ADVANTAGES AND DISADVANTAGES OF MIGRATION: PECULIARITIES OF THE DEVELOPMENT OF REGIONAL SOCIAL AND ECONOMIC PROCESSES
Abstract and keywords
Abstract (English):
The article is devoted to assessing immigration and emigration streams in the Astrakhan region. It also touches upon their impact on the social and economic environment in the region, taking into account the results of special sociological research compared with the data of all-Russian enquiries. The pilot sociological opinion poll "Migration processes in the Astrakhan region" was performed from June, 20 to July, 5 in 2014. In order to compare the results, the data from All-Russian Center of population opinion studies (VCIOM) and other analytical centers were involved. The article presents the analysis of the data obtained from All-Russian population counts, which were carried out from 1929 to 2010, including the data that were not publicly covered. Using this information, we carry out an analysis of the changes in migration policy, the basic trends in the labor migration in the region, the attitude of the population to labor migration and difficulties of its development.

Keywords:
labor migration, region, social and economic situation
Text
Введение Сокращение средней продолжительности жизни, снижение рождаемости и естественная убыль населения, проявившие себя особенно отчетливо в последние десятилетия, заставляют с особым вниманием отнестись к проблеме диагностики трудовой ресурсной обеспеченности и поиска решений по сохранению и поддержанию трудового потенциала на уровне, достаточном для реализации поставленных целей социально-экономического развития России. Если варианты изменения общей численности населения могут быть альтернативными (расти или сокращаться), то возрастной состав населения практически безальтернативен. По всем прогнозам численность экономически активного населения и численность занятых будут снижаться. Из состава трудовых ресурсов выбывает многочисленное поколение рожденных в 1950-е гг., а прибывает - малочисленное поколение 1990-х гг., поэтому численность и доля населения в трудоспособном возрасте будут быстро убывать до середины 2020-х гг. (даже если менять его возрастные границы за счет пенсионного возраста) [1]. Коэффициент демографической нагрузки возрастет с 577 нетрудоспособных, приходящихся на 1 000 чел. трудоспособного возраста в 2007 г., до 708 чел. в 2016 г. [2, с. 74-80]. Очевидно, что демографические изменения, помимо всего прочего, вызывают серьезные экономические последствия, которые касаются всех сфер экономики: рынка труда и услуг, потребительского рынка, сбережений, инвестиционного климата. Демографическая нагрузка на одного трудоспособного неизбежно приводит к росту неудовлетворенного спроса на рынке труда и, как следствие, к росту потребности в рабочей силе мигрантов. Решение данной проблемы - привлечение трудовых ресурсов извне, т. е. международная трудовая миграция. В настоящее время эта тема очень актуальна среди исследователей. Так, проблемы последствий миграционных процессов анализируются в трудах И. Валлерстайна, Дж. Тили, М. Кастельса, М. Миллера, П. Стокера, а также Ю. А. Арутюняна, Г. С. Витковской, Ж. Е. Зайончковской, В. А. Ионцева, Н. В. Мкртчяна, В. М. Моисеенко, Л. А. Рыбаковского и др. Среди работ, специально исследующих влияние миграции на экономику и рынок труда, можно выделить труды С. Н. Градировского, О. Д. Выхованца и И. В. Ивахнюка [3]. Как справедливо подчеркивает О. Л. Рыбаковский, в условиях глобализации, миграция населения, в узком смысле слова, по объемам и значимости для всех сфер жизнедеятельности уступила место трудовой миграции [4]. Несомненный интерес для анализа возможностей использования потенциала трудовой миграции в процессе модернизации страны представляют исследования Е. Г. Ясина [5], Е. Тюрюкановой, А. Вишневского. Особо следует выделить крупномасштабное социологическое исследование о профилях трудовых мигрантов В. И. Мукомель [6], результаты которого дают обширный аналитический и сравнительный материал для дальнейших исследований миграции. Сравнительные данные для предпринятого исследования и результаты их анализа представлены в многочисленных публикациях по данной проблеме в журнале «Социологические исследования» [7-10]. На примере Астраханской области (АО) приведена оценка иммиграционных и эмиграционных процессов за последние 20 лет, которая представляет собой результаты специального социологического исследования в сравнении с данными всероссийских опросов. Инициативный социологический опрос «Миграционные процессы в Астраханской области» проводился с 20 июня по 5 июля 2014 г. Было опрошено 659 чел. в 11 городских и сельских населенных пунктах АО. Для сопоставления результатов были привлечены данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и других аналитических центров. Анализировались также данные Всероссийских переписей населения 1929-2010 гг. с привлечением данных, не нашедших в полной мере своего отражения в открытой печати. Социально-экономические показатели Астраханской области В последние годы АО становится инвестиционно привлекательным регионом как для российских, так и для зарубежных компаний. В 2013 г., на фоне общероссийского снижения, по темпам роста инвестиций в основной капитал АО находилась среди лидеров - 2-е место (в 2013 г. их объем вырос на 37 %). Объем зарубежных инвестиций также увеличился. Область оказалась среди лидеров по улучшению позиций в рейтинге регионов по объему зарубежных инвестиций на душу населения [11, с. 43]. По итогам 2013 г. индекс промышленного производства составил 115,8 %, что соответствует 3-у месту среди всех субъектов РФ. Самый большой вклад в этот показатель внесло производство по добыче нефти и газа, в том числе на шельфе Каспия. Вырос и объем доходов консолидированного бюджета региона [11, с. 10-11]. Выгодное географическое расположение южного форпоста России и экономическая политика области способствуют динамичному развитию строительства, судостроения, нефтяной и газовой промышленности, торговли, сферы услуг, сельского хозяйства и, как следствие, - рынка труда в регионе. Внутренние трудовые ресурсы в полной мере этот спрос не покрывают. На территории АО, сопоставимой по площади с территорией