП и индексы населения характеризуются отрицательной тенденцией. В итоге ДВРП Волгоградской области с 2013 г. стала меньше, чем в Астраханской области. Индексов значения ВРП и ДВРП в 2016 г. составили 2,19 и 0,88 соответственно. Территориальный индекс среднегодовой численности населения двух исследуемых регионов оказался равным 2,5 в 2016 г. Такая динамика данного показателя, в основном, обусловлена тем, что с 2013 г. среднегодовая численность населения Волгоградской области уменьшается более, чем на 11 тыс. чел. в год. В итоге качество экономического роста в период 2013-2016 гг. в Астраханской области оказалось выше, чем в Волгоградской. Проведённый качественный и количественный анализ эволюции исследуемых региональных экономических систем посредством обобщающих экономических показателей ВРП и ДВРП показал, что, в целом, две исследуемые области характеризуются положительными трендами данных показателей. На основе межрегионального сопоставления выявлены некоторые особенности в развитии данных регионов, когда каждый из них в одни периоды развивается более успешно, чем другой. Как известно, качество развития экономических систем раскрывается через их структурные характеристики, т. к. одни и те же наблюдаемые результаты функционирования экономики как целого (например, ВРП или ДВРП) могут обеспечиваться её различными по степени эволюционного развития и эффективности структурами. Нобелевский лауреат С. Кузнец в своих исследованиях показал, что реальный (потенциальный) экономический рост является опосредованным результатом продолжительных структурных сдвигов в экономике. Далее в статье будут представлены результаты эволюционно-структурного анализа экономического роста экономик Астраханской и Волгоградской областей. Эволюционно-структурный анализ экономического роста Для исследования структурных аспектов развития региональных хозяйственных систем в данной статье использовался метод эволюционно-структурного анализа, предложенный и развиваемый в ряде работ [2, 7, 8]. В основе метода лежит теория Фишера - Кларка, согласно которой в процессе эволюции экономических систем большая часть произведённой добавленной стоимости создаётся в первичном, или аграрном, секторе экономики, далее с развитием общества она создаётся во вторичном, или промышленном, секторе экономики. В странах с развитой экономикой большая часть добавленной стоимости приходится на третичный сектор, или сектор услуг (сервисный сектор), с высокой степенью индустриализации производства товаров и услуг. Для количественного описания эволюционно-структурных изменений используются следующие показатели, отражающие степень развития аграрного сектора относительно промышленного и вторичного относительно сервисного, или третичного, сектора экономики [8]: ; , где tα и tβ - степени индустриализации и сервизации экономики региона; Dagr - удельный вес сельскохозяйственных отраслей (сумма удельных весов в структуре ВДС разделов A и B по ОКВЭД); Dind - удельный вес промышленности (сумма удельных весов в структуре ВДС разделов C, D и E по ОКВЭД); Ds - удельный вес сервисных отраслей (сумма удельных весов разделов A-F классификатора ОКВЭД). Степень индустриализации tα показывает, сколько на одну денежную единицу валовой добавленной стоимости, созданной в сельскохозяйственных отраслях, приходится таких единиц, созданных в промышленности. Аналогичную интерпретацию по соответствующим совокупностям отраслей имеет степень сервизации экономики tβ. Эволюционная динамика межотраслевой структуры ВРП Астраханской и Волгоградской областей, в сравнении со средней по регионам России за 1998-2016 гг., представлена на рис. 2 (рассчитано авторами по данным Росстата). На рис. 2 для удобства визуального анализа периоды, соответствующие действию отрицательных внешнеэкономических шоков на функционирование национальной экономики, отмечены серой заливкой. Рис. 2. Траектория структурных изменений межотраслевых пропорций в экономических системах в пространстве показателей tα и tβ за период 1998-2016 гг. В траектории структурных изменений в экономике Астраханской области в пространстве показателей tα и tβ можно выделить следующие особенности и эволюционные фазы развития. В первой фазе, охватывающей период 1998-2000 гг., заметно развивается сектор промышленности: после кризиса 1998 г. уровень индустриализации экономики в 2000 г. достиг максимальной величины за весь период наблюдения и составил величину tα = 7,5. Средняя степень индустриализации экономики Германии в 2014 г. составляла tα = 37,5 с учётом земель бывшей ГДР и изменялась в пределах 25,1-37,5 в период 1998-2014 гг. [9]. В той же фазе происходит значительная итоговая десервизация экономики региона - степень сервизации уменьшилась на 30 % и составила в 2000 г. величину tβ = 1,22, практически совпадающую с минимальным значением tβ = 1,21 в 2008 г. за весь период наблюдения. Средняя степень сервизации экономики Германии в 2014 г. составила tβ = 2,7 и варьирует в пределах 2,7-3,0 за 1998-2014 гг. [9]. Вторая фаза характеризуется резким обратным структурным сдвигом в 2001 г., который вернул экономику Астраханской области к практическому исходному состоянию межотраслевых пропорций и увеличению доли сферы услуг