CONSUMER SENTIMENT IN THE REGION (BY THE EXAMPLE OF THE ASTRAKHAN REGION)
Abstract and keywords
Abstract (English):
Modern social system is considered in terms of "consumption" category - one of the main characteristics and systemic signs of modernity. It emphasizes the danger of non-uniform distribution of material goods for the well-being of the social system. The role of moderation as a factor in maintaining stability, unity and organic solidarity in the integrity is stated. It is argued that the preservation of equilibrium in the social system is possible in case conversion of the gained in the maintenance of the family, clan, corporate, national relations. According to the materials of the monitoring study conducted in the Astrakhan region in 2013-2016 by the laboratory of socio-psychological researches of the Astrakhan State Architectural and Construction University, the analysis of consumer sentiment of population of the region is made. The analysis of the family index, the index of the inter-regional comparisons, the expectation index and the index of consumer activity led to the conclusion on the reduction of social optimism, low consumer confidence, high migration request in the region.

Keywords:
consumption, moderation, consumer sentiment, consumer sentiment index, region
Text
Введение Одно из наименований современной социальной системы - общество потребления, экономической системы - экономика потребления. Категория «потребление» становится одной из главных характеристик и системообразующим признаком современности. Нетрудно заметить связь понятий «потребление» и «потребности». При этом еще Т. Веблен отмечал, что при удовлетворении потребностей люди руководствуются не только рациональными экономическими мотивами, но и такими социальными факторами, как демонстративное статусно-престижное потребление, завистливое сравнение, подражание [1]. Неоинституционалисты, так же как и Т. Веблен, акцентируют влияние на экономику неэкономических факторов - психологических, моральных, взятых в историческом разрезе. Как пишет Д. Норт, «мы знаем слишком мало о роли культуры и идеологии в формировании экономических систем» [2]. Это приводит к расширению логики неоинституционального анализа в разработке категории социально-экономической жизни через определение органической взаимосвязи социального и экономического, систематизации атрибутов качества жизни населения в социальном государстве на основе методологических принципов «ограниченной рациональности, неполноты информации, холизма, отсутствия равновесия, инновационности развития комплексных институтов социального государства, социального партнерства, интеллектуальных организаций, социально-экономического проектирования и программирования» [3, c. 8]. Таким образом, в теории неоинституционализма признается исходная роль человека и его потребностей в хозяйственной деятельности; «разнообразие результатов производства, включая материальные, социальные и духовные ценности» [3, c. 17]. При этом объективные по своему характеру показатели (статистические, эконометрические) хозяйственной деятельности и ее результатов, положения человека в обществе, степени удовлетворения его потребностей малоэффективны. Так, например, уровень производства и доходов не может являться сам по себе универсальным показателем социально-экономического потенциала, прогрессивности социальной системы. Эти показатели должны быть сопоставимы с осознанной потребностью в материальных благах в системе ценностей индивидов. По Э. Дюркгейму, число самоубийств растет в периоды не только резких экономических спадов, но и резких экономических подъемов [4]. Таким образом, когда рост материальных благ находится в ситуации аномии, это разрушает и человека, и общность. Практика социальной жизни демонстрирует необходимость ориентированности на умеренное потребление, при котором материальное является не целью, а средством для обеспечения физического здоровья, комфортной жизни в морально-нравственном и духовном плане. Неравномерное распределение материальных благ опасно для благополучия социальной системы. Ключевым в поддержании равномерного распределения является провозглашение идеи умеренного потребления как ценности. Умеренность в потреблении становится фактором сохранения стабильности, единства, органической солидарности в общности. Умеренность в потреблении не означает отказа от самого необходимого, аскетизма. Но, в отличие от культа потребления, в котором материальное потребление, накопление позиционируются как цель жизни, а накопительство - как социальная ценность, сохранение равновесия в социальной системе возможно только при условии конвертации накопленного