IMPACT OF ENVIRONMENT FACTORS ON THE FORMATION OF CASPIAN ROACH (RUTILUS RUTILUS CASPICUS) COMMERCIAL CATCHES IN THE VOLGA-CASPIAN AND THE NORTH-CASPIAN FISHERY SUBAREAS
Abstract and keywords
Abstract (English):
The article presents analyzes of the influence of long-term see breathing on roach catches. There were studied relations of these indicators within 1959-1976 (low sea-level), 1977-1994 (sea water rise from the minimum to maximum level), 1995-2016 (maximum sea-level falling to modern range). The analysis of longstanding dynamics of roach catches showed the relation with the sea-level fluctuations, under the influence of which bio-productivity of the Caspian Sea is forming. For analysis of the influence of environment conditions on roach catches there was taken the time period of 1975-1988. The results showed the inverse relationship, whereby catches decreased with the increase of flooding. This could happen due to high volumes of water entering the river Delta and preventing from catching fish (depths are increasing, fishing grounds are flooded and fishing ceases). The study shows that the major factors influencing the conditions of the roach fishing are the temperature regime of watercourses in the spring period and the terms of the flooding. In the years of early warming up the water roach came earlier to fishing areas, which created more favorable conditions for fishing. Under the late warming up of the water roach mass run shifted to later periods, when, according to the Rules of the fishery, it is prohibited to use fine-mashed seines. When the terms of the water warming-up to spawning temperatures coincided with the terms of the flooding, roach entered spawning grounds and didn’t stay long in the river, thus its concentrations in the fishing zones took a comparatively short time.