Нидерландов, численность населения в 16 раз меньше. С 2008 г. численность собственных трудовых ресурсов постоянно сокращается, и количество людей, занятых в экономике области, снижается. Снижается и уровень безработицы, которая могла бы стать внутренним резервом занятости. Регистрируемая безработица в январе - феврале 2014 г. находится практически на минимальных значениях за последние 15 лет (табл. 1). Таблица 1 Усредненные статистические данные о занятости и безработице в Астраханской области (по [13]) Год Экономически активные, чел. Занятые, чел. Уровень безработицы, чел. 2012 518 000 477 000 7,91 2011 532 000 485 000 8,81 2010 525 000 482 000 8,20 2009 530 000 478 000 9,88 2008 535 000 495 000 7,37 Численность неработающих в АО в 2013 г. (1,1 % от численности экономически активного населения) ниже соответствующих показателей по РФ (1,2 %) [12]. Это, во-первых, связано с демографическими проблемами. В межпереписной период (2002-2010 гг.) естественная убыль населения в АО составила 12 070 чел. Хотя численность населения моложе трудоспособного возраста сократилась на 11,6 % (23 100 чел.), численность детей до 8 лет увеличилась в связи с ростом рождаемости на 24,3 %. Увеличилась (на 12,0 %) и численность населения старше трудоспособного возраста, в эту возрастную группу вошло многочисленное поколение родившихся в послевоенные годы (22 675 чел.). При этом численность населения в трудоспособном возрасте за межпереписной период увеличилась всего на 0,9 % (5 612 чел.). И дальнейшие перспективы развития демографической ситуации малооптимистичны [14] (табл. 2). Об этом уже говорили и писали известные демографы, занимающиеся миграцией как экономическим процессом [15]. Таблица 2 Перспективы развития демографической ситуации Демографический показатель, % Год 2011 2030 Доля населения трудоспособного возраста 61,7 55,0 Доля населения старше трудоспособного возраста 22,0 28,8 Доля населения младше трудоспособного возраста 16,3 16,4[4] Рост рождаемости оценивается как положительный тренд социального развития региона (табл. 3). Однако повышение рождаемости и снижение смертности вызывают рост спроса услуг социальной сферы (защита детей, людей пожилого возраста, обслуживание женщин), спроса на жилье, услуги коммунального хозяйства и т. п. Это может привести к формированию слабоэластичного спроса на малопрестижный труд, который не востребован среди местного населения [16]. Таблица 3 Рождаемость в Астраханской области (число родившихся на 1 000 чел. населения) (по [17]) Год 2008 2009 2010 2011 2012 2013 ↗14,2 ↗14,2 ↗14,2 ↗14,2 ↗15,1 ↘14,8 Во-вторых, ощущается отток населения, в большинстве своем молодежи, в другие регионы (мегаполисы). В 2013 г. убыль из региона в процессе внутрироссийской межрегиональной миграции составила 2 505 чел. (в 2012 г. - 3 035 чел.). Астраханская область не является исключением из общего процесса внутрироссийской миграции, которая за последние 20-25 лет имеет устойчивый центростремительный характер: население стягивается в Центральный федеральный округ (ЦФО), прежде всего в столицу. Переезд в столичные регионы (Москва, Санкт-Петербург) и другие крупные города воспринимается астраханцами как факт восходящей вертикальной мобильности. Такая миграция определяется в первую очередь экономическими причинами, которые задают направление селективности миграционного процесса. Среди иммигрантов, успешно интегрировавших в принимающий их социум, высока доля тех, кто получил хорошее образование и имеет высокую квалификацию, кто располагает собственными финансовыми ресурсами для покрытия издержек перемещения и обустройства, у кого есть родственники и друзья в принимающих регионах. Они, как правило, не возвращаются на историческую родину (в отличие от временно уезжающих на заработок низкоквалифицированных работников). В последние годы ситуация усугубляется массовым выездом из региона выпускников школ. После введения системы поступления в любые вузы по результатам Единого государственного экзамена самые успешные выпускники получили возможность поступить в столичные вузы, а отучившись, стараются закрепиться и найти работу в этих крупных городах. В результате «вымывается» слой (реальный и потенциальный) высококвалифицированных работников. На фоне неблагоприятных демографических изменений этот процесс лишь усугубляет проблему обеспечения экономики региона трудовыми ресурсами. В-третьих, области требуются высокообразованные трудовые ресурсы. Как подчеркивается в Стратегии развития АО до 2020 г., «… Хотя сегодня качество трудовых ресурсов в регионе находится на более высоком уровне, чем в среднем по Югу страны, однако уровень высшего образования работающего населения ниже, чем в среднем по России» [18]. Миграция как фактор формирования трудовых ресурсов При ощутимой нехватке трудовых ресурсов, деформации половозрастной структуры населения за счет выхода из его состава более здоровых, молодых профессионально подготовленных граждан, миграционные процессы становятся серьезным фактором социальных преобразований. Именно вопрос о внешней миграции неизбежно станет одним из главных вопросов и демографической, и экономической, и социальной политики региона в ближайшем будущем. В современных условиях трудовые ресурсы рассматриваются и в качестве объекта конкурентной борьбы. Основными конкурирующими игроками в рамках государства выступают субъекты РФ. Уже сегодня увеличение населения трудоспособного возраста в АО произошло в основном за счет миграционного прироста, который только в 2013 г. составил 2 260 чел. (зарегистрировавшихся на постоянное место жительства) [19]. Мигранты составили половину прироста трудоспособного населения не старше 35 лет, являясь одним из источников сохранения и повышения трудового потенциала. Если иммигранты (а большинство из них представляют самые мобильные категории - молодежь и люди среднего возраста) остаются в регионе на постоянное место жительства, то они могут сыграть свою роль и в стабилизации демографической ситуации. Оценка данных официальной отчетности о ситуации на рынке труда показывает, что самыми востребованными в АО являются рабочие специальности (рис.). Отраслевая структура спроса на рабочую силу в 2013 г. (по [17]): 1 - сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство; 