FISH POPULATION OF THE COAST OF BAIDARATSKAYA BAY (PENINSULA YAMAL) UNDER THE HUMAN IMPACT
Abstract and keywords
Abstract (English):
The evaluation of the changes of the structure and the number of mass fish species under the human impact is made. The complex human impact has led to structural change of the population of the fishes of the Yarayaha river at conservation of the allochthonous principle of formation, and also to the termination of reproduction of the most fish species and sharp decrease in number of white fish because of fishery. Native-born ichthyofauna colonizes the reservoirs of anthropogenic origin.

Keywords:
Arctic cisco, Asian smelt, Siberian whitefish, navaga, arctic (polar) cod, capelin, sculpin, nine-spined stickleback, polar flounder, pechora herring, juveniles, migration, reproduction, spawning grounds, human impacts, large-scale construction
Text
Систематическое изучение рыбного населения малых континентальных водоемов и водотоков п-ва Ямал, а также прибрежной зоны Байдарацкой губы до настоящего времени не проводилось, и представления об их ихтиофауне были получены в результате сбора разовых проб [1–3]. Основные исследования посвящены полупроходным и озерным экологическим формам сиговых рыб, обитающим в наиболее крупных реках и озерных системах, расположенных в районах освоения нефтегазовых месторождений и формирования транспортной сети [1–5]. Биология рыб, населяющих Карское море, описана в трудах А. Н. Пробатова [6], В. К. Есипова [7] и А. П. Андрияшева [8], сведения об ихтиофауне можно также найти в определителе под редакцией Н. С. Гаевской [9]. Детальные исследования ихтиофауны Байдарацкой губы проведены в 2005–2009 гг. и освещены в работах Полярного института рыбного хозяйства и океанографии (ПИНРО) [10]. В течение последних двух десятилетий освоение рыбных ресурсов и техногенное воздействие на водные объекты п-ва Ямал связано с разведкой и добычей нефти и газа. В этот период произошло резкое снижение численности группировок рыб, населяющих обширные озерные и речные системы. Изолированные популяции рыб либо исчезли необратимо, либо для их самовосстановления необходимо длительное время [1–4]. Цель исследования – оценка изменений структуры и численности рыбного населения водоемов и водотоков бассейна р. Яраяхи и прилегающих районов Байдарацкой губы под влиянием хозяйственной деятельности. Исследования рыбного населения водоемов и водотоков бассейна рек Яраяхи, Лыяхи, а также прибрежной зоны Байдарацкой губы (рис.) были проведены в июле – августе 2005, 2006, 2008–2009 и 2011 гг. [11–13]. Учеты численности рыб проведены по стандартным методикам при помощи ставных жаберных сетей (ячея 12–60 мм), сети Киналева, малькового невода, конусной ловушки и сети ИКС-50. Карта-схема района исследований: А – устьевая область реки; 1 – верхний эстуарий; 2 – нижний эстуарий; – устьевая область реки с соленой или частично опресненной водой; – пресноводный участок Река Яраяха – водоток с равнинным характером течения, длиной 43 км, берущий начало в системе озер, расположенных в 30 км от побережья Байдарацкой губы. Ее притоки, а также р. Лыяха – мелкие водотоки с небольшим расходом воды. Устьевая область р. Яраяхи образована каскадом эстуариев озерно-речного типа [14]. Низовья рек до 8,5 км от устья находятся под влиянием приливно-отливных