в поддержание взаимоотношений - семейных, клановых, корпоративных, общегосударственных и т. п. При выполнении этого условия умеренному потреблению придается высокий духовно-нравственный смысл, а бережливость начинает соотноситься с ценностями высокого порядка и воспринимается не как бессмысленное накопление, а как сбережение стратегических ресурсов [5]. Методы исследования В ситуации, когда потребление становится не только экономической, но и социально-экономической категорией, «наиболее адекватными стоящим задачам становятся показатели, построенные на основе результатов анализа субъективных оценок и мнений» [6, c. 74]. Среди таких показателей - индекс потребительских настроений (ИПН), который обладает следующими преимуществами: во-первых, это инструмент, обладающий большим прогнозным потенциалом, особенно в условиях ускоренных трансформаций общества. «Те вопросы, на основе которых он строится, фокусируются на понимании того, как потребители трактуют информацию о текущем и будущем развитии экономики. Так, известно, что реальный спрос на автомобильном рынке идет с квартальным опозданием вслед за самооценкой населением своих потребительских намерений [6, c. 74]. Во-вторых, ИПН - это уникальный макроэкономический индикатор, позволяющий «проводить независимую негосударственную экспертизу эффективности экономической политики государства» [6, c. 74] на основе измерения динамики оптимизма, социальной устойчивости населения в отношении социально-экономического развития, который население выражает через свое потребление и сбережение [7]. В Астраханской области первая волна мониторингового исследования индекса потребительских настроений была проведена Лабораторией социально-психологических исследований Астраханского государственного архитектурно-строительного университета под руководством Е. В. Каргаполовой в январе 2013 г. (N = 830), вторая волна - в апреле 2013 г. (N = 690), третья - в декабре 2013 г. (N = 600), четвертая - в апреле 2014 г. (N = 700), пятая - в ноябре 2014 г. (N = 600), шестая - в марте 2015 г. (N = 1200), седьмая - в ноябре 2015 г. (N = 1200), восьмая - в марте 2016 г. (N = 700). Исследование проводилось методом анкетирования по месту жительства. Квотируемые признаки: «пол», «возраст», «тип поселения». Ошибка выборки не превышает 3 %. Индекс рассчитывается на основе ответов респондентов на 6 вопросов: 1. «Как Вы полагаете, нынешние условия жизни в нашей области лучше, хуже или примерно такие же, как и в целом по стране?» 2. «Как Вы полагаете, Ваше нынешнее материальное положение (вашей семьи), лучше, хуже или примерно такое же, каким оно было год назад?» 3. «Как Вы полагаете, в ближайшие 12 месяцев Ваше материальное положение улучшится, ухудшится или останется примерно таким же, как сейчас?» 4. «Как, по Вашему мнению, за это время изменится жизнь большинства россиян: улучшится, ухудшится или останется примерно такой же, как сейчас?» 5. «Как Вы думаете, в ближайшие 5 лет материальное положение россиян в целом улучшится, ухудшится или останется прежним?» 6. «Если говорить о крупных покупках для дома, - таких как мебель, холодильник, бытовая электроника, телевизор, - то, как Вы полагаете, сейчас в целом хорошее или плохое время для того, чтобы делать такие покупки?» На основании ответов респондентов на каждый вопрос рассчитываются частные индексы, отражающие динамику отдельных факторов, формирующих потребительское поведение населения. Частные индексы строятся по следующей схеме: из доли положительных ответов вычитается доля отрицательных (средние и несодержательные варианты ответов в расчетах не учитываются) и к этой разнице прибавляется 100, чтобы исключить появление отрицательных величин. Совокупный индекс рассчитывается как средняя арифметическая из частных индексов. Значения индексов могут изменяться в пределах от 0 до 200. Индекс равен 200, когда все население положительно оценивает экономическую ситуацию. Индекс равен 100, когда доля положительных и отрицательных оценок одинакова. Значения индекса ниже 100 означают преобладание негативных оценок в обществе. Для полной картины регионального индекса потребительских настроений рассчитывают следующие частные индексы: индекс положения семьи (ИС) (вопросы 2-3), индекс межрегиональных сравнений (ИМС) (вопрос 1), индекс ожиданий (ИО) (вопросы 3-5) и индекс покупательской активности (ИПА) (вопрос 6). Если значения частных индексов больше 100, то доля положительных ответов превышает долю отрицательных. И наоборот, если значение индекса меньше 100, то большинство респондентов дали отрицательные ответы по тому или иному вопросу. Динамика потребительских настроений в Астраханской области На основании расчетов 