2 - рыболовство и рыбоводство; 3 - добыча полезных ископаемых; 4 - обрабатывающие производства; 5 - производство и распределение элекроэнергии, газа и воды; 6 - строительство; 7 - оптовая и розничная торговля; 8 - гостиницы и рестораны; 9 - транспорт и связь; 10 - финансовая деятельность; 11 - операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг; 12 - государственное управление и обеспечение военной безопасности; 13 - образование; 14 - здравоохранение и предоставление социальных услуг; 15 - предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг Астраханская область испытывает значительную потребность в трудовых ресурсах, занятых в тех сферах, которые отличаются непривлекательностью среди местного населения, не требуют квалификации и отмечаются низким уровнем заработной платы. В 2012 г. в банке вакансий, заявленных работодателями в службу занятости, основная потребность была в рабочих профессиях, на долю которых приходилось 75 %, в 2013 г. - 73,9 %. В отраслевой структуре самым большим был спрос на рабочую силу в сельском хозяйстве (11,9 %), обрабатывающем производстве (12,4 %), строительстве (10,6 %) [20]. Это, в первую очередь, обусловлено экономической ситуацией, сложившейся в регионе, наличием традиционных масштабных сезонных сельскохозяйственных работ и работ по переработке сельхозпродукции. В 2013 г. вырос и объем работ в строительстве (по сравнению с 2012 г. в 3,3 раза, что является лучшим показателем среди всех регионов РФ). Индекс промышленного производства в АО также был на очень высоком уровне и составил 115,8 %, что значительно выше общероссийского уровня. По этому показателю область заняла 3-е место среди всех регионов РФ [11, c. 30-31]. Внутренний рынок труда этих секторов экономики полностью не заполняется. В то же время безработица и низкий уровень жизни, а также перенаселенность соседних стран (прежде всего стран Средней Азии) вынуждают людей ехать в Россию в поисках лучшей жизни, соглашаться на выполнение низкоквалифицированной и малооплачиваемой работы. По оценке Е. Тюрюкановой [21], в 2006 г. лишь 13 % трудовых мигрантов имели высшее образование. В настоящее время половина приезжающих в Россию мигрантов не имеет профессионального образования и может заниматься только неквалифицированным трудом. При этом социологи отмечают, что знание языка, как часть интеграционного потенциала мигранта, существенно влияет на его самоощущение безопасности в чужом обществе [10]. К счастью, эти люди в силу сезонности своей работы, мало влияют на региональную миграционную статистику, а в силу своего проживания на ограниченной территории фермерских хозяйств мало вступают в контакт с местным населением. В соответствии с докладом областного управления Федеральной миграционной службы, большая часть иностранных работников привлекается в АО на предприятия по рабочим профессиям, не востребованным у российских граждан, не оказывая негативного влияния на занятость и доходность местного населения, но составляя им здоровую конкуренцию. Это способствует поддержанию трудового потенциала региона на должном уровне и его экономическому росту. Исходя из того, что практически все иностранные граждане получают разрешения на работу по договорам с работодателями, можно предположить, что основная масса иностранных работников находит работу в течение 1-2 месяцев с момента въезда на территорию области. Отношение количества разрешений на привлечение и использование иностранных работников растет (2013 г. - 113,6 %). В 2013 г. работодателями оформлено 184 разрешения на привлечение и использование иностранных работников (2012 г. - 162) [22]. Количество иностранцев, получивших разрешения на работу в АО, на протяжении нескольких лет оставалось примерно одинаковым (2010 г. - 12 061 разрешение, 2011 г. - 11 067, 2012 г. - 11 156). В 2013 г. отмечается тенденция к снижению количества разрешений на работу за счет роста оформляемых патентов. Так, в 2013 г. количество разрешений на работу составило 10 701, что на 5,5 % меньше, чем в 2012 г. - 11 325. В то же время количество иностранных граждан, которым оформлены патенты, в 2013 г. составило 9 580 чел., что на 13,7 % больше, чем в 2012 г. - 8 422. Увеличение количества работающих по патентам происходит и за счет «перехода» в частный сектор трудящихся мигрантов, ранее работавших в различных отраслях экономики по разрешениям на работу [22]. Увеличение количества разрешений на привлечение и использование иностранных работников связано с разработкой нефтяного месторождения на шельфе Каспийского моря. Сырьевой характер российской экономики, как отмечает М. А. Клупт, накладывает свой отпечаток на все сферы жизни российского общества, включая демографическое развитие [9, с. 57], привлекая мигрантов в Россию. Рост российской экономики в условиях высоких цен на экспортируемые энергоносители повысил спрос на рабочую силу [23]. Нефтегазодобывающие регионы заняли 2-е место по притягательности после ЦФО (прежде всего, Московского региона), где концентрируются финансовые ресурсы и высокая деловая активность [21, с. 67]. Что касается АО, то рост цен на сырье, потребление легкодоступного сырья в традиционных районах добычи, привели к увеличению средств, направленных как на разведку и обновление технологий уже существующих районов, так и на новые проекты сырьевого освоения. На долю теплоэнергетического комплекса (ТЭК) АО в конце 2008 г. приходилось более 65 % промышленного производства и около 15 % валового регионального продукта. Теплоэнергетический комплекс обеспечивает более 6,5 % занятости в регионе. Основой нефтегазовой отрасли служит крупнейший на юге России Астраханский газохимический комплекс («ООО «Газпром добыча Астрахань»), который является основным предприятием по производству ряда нефтепродуктов и минеральных продуктов (серы) в структуре ОАО «Газпром» и на 100 % обеспечивает потребности Южного федерального округа (ЮФО) в данном виде топлива [18]. В бюджете АО платежи ООО «Газпром добыча Астрахань» составили в 2007 г. 25 %, в 2013 г. - 20 %. С нефтяной компанией ООО «Лукойл - Теплотранспортная компания» было подписано соглашение, согласно которому в освоение северного Каспия в ближайшие 5 лет планируется вложить 500 млрд руб. В ноябре 2012 г. был