и нагонных течений. Расходы воды в реках имеют сезонный характер, максимальны в период таяния снегов, возрастают в периоды дождей. К моменту установления ледового покрова поверхностный сток в р. Яраяхе прекращается. Промерзание водотоков является главным природным фактором, определяющим распределение и миграции рыб. Наибольшее антропогенное воздействие на устьевые области рек оказывается в районе строительства порта и коффердама, когда в результате дноуглубительных работ и добычи грунта изменяются направления и интенсивность приливно-отливных течений и нагонных подпоров. Ранее развитие приливов и отливов в устьевой области р. Яраяхи происходило медленно, обширные мелководья эстуариев обнажались постепенно, обсыхая только в самые масштабные отливы. После дноуглубительных работ по обустройству порта отмечается стремительный сход воды, значительное пересыхание эстуариев происходит даже в средние отливы. Большое влияние на рыбное население оказывают преграды в виде понтонных мостов, труб-переходов, изменения уровней стока из озер, а также хроническое и эпизодическое загрязнение нефтепродуктами, хозяйственно-бытовыми стоками, поступление песчано-глинистой пульпы в водотоки, сдувы грунта с пескохранилищ, автодорог и промплощадок. Временные вездеходные дороги в водоохранной зоне приводят к сбросу воды из озер и образованию хасыреев, перекрытию стока из озер, интенсивному заболачиванию территории, появлению новых временных или постоянных водоемов из-за разрушения мерзлотных линз. После прекращения техногенного воздействия (дноуглубительных работ) возможно быстрое восстановление естественных миграционных путей рыб. Ихтиофауна. За время исследований в уловах отмечено 18 видов рыб (табл. 1). Предполагается (по опросам) наличие еще 4 видов [11], заходящих на нагул эпизодически или во время весеннего опреснения прибрежья Байдарацкой губы (горбуша, семга, нельма, муксун). Вся ихтиофауна губы представлена 33 видами [10]. Таблица 1 Видовой состав рыб и рыбообразных р. Яраяхи и прибрежья Байдарацкой губы Вид20052006200820092011 Голец арктический Salvelinus alpinus (Linnaeus, 1758)нт -?-Н БГ-О-Ннт-?-Н БГ-О-Ннт-?-Н БГ-О-Ннт-?-Н БГ-О-Ннт-?-Н БГ-О-Н Мойва Mallotus villosus villosus (Mǖller, 1776)нт-?-Н БГ-Р-Ннт-?-Н БГ-Р-Ннт-с-Н БГ-Р-Ннт-?-Н БГ-Р-Ннт-?-Н БГ-Р-Н Чир Coregonus nasus (Pallas, 1776)нт-?-внт-?-внт-р-юнт-?-юнт-?-в Сиг-пыжьян C. lavaretus pidschian (Gmelin, 1789)нт-с-внт-р-внт-о-внт-о-внт-р-в Муксун C. muksun (Pallas, 1814)нт-?-внт-?-внт-?-внт-?-внт-?-в Пелядь C. peled (Gmelin, 1789)нт-о-внт-с-внт-с-внт-?-внт-р-в Ряпушка сибирская C. sardinella (Valenciennes, 1848)пм-д-впм-д-впм-д-впм-о-впм-?-в Омуль C. autumnalis (Pallas, 1776)нт-о-Н БГ-О-Ннт-о-Н БГ-О-Ннт-о-Н БГ-О-Ннт-о-Н БГ-О-Ннт-о-Н БГ-О-Н Нельма Stenodus leucichthys nelma (Gϋldenstädt, 1772)нт-?-внт-?-внт-?-внт-?-внт-?-в Корюшка азиатская Osmerus mordax (Steindachner, 1870)нт-о-в БГ-М-Внт-о-в БГ-М-Внт-м-в БГ-М-Внт-о-в БГ-М-Ннт-о-в БГ-М-Н Гольян озерный Phoxinus percnurus (Pallas, 1811)ПВ-р-впВ-р-впВ-о-впВ-?-впВ-?-в Девятииглая колюшка Pungitius pungitius (Linnaeus, 1758)пм, ПВ-д-в БГ-С-Ю, Нпм, ПВ-д-в БГ-С-Ю, Нпм, ПВ-д-в БГ-С-Ю, Нпм, ПВ-д-в БГ-С-Ю, Нпм, ПВ-д-в БГ-С-Ю, Н Полярная камбала Liopsetta glacialis (Pallas,1 776)нт-о-в БГ-о-внт-о-в БГ-о-внт-о-в БГ-о-внт-о-в БГ-о-внт-о-в БГ-о-в Четырехрогий бычок (рогатка) Triglopsis quadricornis (Linnaeus, 1758)нт-м-в БГ-М-Внт-м-в БГ-М-Внт-о-в БГ-О-Внт-о-в БГ-О-Ннт-о-в БГ-О-Н Навага Eleginus navaga (Pallas, 1814)нт-?