8-ми волн (табл. 1-2, рис.) можно сделать вывод, что индекс межрегиональных сравнений достиг своего максимума в 4-ю волну мониторингового исследования индекса потребительских настроений, в апреле 2014 г. (на 10 баллов больше относительно предыдущей - 3-й волны), но в марте 2015 г., в 6-ю волну исследований, его показатели снизились до минимальных за весь период исследования и составил 62 балла (на 20 баллов ниже относительно предыдущей волны). Таблица 1 Распределение ответов респондентов на вопросы, связанные с оценкой социального самочувствия и потребительских настроений * Формулировка вопросов, варианты ответа Январь 2013 г. Май 2013 г. Ноябрь 2013 г. Апрель 2014 г. Ноябрь 2014 г. Март 2015 г. Ноябрь 2015 г. Март 2016 г. Как вы полагаете, нынешние условия жизни в нашей области лучше, хуже или примерно такие же, как в целом по стране? Лучше 7,4 8,0 8,6 10,6 9,8 5,1 8,5 10,0 Такие же 38,4 39,9 41,3 44,0 47,5 38,7 34,4 32,1 Хуже 38,0 35,5 34,0 25,3 27,8 43,0 38,2 43,1 Не знаю 14,5 15,7 15,1 18,1 14,2 12,7 14,8 11,1 Отказ от ответа 1,7 0,9 1,0 2,0 0,7 0,5 4,1 3,7 Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 Как вы полагаете, Ваше нынешнее материальное положение (Вашей семьи) лучше, хуже или примерно такое же, каким оно было год назад? Материальное положение семьи хуже, чем было год назад 21,5 22,3 24,6 19,9 24,2 33,2 36,8 40,9 Материальное положение семьи такое же, как год назад 47,6 50,3 53,0 52,0 56,8 37,4 38,1 35,6 Материальное положение лучше, чем год назад 21,1 19,3 16,0 19,4 13,2 17,4 11,0 12,4 Не знаю 6,1 5,2 4,7 7,0 4,7 9,0 8,8 6,9 Отказ от ответа 3,7 2,9 1,7 1,7 1,1 3,0 5,3 4,2 Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 Как Вы полагаете, в ближайшие 12 месяцев ваше материальное положение улучшится, ухудшится или останется примерно таким же, как сейчас? Материальное положение семьи станет хуже, чем сейчас 11,5 16,4 17,3 12,7 14,0 16,8 24,3 24,3 Материальное положение семьи останется таким же, как сейчас 40,2 38,6 42,0 38,0 44,7 35,8 33,5 33,0 Материальное положение семьи станет лучше, чем сейчас 17,3 17,8 14,1 19,4 16,8 14,3 11,4 17,3 Не знаю 27,8 24,8 23,7 27,0 22,3 30,5 25,8 22,1 Отказ от ответа 3,2 2,4 2,4 2,9 2,2 2,6 5,0 3,3 Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 * В % от опрошенных. Продолжение табл. 1 Распределение ответов респондентов на вопросы, связанные с оценкой социального самочувствия и потребительских настроений * Формулировка вопросов, варианты ответа Январь 2013 г. Май 2013 г. Ноябрь 2013 г. Апрель 2014 г. Ноябрь 2014 г. Март 2015 г. Ноябрь 2015 г. Март 2016 г. Как, по Вашему мнению, за ближайшие 12 месяцев изменится жизнь большинства россиян: улучшится, ухудшится или останется примерно такой же, как сейчас? Жизнь большинства станет хуже, чем сейчас 29,2 27,8 27,1 23,7 22,7 39,0 36,0 39,1 Жизнь большинства останется такой же, как сейчас 32,3 34,2 37,9 33,0 38,7 19,6 27,1 29,0 Жизнь большинства станет лучше, чем сейчас 7,3 5,8 8,7 10,4 10,7 8,9 8,2 9,4 Не знаю 29,3 29,9 24,3 30,0 26,8 29,9 24,7 18,6 Отказ от ответа 1,9 2,3 2,0 2,9 1,1 2,6 4,0 3,9 Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 Как Вы думаете, в ближайшие 5 лет материальное положение россиян в целом улучшится, ухудшится или останется прежним? Материальное положение россиян станет хуже, чем сейчас 26,3 27,0 26,0 22,3 18,3 18,2 27,1 31,9 Материальное положение россиян останется таким же, как сейчас 25,1 27,5 24,9 20,9 27,0 21,1 22,4 21,4 Материальное положение россиян станет лучше, чем сейчас 11,6 10,9 12,0 18,7 20,2 14,2 13,8 16,6 Не знаю 33,7 32,5 34,6 35,4 32,3 43,8 31,1 27,0 Отказ от ответа 3,3 2,1 2,0 2,7 2,2 2,7 5,6 3,1 Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 Если говорить о крупных покупках, - таких как мебель, холодильник, бытовая электроника, телевизор, - то, как Вы полагаете, сейчас в целом хорошее или плохое время для того, чтобы делать такие покупки? Плохое время для совершения крупных покупок 15,1 21,0 18,7 16,7 23,2 41,4 33,4 41,0 Ни хорошее, ни плохое время для совершения покупок 45,0 45,2 50,4 48,3 42,0 31,5 40,9 38,9 Хорошее время для совершения крупных покупок 14,0 12,2 10,7 16,1 16,3 9,8 8,2 7,7 Не знаю 20,4 17,8 15,6 15,6 17,0 15,0 11,3 7,7 Отказ от ответа 5,5 3,8 4,1 3,3 1,5 2,3 6,2 12,4 Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 * В % от опрошенных. Таблица 2 Индексы потребительских настроений в Астраханской области Показатель Период исследования Январь 2013 г. Апрель 2013 г. Декабрь 2013 г. Апрель 2014 г. Ноябрь 2014 г. Март 2015 г. Ноябрь 2015 г. Март 2016 г. Индекс положения семьи 103 99 94 103 96 91 81 82 Индекс межрегиональных сравнений 69 73 75 85 82 62 70 70 Индекс ожиданий 90 