получен 1 млн т нефти, в 2013 г. - 2,6 млн т. В самое крупное в российском секторе Каспия месторождение им. В. Филановского будет вложено более 200 млрд руб. Значительные запасы и низкая доля выработанности месторождений Астраханского свода, а также близость к европейским рынкам сбыта сделали область перспективным районом для освоения углеводородных ресурсов и формирования нового крупного газодобывающего и газоперерабатывающего центра России, а шельф российской части Каспийского моря, запасы которого ранее оценивались как незначительные, - наиболее активно растущим районом разведки новых ресурсов. В результате стоимость рабочей силы в области уже выше средней по ЮФО (динамика роста оплаты труда существенно превышает динамику производительности на большинстве предприятий региона) [18]. Это делает регион очень привлекательным для рабочей силы извне. В этой связи, с одной стороны, вновь актуализируется вопрос об изменении качества трудовых мигрантов, а с другой - о странах-донорах. Новые требования к развитию экономики и стратегия развития региона в целом требуют все большего привлечения востребованных высококвалифицированных иностранных специалистов (ВКС). Категория ВКС была введена в России с июля 2010 г. Одним из направлений Концепции государственной миграционной политики РФ до 2025 г. стало «содействие переселению на постоянное место жительства квалифицированных специалистов, а также иных иностранных работников, востребованных на российском рынке труда» [24]. В 2013 г. перечень условий для работы высококвалифицированных мигрантов был расширен. Распределение ВКС по регионам не было равномерным. Концентрация ВКС в наиболее развитых в экономическом отношении и сырьевых регионах естественна: разнообразный рынок труда, большое количество рабочих мест в разных секторах экономики, активное строительство и создание объектов инфраструктуры. По отношению официально привлеченных ВКС к общей численности занятых в регионе в 2012 г. АО занимала 17 место (г. Москва - 12 место). За 2013 г. управлением Федеральной миграционной службы России по АО выдано 53 разрешения на работу ВКС. По гражданству ВКС распределяются следующим образом: Азербайджан - 2 чел.; Босния и Герцеговина - 1; Грузия - 1; Великобритания - 1; Индия - 2; Иран - 3; Италия - 12; Литва - 3; Польша - 3; Румыния - 3; Сербия - 1; Сингапур - 1; Украина - 3; Филиппины - 10; Франция - 1; Хорватия - 6 чел. [22, с. 55]. Увеличение количества разрешений на привлечение и использование иностранных работников в АО вызвано с развитием в регионе новых судостроительных предприятий в связи с разработкой нефтяного месторождения на шельфе Каспийского моря, где уровень заработной платы самый высокий по региону, работают только по приглашению; на рядовые должности сохраняется высочайшая конкуренция самих астраханцев. В 2014-2016 гг. данный показатель будет оставаться стабильным, т. к. в целом в экономике области, особенно в судостроении, отмечается нехватка квалифицированных кадров (план такой: в 2014 г. - 615 чел.; в 2015 г. - 615 чел.; в 2016 г. - 630 чел). Возможен рост данного показателя за счет иностранных специалистов, обучавшихся в астраханских вузах. Рост данного показателя возможен также в случае увеличения перечня профессий, на которые квота не распространяется [22, с. 58]. Приток иностранной рабочей силы из развитых стран имеет принципиально иную природу и характер. В 1990-е гг., после либерализации экономического и политического режима в России, увеличение числа иностранных работников из развитых стран объяснялось прежде всего потребностью России в ВКС для ускорения перехода к рыночным формам хозяйствования. Страна нуждалась в иностранных инвестициях, которые обычно сопровождаются потоком менеджеров и специалистов из стран происхождения капитала. В настоящее время ВКС, приезжающие в Россию, направляются главным образом на работу иностранными компаниями, имеющими свои филиалы и производства. Или едут молодые выпускники университетов, считающие, что карьеру легче начинать не в своих странах, а в странах с переходной экономикой, где, работая в местных отделениях международных компаний, они могут рассчитывать на более быстрый профессиональный и карьерный рост. Число ВКС, преимущественно из европейских стран, занятых в России с 2006 г., не падает ниже 60 тыс. чел. Все они имеют разрешения на работу и долгосрочный вид на жительство, что характеризует их как «классических» временных трудовых мигрантов [21, с. 70-71]. Но анализ мобильности всех иностранных работников показывает, что на российском рынке труда слабо востребованы профессиональные навыки, образование и квалификация мигрантов высокого уровня. Спрос на труд мигрантов смещается в сторону всё более простой работы, не требующей квалификации [7]. В результате у российских работодателей, важнейших участников миграционного процесса, формируются два типа мотивации привлечения мигрантов. Первый мотив состоит в том, чтобы сократить издержки, т. е. заменить местную рабочую силу на более дешевую, второй - привлечь на рынок труда работников той квалификации, которая редко встречается или почти отсутствует. Последняя ситуация возникает в условиях модернизации производства и внедрения новых технологий и количественно не сопоставима с первой группой. Среди исследователей миграции существует мнение, что массовый приток низкоквалифицированной рабочей силы портит национальный бизнес, который, пользуясь дешёвым трудом, откладывает модернизацию производственного комплекса. В этой ситуации крайне важна селективная политика иммиграции, направленная на повышение качества миграционного потока, стимулирование притока такой рабочей силы, с которой можно добиться повышения производительности труда. Комплексное развитие экономики требует четкой сбалансированности, потребности трудовых ресурсов и их наличия. Таким образом, приток внешних трудовых мигрантов является одним из способов поддержания трудового потенциала региона на должном уровне и способствует его экономическому росту. Трудовая миграция становится действенным инструментом защиты внутреннего рынка труда, стабилизации социально-политической ситуации. Социальные издержки и проблемы миграции Следует понимать, что миграционные процессы в современных условиях несут