-в БГ-О-Внт-?-в БГ-О-Внт-о-в БГ-М-Внт-о-в БГ-О-Ннт-о-в БГ-О-Н Сайка Boreogadus saida (Lepechin, 1774)нт-?-ю БГ-Р-Внт-?-ю БГ-Р-Внт-?-ю БГ-Р-Внт-с-ю БГ-Р-Внт-?-ю БГ-Р-В Чешско-печорская сельдь Clupea pallasii suworowi (Rabinerson, 1927)БГ-М-ВБГ-М-ВБГ-М-ВБГ-М-Внт-о-ю БГ-М-В Люмпенус Фабрициуса – Lumpenus fabricii (Reinhardt, 1836)БГ-?-вБГ-?-вБГ-?-вБГ-?-вБГ-?-в ВТ – верхнее течение СТ – среднее течение НТ – нижнее течение ПМ – повсеместное обитание в реке ПВ – прилегающие пресноводные водоемы БГ – прибрежье Байдарацкой губыД – доминирует по численности М – многочисленный вид О – обычный вид Р – редкий вид С – единичный случай поимки ? – вероятное присутствие вида Ю – только неполовозрелые особи Н – только нагульные особи В – обитают рыбы всех возрастных стадий З – зимующие особи Рыбное население водоемов и водотоков в прибрежье Байдарацкой губы, нижнем течении рек Яраяхи и Лыяхи, в их притоках и прилегающих озерах представлено морскими, эвригалинными и пресноводными видами и характеризуется крайней неоднородностью структуры. Аллохтонные виды (мигранты) составляют большую часть населения рыб. Численность рыбного населения приливно-отливной зоны устьевой области р. Яраяхи непостоянна. Ее изменения определяются действием факторов среды (водность, соленость, содержание растворенного кислорода, ветроволновые явления, интенсивность вылова), а также экологической и популяционной дифференциацией рыб по особенностям размножения, нагула, пищевому рациону и миграционной активности. В течение вегетационного сезона рыбы совершают разнонаправленные миграции, связанные с нагулом и размножением. Весенние миграции – с мест зимовки из непромерзающих озер или губы к местам нагула или размножения в мелководных и хорошо прогреваемых эстуариях и затопленной паводковыми водами пойме. Осенние миграции ведут от мест нагула к местам зимовки, преимущественно расположенным в Байдарацкой губе. Оставшиеся на зиму в русле реки рыбы гибнут. Таблица 2 Видовой состав рыб в озерах и мелких водотоках бассейна р. Яраяхи Вид20052006200820092011 ГольянПО-ИПО-СП-ПП, М, ВПО-СП-ПП, М, ВПО-СП-ПП, М, ВПО-СП-ПП, М, ВПО-СП-ПП, М, В КолюшкаА, Д-М, ВА, Д-М, ВА, Д-М, ВА, Д-М, ВА, Д-М, В КорюшкаПО-СО-СП-ПП, О, ВПО-СО-СП-ПП, О, ВПО-СО-СП-ПП, О, ВПО-СО-СП-ПП, Р-О, НПО-СО-СП-ПП, Р-О, Н РогаткаСО-СП, Д-М, ЮСО-СП, Д-М, ЮСО-СП, М-О, ЮСО, О, ЮСО, Р, Ю Сельдь–––ПО-СО, С-Р, ЮПО-СО, О, Ю ПО – пресноводные озера, имеющие связь с рекой ИПО – изолированные пресноводные озера СО – соленые и частично осолоненные озера СП – притоки осолоненных участков ПП – притоки пресноводных участков А – повсеместное обитаниеД – доминирует по численности М – многочисленный вид О – обычный вид Р – редкий вид С – единичный случай поимки – – отсутствие видаЮ – только неполовозрелые особи Н – только нагульные особи В – обитают рыбы всех возрастных стадий Наиболее стабильна «морская» группировка. В устьевой области р. Яраяхи обычны или многочисленны навага, камбала, омуль, а также молодь рогатки и личинки сельди (табл. 1). Увеличение численности происходит во время максимальных приливов и при массовых миграциях кормовых объектов. Сайка, мойва, а также половозрелые рогатка и сельдь