88 88 97 98 88 82 83 Индекс покупательской активности 99 91 92 99 93 68 75 67 Оценка изменений положения семьи 100 97 91 99 89 84 74 71 Индивидуальный оптимизм 106 101 97 107 103 97 87 93 Краткосрочный социальный оптимизм 78 78 82 87 88 70 72 70 Долгосрочный социальный оптимизм 85 84 86 96 102 96 87 85 Совокупный индекс 90 88 87 96 92 77 77 75 Рис. 1. Динамика индексов потребительских настроений в Астраханской области Результаты последних 2-х волн одинаковы и показывают его некоторое увеличение (на 8 баллов относительно волны в марте 2015 г.). Динамика снижения этого показателя в марте 2015 г. более значительная, чем в 2013 г. Необходимо отметить, что значения этого индекса являются самыми низкими из всех частных индексов РИПН, и за весь исследуемый период отрицательные ответы респондентов значительно превышали положительные. Только каждый десятый астраханец считает, что нынешние условия жизни в Астраханской области лучше, чем в целом по стране. При этом 15-20 % астраханцев затруднились и отказались ответить на этот вопрос, их мнения не учитывались при расчете индекса межрегиональных сравнений. Индекс положения семьи с января по декабрь 2013 г. снизился на 9 баллов, но в апреле 2014 г. повысился до 103 баллов, вернувшись к первоначальному значению, и после этого уже не поднимался, достигнув минимума в ноябре 2015 г., последние исследования в марте 2016 г. показали его увеличение всего на 1 балл. Наблюдается спад относительно апреля 2014 г., более значительный, чем в 2013 г., он равен 21 баллу. Это значит, что отрицательные ответы респондентов значительно превышают положительные, только в январе 2013 г. и апреле 2014 г. доля положительных ответов несколько превышала отрицательные. Доля астраханцев, которые считают, что их нынешнее материальное положение хуже, чем оно было год назад, увеличилась до своего максимума в марте 2016 г. (практически в 2 раза относительно показателей апреля 2014 г.) и составила 40,9 %. Соответственно минимум подындекса оценки изменений положения семьи также наблюдается в марте 2016 г., что составило 71 балл. Доля тех астраханцев, которые не ответили или затруднились или отказались ответить на этот вопрос, составляет 6-14 %. Причем минимум в этой категории наблюдается по результатам тех волн, в которых максимальное количество жителей региона считают свое положение неизменным. Таким образом, астраханцам легче всего дать оценку краткосрочной перспективе своего материального положения. Индекс ожиданий был относительно стабильным в 2013 г., а в апреле 2014 г. значительно повысился (на 9 баллов) и продолжал повышаться в течение всего года, что, вероятно, было связано с ростом международного престижа России в связи с проведением Олимпийских игр в Сочи и присоединением Крыма. Но, несмотря на повышение, этот индекс не достиг положительно-нейтральной 100-балльной отметки. В 2015 г. снова наметился спад, к марту 2016 г. он составил 83 балла, что на 15 баллов ниже относительно максимального за весь период исследований значения в ноябре 2014 г. При анализе составляющих индекса ожиданий необходимо отметить, что наиболее высокие показатели наблюдаются в подындексе индивидуального оптимизма: в 4-х волнах из 8-ми значения этого индекса несколько превышали100-балльную отметку при максимуме в январе 2013 г. и апреле 2014 г. (106 и 107 баллов соответственно) и минимуме в ноябре 2015 г. (87 баллов). Значения этого показателя, как указывалось выше, влияют также на показатели индекса положения семьи. Количество астраханцев, которые считают, что в ближайшие 12 месяцев их материальное положение ухудшится, увеличилось к концу 2015 г. практически в два раза и продолжает оставаться неизменным и в 2016 г. При этом количество тех, кто придерживается противоположной точки зрения, в марте 2016 г. несколько увеличилось по сравнению с 2-мя предыдущими волнами - до 17,3 %. А доля тех, кто затрудняется ответить на этот вопрос, составляет 25-32 % от опрошенных. Таким образом, каждый третий-четвертый астраханец затрудняется с оценкой краткосрочной перспективы своего материального положения и положения своей семьи, хотя и наибольшую категорию при ответе на этот вопрос составляют те, кто считает, что материальное положение семьи останется таким же, как сейчас. Наиболее низкие показатели среди подындексов ожидания за весь период исследования наблюдаются среди индекса краткосрочного социального оптимизма при максимуме в 2014 г. и минимуме в последних 3-х волнах 2015-2016 гг. (количество отрицательных ответов более чем в 4 раза превышает положительные). Значительной остается доля тех, кто затрудняется ответить на этот вопрос. Так, до последней волны их количество составляло 