и определенного рода издержки. В России масштабы трудовой миграции определяются не только количеством иностранцев, получивших разрешения на работу, но и сотнями тысяч нелегальных мигрантов. При этом значительная часть приезжающих на работу остается на достаточно длительный срок, чтобы называть их постоянными, хотя у них в лучшем случае есть право на временное пребывание или временное проживание. Те, кто хочет остаться или не может уехать из России, ищут любые пути для натурализации. Конечно, большая часть трудовых мигрантов покинет Россию, но значительная часть останется. Их число во многом будет зависеть от того, какие изменения произойдут в российском законодательстве в связи с принятием Концепции миграционной политики до 2025 г. В конце 2012 г. был принят закон, вернувший отмененное в 2007 г. право иностранцам, имеющим разрешение на временное проживание, работать в России без официального разрешения на работу. В результате потоки временной трудовой миграции в России продолжают увеличиваться. Это привело к тому, что россияне за последние годы стали чувствительней относиться к мигрантам. Если в 2006 г. негативно к большому количеству приезжих относилось 69 % Россиян, то в уже в 2014 г. - 74 %. Позитивное же отношение лишь у 14-21 % соответственно. По утверждению генерального директора В. Федорова, миграция, наряду с бюрократизмом, коррупцией, низким уровнем жизни и проблемами жилищно-коммунального хозяйства, находится в пятерке проблем, которые составляют негативный фон. «А в последние полтора года общество переживает консервативную волну, которая выражается в стремлении защититься от чужого, опасного, непонятного» [25]. Понимая, что перемещения людей связаны с поиском лучшей работы, оплаты труда, лучших условий жизни, россияне начинают испытывать чувство тревоги, опасения быть вытесненными приезжими из привычного жизненного пространства, поэтому к присутствию иностранных мигрантов в большинстве сфер россияне относятся, скорее, негативно. За последние 7 лет россияне стали более негативно относиться к присутствию мигрантов в ряде сфер: в органах местной власти (71-86 %), правоохранительных органах (68-84 %), образовании (63-81 %), медицине (61-76 %), общественном питании (54-70 %) и общественном транспорте (53-68 %). И напротив, более терпимо стали воспринимать занятость приезжих в коммунальном хозяйстве (39-50 %) [26]. Образ «дворника-таджика» стал вполне привычным и даже используемым в средствах массовой информации. Астраханцы, исторически проживающие в многонациональном регионе и привыкшие к представителям разных национальностей на самых разных рабочих местах, гораздо менее негативно относятся к присутствию иностранных мигрантов в большинстве сфер. Работу приезжих в сфере общественного питания негативно воспринимают 33,2 %; на общественном транспорте - 30,1 % респондентов; в сфере торговли (продовольственные рынки) - 26,1 %; в коммунальном хозяйстве - 28,3 %, сфере услуг - 30,4 %, строительстве - 27,1 %. Только в четырех сферах из перечисленных доля негативно воспринимающих работу приезжих превышает треть: в органах местной власти и самоуправления - 41,6 %, правоохранительных органах - 39,5 %, образовании - 38,4 %, медицине - 42,3 %. По данным ВЦИОМ [26], россияне (опрошено 1 600 чел. в 130 населенных пунктах России) по-прежнему видят в иммиграции в основном негативные последствия. В первую очередь это рост преступности, коррупции (65 %), повышение конкуренции на рынке труда (56 %). При этом 47 % респондентов полагают, что приезжие восполняют нехватку рабочих рук на низкоквалифицированной и малооплачиваемой работе (табл. 4). Влияние иммиграции на экономику также чаще оценивается негативно (40 %). Таблица 4 Последствия иммиграции (таблица сравнительных результатов опросов по РФ и Астраханской области) Насколько Вы согласны или не согласны с этими суждениями? (закрытый вопрос, один ответ по каждой позиции) Вариант ответа РФ, 2005 г., % РФ, 2013 г., % [26] АО, 2014, % [27] Иммиграция - это в целом хорошо для развития экономики Скорее согласен 20 16 18,6 Отчасти согласен, отчасти не согласен 32 37 30,6 Скорее не согласен 38 40 28,3 Затрудняюсь ответить 10 7 22,4 Иммигранты восполняют нехватку рабочих рук на малоквалифицированной и низкооплачиваемой работе Скорее согласен 50 47 31,8 Отчасти согласен, отчасти не согласен 29 34 35,5 Скорее не согласен 17 15 13,0 Затрудняюсь ответить 4 4 19,7 Иммигранты создают конкуренцию на рынке труда и «отнимают» работу у местных жителей Скорее согласен 60 56 41,9 Отчасти согласен, отчасти не согласен 25 27 29,0 Скорее не согласен 12 13 10,6 Затрудняюсь ответить 3 4 18,4 Что касается астраханцев, то 31,8 % из них согласны с утверждением, что «иммигранты восполняют нехватку рабочих рук на малоквалифицированной и низкооплачиваемой работе» (35,5 % согласны отчасти). Положительно относятся к идее провести амнистию трудовых мигрантов-иностранцев, работающих в России, которая позволит вывести «из тени» приезжих, работающих незаконно, 39,8 %. Их аргументы: «Пусть платят налоги наравне со всеми», «Пусть работают на законных основаниях», «Работать некому, а таджики работящие, молодцы», «Если они уже имеют рабочие места в России, на которые никто не претендует, то почему бы и нет». Главный аргумент «против» - чтобы не занимали рабочие места у астраханцев. У этого опасения есть вполне объективные основания (табл. 4). Иммигранты в большей степени, чем местное население, склонны к риску, в том числе в форме создания собственного дела и новых предприятий. Это создает впечатление их большей успешности, более высокой конкурентоспособности. Однако есть и опасение, что мигранты усилят безработицу. Но следует помнить, что иммигранты являются не только работниками, но и потребителями, а поэтому в краткосрочной перспективе могут даже способствовать созданию новых рабочих мест в сфере потребления и обслуживания. Итак, миграция в «общественном мнении» представителей принимающего сообщества может обострить конкуренцию на рынке труда (особенно в сферах, не требующих высокой квалификации) и привести к снижению заработной платы (в отдельных сферах занятости). Другая масштабная проблема трудовой миграции в том, что при регулировании миграционных процессов не учитываются