в ВРП. Это частично можно связать с изменением экономической политики России после 2000 г. и приданием ей социально-ориентированного характера. В период 2001-2008 гг. межотраслевая структура проявляет разнонаправленные изменения без явно выраженных сдвигов по сравнению с первыми двумя фазами. Наиболее деструктивные явления с точки зрения эволюции межотраслевых пропорций происходят в экономике Астраханской области после кризиса 2008 г. в третьей фазе. В данной фазе индустриализация её экономики уменьшилась на 58 % и сервизация увеличилась на 117 %. Степень сервизации экономики в 2009 г. достигла максимальной величины за весь период наблюдения и составила величину tβ = 2,62, и для этого же периода достигнуто минимальное значение tα = 2,13. Регионы с таким значением степени индустриализации tα 3,5 в работе [7] отнесены к слабоиндустриальным регионам, также как и Волгоградская область с 2008 г. Четвёртая фаза развития экономики Астраханской области в период 2010-2016 гг. характеризуется положительным структурным трендом в развитии промышленности, который длится 7 лет включительно по 2016 г. (чёрная жирная линия на рис. 2). Такая индустриализация экономики области сопровождается отрицательным структурным трендом развития сферы услуг. В итоге в 2016 г. степени индустриализации tα и сервизации tβ данного региона вернулись к значениям, близким к тем, которые наблюдались в 2008 г. (см. рис. 1). Положительный индустриальный тренд (пунктирная линия на рис. 2) за 2004-2006 гг. для Волгоградской области совпадает с положительной общеэкономической конъюнктурой, характеризующейся ростом мировых цен на сырьё и десервизацией её экономики. В данный период восстановительного роста территориальные индексы ВРП и ДВРП имеют положительную динамику, позволяя сделать вывод о более успешном развитии Волгоградской области по сравнению с Астраханской областью. Более подробный структурный анализ межотраслевых пропорций Волгоградской области и по России в период 1998-2014 гг. представлен в работах [9, 8]. В отличие от Астраханской области, в Волгоградской области в 2014-2016 гг. наблюдается деиндустриализация её экономики. Степень индустриализации достигла в 2016 г. минимального за весь период наблюдения значения tα = 2,21. Начиная с 2013 г. ДВРП Астраханской области стал превышать ДВРП Волгоградской области, и территориальный индекс ДВРП данных областей за 2014-2016 гг. характеризуется отрицательной динамикой (см. рис. 1). Результирующий вектор развития структуры межотраслевых пропорций Астраханской и Волгоградской областей и в среднем по регионам России за 1998-2016 гг. представлен на рис. 2 (пунктирная линия со стрелкой). Экономика Астраханской области области характеризуется положительными тенденциями в развитии степени её индустриализации и может быть отнесена к среднеиндустриальному типу региональных экономических систем. Степень индустриализации в среднем по всем регионам России составляла величину tα = 5,94 в 2016 г. (рис. 2). Для высокоиндустриальных регионов значение tα должно быть в области 9 и более [7]. Степень сервизации экономики Астраханской области tβ = 1,32, что ниже степени сервизации экономики Волгоградской области и в среднем по России в 2016 г., и имеет устойчивую тенденцию к снижению. С 2015 г. доля сферы производства услуг в объёме ВРП по сравнению с удельным весом для сферы производства товаров уменьшается и в 2016 г. составила 47,2 %. Такая тенденция наблюдается впервые для Астраханской области с 2009 г. Поскольку сектор услуг обеспечивает воспроизводство и развитие человеческого потенциала [10], а в итоге и капитала, то такое развитие данного сектора можно отнести к негативным тенденциям и учитывать при разработке структурной политики и программ социально-экономического развития Астраханской области. В процессе развития стран с высокоразвитой постиндустриальной экономикой и самым высоким значением индекса развития человеческого потенциала доля сферы производства услуг в их ВВП достигла в настоящее время значений около 70 % и более. Итоговый вектор развития межотраслевой структуры Волгоградской области характеризуется деиндустриализацией её экономики со средним значение степени сервизации tβ = 1,45 и коэффициентом вариации данного показателя 8 % за 2009-2016 гг. Экономика Волгоградской области может быть отнесена к слабоиндустриальному типу региональных экономических систем [7]. Заключение В среднем по регионам России результирующий вектор развития межотраслевой структуры характеризуется положительной тенденцией с одновременным возрастанием степени индустриализации и сервизации экономики страны в целом. Однако темпы роста данных показателей недостаточны, чтобы в ближайшие несколько десятилетий говорить приближении к значениям развитых высокоиндустриальных стран с большим удельным весом сектора услуг в ВВП (около 70 % для Германии в 2014 г.). В этом контексте возникает вопрос, могут ли быть осуществлены такие условия развития в Астраханской и Волгоградской областях, если сервизация экономики данных регионов не будет сопровождаться их деиндустриализацией, а средний вектор структурных изменений межотраслевых пропорций будет соответствовать общероссийской тенденции.
References