26-32 % и только к марту 2016 г. несколько снизилось - до 22,5 %. Таким образом, каждый третий-четвертый астраханец не может оценить краткосрочную перспективу своего проживания на территории страны. При этом нуждается в дальнейшем изучении следующая тенденция: показатели подындекса ожиданий - индекса долгосрочного социального оптимизма - превышают показатели краткосрочного социального оптимизма (при максимуме в ноябре 2014 г., когда единственный раз за весь период исследования значения этого индекса превысили 100-балльную отметку). В апреле 2014 г. и марте 2015 г. значения этого индекса составили 96 баллов, а по результатам остальных волн колебались незначительно, в пределах 84-87 баллов. При анализе значений этого индекса необходимо учитывать следующее: во-первых, его относительно высокие значения обеспечиваются за счет очень большой доли затруднившихся и отказавшихся отвечать на вопрос (30-46 %), мнение этой категории не учитывается при расчете индекса; во-вторых, количество ответивших отрицательно на этот вопрос достигло своего максимума в марте 2016 г. и практически в 2 раза превысило количество положительных ответов. Что касается индекса покупательской активности, то в целом мы наблюдаем в его динамике траекторию других индексов - понижение с января 2013 г. к декабрю 2013 г. на 9 баллов, далее опять повышение до 99 баллов в апреле 2014 г. и далее более существенное падение с марта 2015 г. до 67-75 баллов. Количество жителей региона, которые считают, что нынешнее время является плохим для совершения крупных покупок, достигло своего максимума в марте 2016 г. и более чем в 2,5 раза превысило показатели января 2013 г. Также в марте 2016 г. впервые за весь период исследования эта категория превысила количество «нейтральных» оценок. Уменьшилось также до минимальных значений количество положительных ответов на этот вопрос и стало более чем в 5 раз меньше, чем количество отрицательных. Количество затруднившихся и отказавшихся ответить на этот вопрос продолжает оставаться существенным и составляет 17-26 % от опрошенных за весь период исследований. Совокупный индекс также снижался к декабрю 2013 г. В 2014 г. происходит некоторое увеличение его показателей, но марте 2015 г. фиксируется значительное его падение и минимум зафиксирован в марте 2016 г. (см. рис.). К ноябрю 2015 г. значения частных и совокупных индексов сосредоточились в диапазоне от 67 до 85 баллов. Это значит, что доли отрицательных ответов значительно превышают положительные абсолютно по всем вопросам. При этом значения таких индексов, как индекс индивидуального оптимизма, долгосрочного социального оптимизма, ожиданий и положения семьи превышают значения совокупного индекса, а значения индексов краткосрочного социального оптимизма, покупательской активности и межрегиональных сравнений - напротив, ниже. В наибольшей степени падение совокупного индекса в последней волне обеспечено за счет падения индекса покупательной активности. Это свидетельствует о снижении социального оптимизма в актуальном настоящем и на ближайшую краткосрочную перспективу. Астраханцы достаточно уверенно могут дать только один «горизонт прогноза», а именно оценить ретроспективу своего материального положения. Для значительной части населения региона настоящее и будущее в большей степени связаны с осознанием неопределенности, неустойчивости своего собственного положения в системе общественных отношений. Причем неопределенность увеличивается от настоящего к долгосрочной перспективе во времени, а также в пространстве - проще оценить положение своей семьи, сложнее относительно региона и затруднительно - относительно страны в целом. Вывод Таким образом, уровень потребительской уверенности в Астраханской области крайне низкий: лишь в отдельных случаях значение его отдельных составляющих преодолевает «точку равновесия» в 100 баллов. Преобладающий среди жителей Астраханской области способ оценки будущего уровня жизни в принципе аналогичен тому, который зафиксирован по результатам исследования ИПН среди волгоградцев: «В ближайшем будущем мое положение чуть улучшится, у большинства населения ситуация будет значительно хуже, чем у меня, и вероятность того, что через пять лет в стране все образуется, крайне низка» [6, с. 83]. Необходимо добавить к этой формуле следующее: с учетом наших наблюдений с 2009 г., неоднократно зафиксированных в результатах конкретных социологических исследований в Астраханской области, проведенных Лабораторией социально-психологических исследований АГАСУ [5, 6, 8-10], для региона характерен очень высокий миграционный запрос - количество желающих выехать за пределы региона колеблется в пределах 3-14 %.
References