Keywords:
vobla (Rutilus rutilus caspiсus), the Volga-Caspian and the North Caspian fisheries subareas, catches, fishing conditions
Text
Вобла - традиционный объект промышленного рыболовства в Волго-Каспийском и Северо-Каспийском рыбохозяйственных подрайонах. Вобла пользуется высоким спросом на потребительском рынке. Уловы этого ценного вида подвержены существенным колебаниям. В ХХ в., особенно в первой его половине, вобла доминировала в уловах полупроходных рыб Волго-Каспия. В этот период уловы воблы достигали 130 тыс. т. К концу 50-х - началу 60-х гг. ее уловы снизились в 3 раза. Минимальный улов воблы в настоящее время в 100 раз меньше максимума, отмеченного в 30-е гг. ХХ столетия. Исследованию промысла, особенностей биологии, воспроизводства, оценки запасов этого вида посвящено большое количество работ - от первых работ начала ХХ в. [1-8] до работ второго десятилетия XXI в. [9-12], однако до настоящего времени отдельные вопросы остаются недостаточно изученными. Цель исследований - выявить факторы, влияющие на динамику промысловых уловов воблы в Волго-Каспийском и Северо-Каспийском рыбохозяйственных подрайонах после зарегулирования стока р. Волги. Для достижения этой цели необходимо было проанализировать: - влияние долгосрочных колебаний уровня моря на уловы воблы; - влияние объема весеннего половодья на динамику уловов воблы в период зарегулированного стока р. Волги; - влияние температурного режима водотоков дельты и сроков начала половодья на промысел воблы. Материал и методика исследования В ходе анализа использовались статистические данные об уловах, литературные источники и собственные материалы, собранные во время многолетних мониторинговых ихтиологических и гидролого-экологических исследований в рамках прогнозных тематик ФГБНУ «КаспНИРХ» (1976-2016 гг.). Статистическая обработка проводилась с применением программы Exсel. Результаты исследований и их обсуждение Уловы воблы (Rutilus rutilus caspiсus) в Волго-Каспийском и Северо-Каспийском рыбохозяйственных подрайонах подвержены существенным колебаниям и в период после зарегулирования волжского стока (1959-2016 гг.) составляли от 44,09 тыс. т в 1960 г. до 1,189 тыс. т в 2013 г. (рис. 1). Период наиболее низких уловов (1,189-2,78 тыс. т) начался в 2004 г. и продолжался до 2016 г. Рис. 1. Динамика уловов воблы в Волго-Каспийском и Северо-Каспийском рыбохозяйственных подрайонах Вобла относится к полупроходным видам. Основную часть жизни она проводит в море. Нерест воблы проходит в пресной воде, после чего почти вся популяция мигрирует в море для нагула. Положение уровня Каспия сказывается на развитии продукционных процессов и формировании биологической продуктивности моря. При его высоком стоянии и, как следствие, преобладании много- и средневодных лет волжского стока над маловодными годами, реализуется потенциально высокая биологическая продуктивность этой части моря. Напротив, при отметках уровня моря ниже -28,5 м слабосолоноватоводная и солоноватоводная трофические системы приходят в депрессивное состояние [13]. Для анализа влияния долгосрочных колебаний уровня моря на уловы воблы были рассмотрены связи этих показателей в 1959-1976 гг. (при низких значениях уровня моря и его регрессии до минимальной отметки); 1977-1994 гг. (при повышении уровня моря от минимума до максимума); 1995-2016 гг. (при высоких значениях уровня моря с понижением от максимума до его значения в настоящее время) (рис. 2). В начале 60-х гг. ХХ в. при низких значениях уровня моря уловы воблы были выше, чем в последующие годы. Это во многом объясняется тем, что они состояли из рыб, рожденных до зарегулирования стока р. Волги. В 1971-1977 гг. уловы составляли от 12,5 до 22,9 тыс. т. Это был период регрессии моря, когда наблюдалась наиболее низкая водность р. Волги в ХХ в. Высокий общий вылов и высокая удельная биопродуктивность полупроходных и речных рыб в эти годы, по мнению Д. Н. Катунина [13], были достигнуты переловом этих видов, что отрицательно сказалось на сроках восстановления подорванных запасов рыб. Рис. 2. Динамика уловов воблы и уровень моря в 1959-2016 гг. С 1978 г. начался период повышения уровня моря, который продлился до 1995 г. В первые годы этого периода существенного увеличения уловов не отмечалось. По мнению Д. Н. Катунина [13], это объясняется тем, что после смены периода повышения или понижения уровня моря полного восстановления экологических условий, адекватных предыдущему периоду, не происходит. Вместе с тем связь между уловами воблы и уровнем моря в этот период наблюдается (рис. 3). Рис. 3. Зависимость уловов воблы от уровня моря в 1978-1994 гг. С 1995 г. начался период понижения уровня моря, с некоторой стабилизацией в 1999-2002 гг. В целом в 1995-2016 гг. наблюдалось снижение уловов воблы с 13,620 тыс. т в 1995 г. до 1,367 тыс. т в 2016 г. Уровень моря в эти годы снизился с -26,57 м в 1995 г. до -27,91 м в 2015 г. Наступление многоводного цикла характеризовалось более благоприятными экологическими условиями естественного воспроизводства рыб по сравнению с предыдущим периодом, однако увеличения уловов не произошло, а значит, не произошло восстановления экосистемы до прежнего уровня. Основная доля вылова воблы приходилась на первое полугодие. В 1997-2016 гг. в период весенней путины добывали от 63,2 до 99,0 % годового улова. Анализ данных, начиная с 1960-х гг., показал высокую вариабельность уловов и условий среды в период весенней путины. Для более детального и корректного анализа влияния условий среды в год промысла на уловы воблы был проанализирован период с 1975 по 1988 г., когда неучтенное изъятие от улова было не таким значительным, как в настоящее время. Объем весеннего половодья в эти годы варьировал от 56,8 до 145,6 км3 и в среднем составил 93,9 км3, что соответствует уровню средневодных лет. Уловы в этот период составляли от 3,14 до 22,92 тыс. т, при среднем значении 8,76 тыс. т. В результате расчетов была получена обратная зависимость, согласно которой с увеличением объема половодья уловы уменьшались (рис. 4). Это объясняется тем, что большие объемы воды, поступившие в дельту, затрудняют проведение промысла (увеличиваются глубины, рыбопромысловые участки затопляются и прекращают работу). Рис. 4. Зависимость уловов воблы от объема половодья в год промысла (1975-1988 гг.) Для оценки влияния температурного режима дельты р. Волги на промысел воблы был проанализирован период с 2004 по 2016 г., когда запасы воблы были на низком уровне и не испытывали значительных колебаний по годам. Уловы в эти годы составляли от 1,2 тыс. т в 2013 г. до 2,79 тыс. т в 2008 г., при среднем значении 1,66 тыс. т. Температурный режим водотоков дельты р. Волги играет решающую роль в формировании нерестовых скоплений и динамике нерестового хода воблы. С 2004 по 2016 г. ранний прогрев воды до нерестовых значений температуры (от 8 ºC и выше), когда наблюдается наиболее массовый нерестовый ход воблы, отмечался в 2008, 2010, 2012, 2015, 2016 гг. В эти годы ранний прогрев воды способствовал раннему началу преднерестовой активности воблы и ее ранним подходам в промысловую зону, что создавало более благоприятные условия для промысла. Средний улов в эти годы составил 1,89 тыс. т (табл.). Уловы воблы, сроки прогрева воды до нерестовых значений температуры Годы наблюдений 2008, 2010, 2012, 2015, 2016 2006, 2007, 2011, 2013, 2014 2004, 2005 Показатель Ранний прогрев воды до нерестовых значений температуры (14-24 апреля) Поздний прогрев воды до нерестовых значений температуры (30 апреля-4 мая) Совпадение сроков прогрева воды до нерестовых значений температуры и начала половодья Средний улов, тыс. т 1,89 1,54 1,45 В 2006, 2007, 2009, 2011, 2013, 2014 гг. наблюдался в основном поздний прогрев воды. Средний улов воблы в этой группе лет был ниже и составил 1,54 тыс. т. Когда наблюдался поздний прогрев воды, вобла задерживалась в море и подходила в промысловую зону в небольших количествах, а ее массовый ход сдвигался на более поздние сроки. Из этой группы лет только в 2006 и 2014 гг. вода прогревалась от 8 ºC и выше начиная с 30 апреля, в остальные годы это происходило позднее 1 мая, когда по Правилам рыболовства работа мелкоячейных неводов, которыми в основном вылавливается вобла, запрещена. Условия весенней путины во многом зависят от совпадения температурного фактора и сроков начала половодья. При совпадении сроков прогрева воды до нерестовых значений температуры и сроков начала половодья, как в 2004 и 2005 гг., вобла, не задерживаясь в реке, заходит на нерестилища, вследствие чего ее концентрации в промысловой зоне бывают кратковременными, что снижает эффективность промысла и отражается на величине уловов. Заключение Таким образом, анализ долгосрочных колебаний уловов воблы показал их связь с уровнем моря, под воздействием которого формируется биопродуктивность Каспия. Объем весеннего половодья положительно влияет на условия воспроизводства и продукционные процессы, происходящие в море, но в то же время отрицательно сказывается на условиях промысла текущего года. Наиболее значимыми факторами, под воздействием которых формируются условия промысла воблы, являются температурный режим водотоков в весенний период и сроки начала половодья.
References