1. Suharev O. S. Strukturnye problemy ekonomiki Rossii: teoreticheskoe obosnovanie i prakticheskie resheniya. M.: Finansy i statistika, 2010. 192 s.

2. Inshakov O. V., Sharkevich I. V., Shevandrin A. V. Evolyucionnyy podhod k issledovaniyu dinamiki regional'nyh ekonomicheskih sistem v Rossii. Volgograd: Izd-vo Volgogr. gos. un-ta, 2006. 35 s.

3. Krasil'nikov O. Yu. Perspektivy razvitiya ekonomiki Rossii v preddverii novoy volny strukturnogo krizisa // Izv. Sarat. un-ta. Ser.: Ekonomika. Upravlenie. Pravo. 2011. T. 11. Vyp. 1. S. 3-7.

4. Suharev O. S. Strukturnyy analiz ekonomiki. M.: Finansy i statistika, 2012. 216 s.

5. Yaremenko Yu. V. Teoriya i metodologiya issledovaniya mnogourovnevoy ekonomiki. M.: Nauka, 1997. 400 s.

6. Buletova N. E., Sharkevich I. V., Meshcheryakova Ya. V. An assessment of growth quality and economic structure: a regional perspective // Asian Journal of Applied Sciences. 2016. Vol. 4. No. 4. Pp. 889-898.

7. Sharkevich I. V. Makrostrukturnye izmeneniya v ekonomike Rossii. Regional'nyy aspekt // Aktual'nye problemy social'no-ekonomicheskogo razvitiya regiona: sb. materialov Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (Volgograd, dekabr' 2009 g.). Volgograd: Paradigma, 2010. S. 11-19.

8. Sharkevich I. V., Zlochevskiy I. A. Kachestvo ekonomicheskogo rosta i strukturnyh izmeneniy kak rezul'tat i ocenka effektivnosti promyshlennoy politiki // Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika. 2013. № 38. S. 41-46.

9. Burov A. N., Buletova N. E., Kopylov S. I., Sharkevich I. V. Ekonomika uslug i ee rol' v postindustrial'nom razvitii po itogam strukturnogo analiza // Servis plus. 2017. T. 11. № 1. S. 24-36.

10. Kravchenko E. N., Sharkevich I. V. Novyy podhod k ocenke razvitiya chelovecheskogo potenciala v regionah Rossiyskoy Federacii // Vestn. Irkut. gos. tehn. un-ta. 2013. № 11 (82). S. 345-351.