факторы, связанные с национальным составом иностранных мигрантов, а также негативное отношение к ним значительной части коренного населения тех регионов, в которые они прибывают и расселяются. Для астраханцев эти опасения связаны с резким ростом численности представителей народов Кавказа (31,8 % опрошенных). Даже если сложить всех представителей народов Северного Кавказа и представителей народов Закавказья, которых часто объединяют общим понятием «кавказцы», их совокупная доля в населении АО не достигнет и 5 % (табл. 5). Таблица 5 Изменение национального состава населения Астраханской области по данным всероссийских и всесоюзных переписей (1976-2010 гг.) (по [28]) По данным переписей населения, г. Численность представителей Северного Кавказа, чел. Доля всех народов Северного Кавказа от общего числа жителей АО, % Численность представителей Закавказья, чел. Доля всех народов Закавказья, % Доля всех «кавказцев», % 1979 7 716 0,84 3 175 0,35 1,19 1989 22 358 2,25 8 306 0,84 3,09 2002 28 712 2,86 15 736 1,56 4,42 2010 31 153 3,08 14 598 1,45 4,53 Но субъективное ощущение резкого роста представителей народов Кавказа всё же имеет под собой объективные основания. Как и в целом по стране, прибывшие внутренние мигранты, т. е. переменившие место жительства в пределах России, составляют в АО подавляющее большинство - 81,9 %. Среди них 54,4 % - мигранты из других регионов РФ. В 2013 г. их количество составило 20 223 чел. Большая часть из них - представители соседних с АО регионов Северного Кавказа, прежде всего Дагестана. Данные представлены органами регионального Управления Федеральной миграционной службы (УФМС) [22], где учитывают мигрантов, прошедших официальную регистрацию. Но уже и они увеличивают число представителей Кавказа почти в 2 раза. Сюда необходимо прибавить тех внутренних межрегиональных мигрантов - граждан РФ, которые находятся на территории области без регистрации. Их число может превышать официальные данные в десятки раз. Большинство из них также составляют представители Северного Кавказа, в итоге это примерно 60-80 тыс. чел., подавляющая часть которых находится в областном центре. Для полумиллионной Астрахани это очень ощутимая цифра. Сюда же необходимо отнести часть международных мигрантов (в 2013 г. въехало - 6 732 чел., выехало - 4 307 чел.). Из них 89,1 % составляют мигранты из стран ближнего зарубежья - Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и др. Но из тех, кто остается на территории области на длительный срок, высока доля представителей стран Закавказья. По данным УФМС по АО, только в 2013 г. из 787 видов на жительство 210 было выдано гражданам Азербайджана, 89 - Республики Армения, 14 - Грузии. Из зарегистрированных по месту жительства в 2013 г. - 1 806 (2012 г. - 1742) иностранных граждан и лиц без гражданства, граждан Азербайджана - 415 чел. (2012 г. - 464), Республики Армения - 238 чел. (2012 г. - 211). В этом случае срабатывает отмеченное специалистами [29] взаимодействие социальных сетей мигрантов и диаспор в России и за ее пределами, создающее различные конфигурации более или менее устойчивых трансгосударственных социальных сетей. На территории АО действует и занимается вопросами мигрантов 15 этносообществ. Наиболее крупные - это азербайджанская и армянская этнические диаспоры, деятельность которых особенно важна в связи с наиболее активной миграцией в область представителей именно этих стран. Эти социальные сети мигрантов представляют собой своеобразные связующие звенья в цепочке способов функционирования неформальной инфраструктуры внешней трудовой миграции с полным «производственным циклом», охватывающим все этапы - от информирования, вербовки до работы и возвращения на родину. Часть влиятельных лиц диаспоры использует, если это соответствует их интересам, узловые точки и потенциал данных сетей, свои личные связи для содействия мигрантам-соотечественникам в преодолении внутренних границ в местном сообществе, т. е. действующих в нем запретов и ограничений для иностранцев. Практикуется система личных рекомендаций, надежные каналы транспортировки мигрантов, размещения, трудоустройства [29, c. 57]. И проблема эта весьма острая. Не случайно премьер-министр РФ Д. Медведев потребовал не допустить появления этнических анклавов: «Мы приветствуем людей, которые к нам приезжают, но в то же время нельзя допустить образования этнических анклавов, особенно в крупных городах, где копится напряжение, что, с одной стороны, приводит к изоляции приезжих, а с другой - способствует росту преступности, нарастанию ксенофобии или социальной напряженности» [25]. Эту позицию поддержали 70,4 % астраханцев. В результате формируется установка в общественном сознании на ограничение въезда граждан других национальностей (табл. 6). Таблица 6 Активность миграции (таблица сравнительных результатов опросов по РФ и Астраханской области) Надо ли поддерживать въезд в страну русского и русскоязычного населения, ограничивая въезд представителей иных национальностей Вариант ответа РФ, 2005 г., % РФ, 2013 г., % [26] АО, 2014, % [27] Скорее согласен 69 58 35,3 Отчасти согласен, отчасти не согласен 20 25 25,9 Скорее не согласен 7 11 13,9 Затрудняюсь ответить 4 5 24,9 Надо ли поддерживать въезд молодых и образованных граждан, ограничивая въезд нетрудоспособных и малообразованных граждан из других стран? Скорее согласен 57 53 37,4 Отчасти согласен, отчасти не согласен 25 29 24,0 Скорее не согласен 12 12 14,6 Затрудняюсь ответить 6 6 24,0 Еще одно опасение россиян связано с социальной нагрузкой миграции. Судя по официальной статистике, трудовая миграция в России имеет преимущественно мужское лицо. Так, по итогам 2010 г., 85,6 % мигрантов - это мужчины (по данным выборочных обследований доля мигрантов-мужчин несколько меньше - 70 %). Средний возраст трудовых мигрантов в начале 2000 гг. - 34,5-35,5 лет (2010 г. - 34,5 лет). Однако соотношение возрастных групп изменилось. Согласно исследованиям, проведенным Международной организацией по миграции в 2006 г., более половины мигрантов имели семью и детей и более половины были единственными кормильцами, у 35-40 % - по трое и более иждивенцев [30], которые испытывают потребность в школах, детских садах, пенсиях, пособиях и т. д., создавая конкуренцию и социальную