малочисленны. Эвригалинные пресноводные виды представлены мигрантами – сиговыми рыбами (чир, пелядь, сиг-пыжьян, ряпушка), а также девятииглой колюшкой (табл. 1, 2). Колюшка – туводный эвригалинный вид. Наиболее многочисленные скопления половозрелой колюшки отмечаются в тундровых пресноводных озерах, расположенных на приморских террасах и на опресненных речных мелководьях [13]. Толерантная к промерзанию девятииглая колюшка успешно перезимовывает в большинстве озер. Сиговые рыбы являются мигрантами из р. Юрибей. Численность нагульных сига-пыжьяна, пеляди и чира в устьевой области р. Яраяхи зависит от интенсивности весенней миграции. После прекращения поверхностного стока и начала промерзания р. Яраяхи сиговые рыбы совершают вынужденную миграцию в Байдарацкую губу или погибают в русле реки. Распространение ряпушки слабо ограничивается соленостью воды [12, 13], а ее группировка в р. Яраяхе пополняется после сильных приливов и штормовых нагонов. Перезимовавшая молодь чира, пеляди и ряпушки изредка отмечается в пресноводных и частично опресненных участках. Гольян озерный – пресноводный вид, населяющий некрупные и непромерзающие озера приморских террас. В ручьях и р. Яраяхе вид встречается в летнее время только в «теплые» годы (табл. 1, 2). В уловах отмечается крайне редко. Его появление в осолоненной зоне связано с сигизийными приливами, усиленными нагонными подпорами, когда морской водой затапливаются большие площади пресноводной акватории. Азиатская корюшка успешно размножается в крупных прибрежных озерах, а ее молодь нагуливается в низовьях р. Яраяхи (табл. 1, 2). Численность покатных сеголетков в 2005–2006 гг. оценивалась в 570–1 100 экз. на 1 км русла при относительной плотности 0,023 экз./м2 (табл. 3). Роль р. Яраяхи в воспроизводстве корюшки невелика и оценивается нами в 37–41 тыс. экз. молоди ежегодно. Миграция молоди может продолжаться до двух месяцев [15]. Таблица 3 Изменение численности молоди массовых видов рыб в типичных зонах агрегации за время исследований, экз./100 м2 УчастокГодКолюшкаКорюшкаРогаткаСельдьКамбалаПримечание Река Хурейхотарка (соленая вода, устье)2005270,5Менее 0,015,0––Нет воздействия 2006225,0Менее 0,012,0––Нет воздействия 2008–2011–––––Массированное загрязнение Река Яраяха, переходная по солености зона (выше устья р. Хурейхотарки)20059,62,351,7––Нет воздействия 20080,10,10,1––Начало строительства 2009–2011–––––Активное строительство Нижний эстуарий2005––0,1–0,1Нет воздействия 2006––0,1–0,1Нет воздействия 2008––0,11,70,2Строительство порта 2009––10,2700,019,5Обустройство порта и коффердама 2011––0,1–0,1Обустройство порта Таблица 4 Изменение численности рыб в сетных уловах за время исследований, экз./сете-сутки Расположение станцииГодОмульЧирСиг-пыжьянПелядьРяпушкаКорюшкаМойваКамбалаНавагаРогаткаВсего Река Няавтарка, верхний эстуарий2008––––––––––– 2011–––––––1,50––– Река Няавтарка, устье руч. б/н2009––––––––––– 2011––––––––––– Река Няавтарка, протока в нижний эстуарий2008––2,00–0,080,14–2,500,10–4,82 2009––7,10––––10,80––17,90 20110,45–0,20––––3,75––– Река Няавтарка, нижний эстуарий2008–––––33,60–120,09,60–163,20 2009–––––––9,60––9,60 20111,00––––––7,70––8,70 Устье руч. б/н в низовьях р. Яраяхи, левый берег20080,060,102,940,181,800,41–0,980,18–6,64 20090,30–––0,501,30–9,402,20–13,7 2011–––––––6,50––6,50 Река