1. Veblen T. Teoriya prazdnogo klassa. M.: Progress, 1984. 367 s.

2. Nort D. Vklad neoinstitucionalizma v ponimanie problem perehodnoy ekonomiki. URL: http://www.finansy.ru/publ/north.htm (data obrascheniya: 12.03.2013).

3. Smirnov V. V. Formirovanie institucional'noy sredy innovacionnogo razvitiya social'no-ekonomicheskoy zhizni: avtoref. dis. … d-ra ekon. nauk. Orel, 2011. 50 s.

4. Dyurkgeym E. Samoubiystvo: sociologicheskiy etyud. M.: Mysl', 1994. 399 s.

5. Kargapolova E. V. Razvitie sociokul'turnogo potenciala sovremennogo rossiyskogo regiona v usloviyah institucional'nyh izmeneniy: dis. … d-ra sociol. nauk. Astrahan', 2014. 379 s.

6. Sovremennyy rossiyskiy region: ocenka sostoyaniya i tendencii razvitiya. Volgograd: Volgogr. nauch. izd-vo, 2012. 185 s.

7. Dulina N. V., Tokarev V. V. Social'noe samochuvstvie rossiyan: regional'nyy aspekt // Nauchnyy potencial regionov na sluzhbu modernizacii: mezhvuz. sb. nauch. statey s mezhdunar. uchastiem. Astrahan': AISI, 2011. S. 172-178.

8. Anufriev D. P. Zhilische kak element social'no-ekonomicheskoy sistemy regiona (opyt prikladnogo issledovaniya) // Vestn. MGSU. Nauch.-tehn. zh-l po stroit-vu i arhit-re. 2014. № 2. S. 187-196.

9. Sociokul'turnyy portret Astrahanskoy oblasti. Opyt sociologicheskogo, ekonomicheskogo i politologicheskogo analiza. Volgograd: Volgogr. nauch. izd-vo, 2010. 307 s.

10. Kargapolova E. V. Tridcatyy region: potencial social'nogo razvitiya / pod obsch. nauch. red. prof. N. V. Dulinoy. Volgograd: Volgogr. nauch. izd-vo, 2011. 375 s.