напряженность. Отсюда еще одно требование к управлению миграцией: поддерживать въезд молодых и образованных, ограничивая въезд нетрудоспособных и малообразованных граждан из других стран (табл. 6). Следует выделить и еще один фактор финансово-экономической нагрузки: миллиарды необлагаемых налогами долларов уходят из России ежегодно в виде посылок мигрантов на родину. Одними только гражданами Таджикистана, по данным Всемирного банка, в 2011 г. на родину было отправлено 3,35 млрд долл., что составило 47 % валового внутреннего продукта страны. Ежедневно на заработки в РФ приезжают тысячи граждан большинства республик бывшего СССР. Опасения экспертов подтверждаются и социологическими данными. По данным опроса ВЦИОМ, в последнее время жители столицы ставят остро вопрос о необходимости скорейшего решения проблемы миграции на первое место, считая ее важнее транспортной проблемы. Идею ужесточить миграционное законодательство поддерживают 77 % респондентов по России в целом [26] и 71 % жителей АО (табл. 7). Таблица 7 Изменения в миграционном законодательстве Астраханской области (результаты опроса жителей (по [7])) Вариант ответа Вы лично согласны или нет со следующими предложениями? Ужесточить миграционное законодательство, ввести уголовную ответственность за нарушение миграционных правил и норм регистрации, % Ужесточить правила регистрации и санкции за их нарушение, % Предотвратить появление замкнутых, обособленных национальных анклавов, живущих не по законам, а по «понятиям», % Сделать экзамены по русскому языку, литературе, истории России, основам государства и права обязательными для мигрантов, % Скорее согласен 71,0 11,7 17,2 100,0 Скорее не согласен 68,7 13,7 17,4 100,0 Затрудняюсь ответить 70,4 8,0 21,4 100,0 ИТОГО: 62,4 17,0 20,5 100,0 Перечисленные плюсы и минусы миграции еще раз подтверждают, что регулирование миграции - важный инструмент государственной политики, роль которого - в осознанном формировании и понимании интересов разных сторон, вовлеченных во взаимодействие. Но использовать плюсы и нивелировать минусы миграции удается только тем правительствам, которые хотят и умеют управлять и принимать риски развития. К сожалению, слишком часто мы сталкиваемся с некомпетентностью государственного управления, в результате чего список угроз, создаваемых неуправляемыми миграционными процессами, перекрывает все положительные ожидания миграционной политики. Глава фонда «Миграция - XXI век» В. Поставнин отмечает, что «Власти сами пропустили «миграционный взрыв», который произошел на фоне улучшения экономической ситуации в РФ, и не понимают до сих пор, что делать с мигрантами, когда они остаются востребованы» [31]. России в целом и ее отдельным регионам предстоит ответить на несколько вызовов последнего времени. Ситуация на Украине требует дополнительных мероприятий по оказанию государственной поддержки вынужденным переселенцам, ищущим РФ убежище на территории. Для сохранения качества миграционных потоков и стабильности социально-этнической ситуации необходимо активнее привлекать высокообразованных, адаптивных иностранцев, желательно русскоговорящих. Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, является одной из приоритетных государственных программ, реализуемых РФ, и направлена на стабилизацию демографической ситуации и, в том числе, на привлечение в Россию квалифицированных специалистов. Но миграционный потенциал российских соотечественников почти исчерпал себя. Стратегия модернизации России, как ни парадоксально, тоже может стать экономическим вызовом, поскольку в случае экономического роста и начавшегося процесса модернизации производства дефицит квалифицированной рабочей силы особенно возрастет. Прогнозируется, что миграционная политика будет способствовать притоку иммигрантов, в первую очередь соотечественников. Миграционный прирост может возрасти в 2015 г. до 475 тыс. чел. [30, с. 8], а при сокращении миграционного потенциала российских соотечественников могут возникнуть серьезные проблемы с адаптацией иноэтничных иммигрантов и с реакцией на них принимающих сообществ. Реализация позитивного сценария развития страны невозможна без существенных изменений институциональной системы, определяющей состояние российской экономики и общества. Давая оценку вероятности развития событий в рамках данного сценария, большинство экспертов оценивают его как маловозможный [32]. Вероятность еще упала в связи с ситуацией на Украине и экономическими санкциями, поэтому средний, инерционный сценарий развития событий представляется более вероятным. При этом прогнозе иммиграционный прирост резко возрастет (особенно в ЦФО). Согласно прогнозу Росстата, миграционный прирост в 2012-2030 гг. будет существенно выше современных масштабов, но, ввиду сокращения миграционного потенциала российских соотечественников, это будут иноэтничные мигранты. Заключение Пока не ясно, сможет ли иммиграционный прирост полностью компенсировать снижение численности экономически активного населения и численности занятых (коэффициент демографической нагрузки возрастет с 577 нетрудоспособных, приходящихся на 1 000 лиц трудоспособного возраста в 2007 г. до 708 чел. в 2016 г.). Эксперты прогнозируют сохранение несоответствия профессионально-квалификационной и территориальной структуры спроса на рабочую силу и ее предложения. Сохранятся риски, связанные со снижением качества рабочей силы, увеличением в структуре безработных людей с высшим образованием, которые могут проявиться в долгосрочной перспективе. Для АО важным является вопрос, сможет ли она использовать свои ресурсные (прежде всего ТЭК) возможности и придать инерционному сценарию регионального развития позитивную направленность или, не воспользовавшись своими ресурсами, не сумеет создать развитую социальную инфраструктуру, обеспеченную хорошим кадровым потенциалом, и «сползет» в сторону редукционного сценария с выраженными стагнирующими и неустойчивыми трендами развития. По оценкам экспертов, риск для России в целом по редукционному сценарию на всем российском пространстве относительно невелик. Для АО общий дизайн среднесрочной перспективы будет определяться реализацией инерционных сценариев без модернизационного добавления или с модернизационными элементами.
References