1. Golovkin A. U. Vobla // Materialy k poznaniyu russkogo rybolovstva. Petrograd: Tip. V. F. Kirshbauma, 1915. T. IV, vyp. 10. C. 63-115.

2. Knipovich N. M. Kaspiyskoe more i ego promysel. Berlin: Gosizdat, 1923. 87 s.

3. Kiselevich K. A. Volgo-Kaspiyskiy rybolovnyy rayon, ego osobennosti i prichiny bogatstva ryboy. Astrahan': Izd-vo Astrahan. gubpolitprosveta, 1926. 48 s.

4. Remez A. Ya. Vobla. Astrahan'. Izd-vo Astrahan. gubpolitprosveta, 1926. 26 s.

5. Tereschenko K. K. Vobla (Rutilus rutilus caspisus Jak.), ee rost i plodovitost' // Tr. Astrahan. ihtiol. labor. 1927. T. III, vyp. 2. 127 s.

6. Chugunov N. D. Biologiya molodi promyslovyh ryb Volgo-Kaspiyskogo rayona // Tr. Astrahan. nauch. rybohoz. stancii. 1928. T. 6, vyp. 4. 282 s.

7. Morozov A. V. K metodike rasovyh issledovaniy ryb voobsche i vobly v chastnosti. Saratov: Nizhnevolzhsk. kraevoe izd-vo, 1932. 75 s.

8. Mesyacev I. I., Zusser S. G., Martinsen Yu. V., Reznik A. K. Zapasy ryb i intensivnost' promysla // Rybnoe hozyaystvo. 1935. № 3. S. 5-19.

9. Kushnarenko A. I. Vobla Rutilus rutilus caspicus Severnogo Kaspiya: problemy i perspektivy promysla // Voprosy rybolovstva. 2005. T. 6, № 4. S. 687-696.

10. Chavychalova N. I., Vetlugina T. A. Novyy metodicheskiy podhod k ocenke effektivnosti estestvennogo vosproizvodstva severokaspiyskoy vobly (Rutilus rutilus caspicus Jak.) // Rybohozyaystvennye issledovaniya v nizov'yah reki Volgi i Kaspiyskom more: sb. nauch. tr. Astrahan': KaspNIRH, 2012. S. 177-180.

11. Vetlugina T. A. Promyslovo-biologicheskaya harakteristika populyacii severo-kaspiyskoy vobly (Rutilus rutilus caspicus) v 2007-2011 gg. // Rybohozyaystvennye issledovaniya v nizov'yah r. Volgi i Kaspiyskom more: sb. nauch. tr. Astrahan': KaspNIRH, 2012. S. 41-43.

12. Fomichev O. A., Sidorova M. A., Vetlugina T. A., Kuznecov Yu. A., Hmel' E. V. Sostoyanie zapasov i prognoz dobychi poluprohodnyh ryb na 2006 g. v Volgo-Kaspiyskom rayone // Rybohozyaystvennye issledovaniya na Kaspii. Rezul'taty NIR za 2004 g. Astrahan': KaspNIRH, 2005. S. 346-358.

13. Katunin D. N. Gidroekologicheskie osnovy formirovaniya ekosistemnyh processov v Kaspiyskom more i del'te reki Volgi. Astrahan': KaspNIRH, 2014. 478 s.


Login or Create
* Forgot password?