1. URL: http://demoscope.ru/weekly/2010/0429/tema01.php.

2. Predpolozhitel'naya chislennost' naseleniya Rossiyskoy Federacii do 2025 goda. // URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140095525812.

3. Gradirovskiy S. N. Migraciya v sovremennoy Rossii: sostoyanie, problemy, tendencii: sb. nauch. st. / S. N. Gradirovskiy, O. D. Vyhovanec / Pod obsch. red. K. O. Romodanovskogo, M. L. Tyurkina. M.: FMS Rossii, 2009.

4. Rybakovskiy O. L. Mezhregional'naya migraciya naseleniya (po materialam otechestvennoy i zarubezhnoy nauki) / O. L. Rybakovskiy // Sociologicheskie issledovaniya. 2011. № 4. S. 34-44.

5. Yasin E. G. Struktura rossiyskoy ekonomiki i strukturnaya politika: vyzovy globalizacii i modernizacii / E. G. Yasin // Modernizaciya ekonomiki i globalizacii: doklad IX Mezhdunar. nauch. konf., Moskva, 1-3 aprelya 2008 g. M.: Izd. dom Vyssh. shk. ekonomiki, 2008. 142 s.

6. Mukomel' V. I. Profili trudovyh migrantov v Rossii (po materialam sociologicheskogo issledovaniya) / V. I. Mukomel' // URL: http://old.trudprava.ru/files/AnnAMigrantii.pdf.

7. Varshavskaya E. Ya. Mobil'nost' inostrannyh rabotnikov na rossiyskom rynke truda / E. Ya. Varshavskaya, M. B. Denisenko // Sociologicheskie issledovaniya. 2014. № 4. S. 63-73.

8. Dmitriev A. V. Integraciya trudovyh migrantov v megapolise: lokal'nye modeli, kontekst identichnosti (metodologiya i metody issledovaniya) / A. V. Dmitriev, G. A. Pyaduhov // Sociologicheskie issledovaniya. 2013. № 5. S. 49-56.

9. Klupt M. A. Demograficheskoe razvitie Rossii: neftyanoy narrativ / M. A. Klupit // Sociologicheskie issledovaniya. 2013. № 5. S. 56-66.

10. Bezborodova T. M. Migranty na rossiyskom rynke truda / T. M. Bezborodova // Sociologicheskie issledovaniya. 2013. № 5. S. 66-72.

11. Reyting social'no-ekonomicheskogo polozheniya sub'ektov RF. Itogi 2013 goda // URL: http://vid1.rian.ru/ig/ratings/rating_regions_2014.pdf.

12. URL: http://kaspy.info/v-astrakhanskoj-oblasti-sokratilsya-uroven-bezrabotitsy.

13. URL: http://uroven'-bezraboticy.rf.

14. Demograficheskiy ezhegodnik Rossii 2010 // URL: http://www.gks.ru/doc_2010/demo.pdf.

15. Demograficheskoe buduschee Rossii // URL: http://www.strana-oz.ru/2004/4/demograficheskoe-budushchee-rossii.

16. Blizhayshie demograficheskie perspektivy Rossii // URL: http://demoscope.ru/weekly/2014/0601/ tema05.php.

17. Koefficienty rozhdaemosti, smertnosti, estestvennogo prirosta, brakov, razvodov // URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/.htm.

18. Postanovlenie Pravitel'stva Astrahanskoy oblasti ot 24.02.2010 g. № 54-P «Ob utverzhdenii strategii social'no-ekonomicheskogo razvitiya Astrahanskoy oblasti do 2020 goda» // URL: http://zakon-region.ru/astrahanskaya-oblast/4270.

19. Chislennost' i razmeschenie naseleniya Astrahanskoy oblasti // URL: http://astrastat.livejournal. com/4558.html.

20. Otraslevaya struktura sprosa na rabochuyu silu v 2013 // URL: http://astrahan.regiontrud.ru/ Home/informaciya/statistikanalitik/rinoktruda.aspx.

21. Tyuryukanova E. Trudovaya migraciya v Rossiyu / E. Tyuryukanova // URL: http://polit.ru/article/ 2008/01/21/demoscope315/.

22. Doklad o rezul'tatah i osnovnyh napravleniyah deyatel'nosti upravleniya Federal'noy migracionnoy sluzhby po Astrahanskoy oblasti na 2013 god i planovyy period 2014-2016 gg. // URL: http://www.ufms-astrakhan.ru/docs/d_n/drond131.pdf.

23. Grigor'ev L. Virazhi perehodnogo perioda / L. Grigor'ev, M. Salihov // Rossiya v global'noy politike. 2006. № 6. S. 102-120 // URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_7771.

24. Koncepciya gosudarstvennoy migracionnoy politiki Rossiyskoy Federacii na period do 2025 goda // URL: http://www.kremlin.ru/acts/15635.

25. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2313608.

26. Immigraciya v Rossiyu: blago ili vred dlya strany? // URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ 2013/0563/opros08.php.

27. Migracionnye processy v Astrahanskoy oblasti // URL: http://ctrig.sitecity.ru/stext_0503123648.phtml.

28. Spravochnik statisticheskih pokazateley // URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_26.php.

29. Dmitriev A. V. Migranty i socium: integracionnyy i dezintegracionnyy potencial praktik i vzaimodeystviya / A. V. Dmitriev, G. A. Pyaduhov // Sociologicheskie issledovaniya. 2012. № 12. S. 50-60.

30. Tyuryukanova E. Rossiya vse sil'nee budet zaviset' ot truda migrantov / E. Tyuryukanova // URL: http://www.demoscope.ru/ weekly/2008/0315/tema01.php.

31. Lopuhina T. Tipologii migracionnyh processov / T. Lopuhina, S. Gradirovskiy // URL: http://www.archipelag.ru/authors/lopuhina/?library=1108.

32. URL: http://www.kommersant.ru/Doc/2249293.