Хурейхотарка, низовья20050,35–0,29––––1,16––1,80 20061,10–4,40––––1,10––6,60 20080,17–1,08–0,50––0,17––1,92 20091,00––––––4,80––5,80 2011––––––––––– Река Яраяха, 8,5 км выше устья2005–––1,241,07–––––2,31 20060,601,105,10–10,30–––––17,10 20080,170,490,160,504,63–––––5,95 20090,50–1,00–14,40––1,00–0,5017,40 2011–––0,55––––––0,55 Четырехрогий бычок – обычный вид в низовьях р. Яраяхи и прилегающих районах прибрежья Байдарацкой губы (табл. 1–4). Крупная рогатка изредка может заходить в опресненную зону реки на расстояние 8,0–8,5 км. Молодь избегает пресных вод (табл. 3), однако в неблагоприятных условиях (замор в частично изолированном верхнем эстуарии) способна мигрировать и длительное время обитать в опресненных участках р. Няавтарки (июль – август 2008 г.). Антропогенное воздействие приводит к различной реакции рыбного населения. Наиболее приспособляема девятииглая колюшка, снижающая численность в загрязняемых или нарушенных озерах и в р. Яраяхе (табл. 3), однако успешно заселяющая вновь образованные затопленные дорожные колеи, придорожные углубления, лужи, котлованы и т. п. С началом активной фазы дноуглубительных работ и освоения прилегающей местности было отмечено постепенное снижение численности молоди. В периоды пикового поступления взмученных вод (2009 г.) отмечались скопления молоди камбалы и рогатки в наименее нарушенном эстуарии (табл. 3). К августу 2011 г. молодь корюшки исчезла полностью, а численность рогатки и камбалы стала минимальной за весь период наблюдений. После дноуглубительных работ и возведения коффердама в эстуариях появилась ранняя молодь сельди (табл. 3). Эффективность нагула в условиях нарушенного водоема неизвестна, не выявлен переход личинок на смешанное или внешнее питание. Численность гольяна озерного невелика из-за дефицита местообитаний – сточных пресноводных озер приморских террас. Все водоемы расположены вне зоны строительства, и хозяйственная деятельность человека на распространение и численность вида не влияет. Морские виды рыб (навага, рогатка, корюшка, камбала) избегают загрязненных и сильно взмученных вод (табл. 5), однако скопления этих видов отмечаются в зоне выноса, образующейся при работе земснарядов, где рыбы выедают вымытые органические остатки. Наполняемость желудочно-кишечного тракта рыб может составлять 70–100 % при обычной наполняемости от 5 до 30 %. В состав пищевого комка входят части тел морских червей, сипункулид, ракообразных, расколотые раковины моллюсков с элементами мантии и тому подобные фрагменты, не характерные для обычного пищевого рациона. При работе земснаряда более двух-трех недель на удалении 1,5–3 км от зоны выноса отмечается появление скоплений арктического криля (август 2011 г.), что привлекает планктофагов – сельдь и в меньшей степени корюшку. Малочисленные морские виды (сайка, мойва и люмпенус фабрициуса) отмечаются преимущественно в прибрежье Байдарацкой губы. С началом дноуглубительных работ ряпушка в небольших количествах продолжает встречаться в пресноводных участках р. Яраяхи, однако нагульные периодические миграции вида в эстуарии из Байдарацкой губы прекращаются. Не отмечается она и в районе скоплений криля в Байдарацкой губе. Таблица 5 Изменение численности рыб в период дноуглубительных работ, устьевая область р. Яраяхи, июль – август 2008 г., экз./сете-сутки Интенсивность воздействияСиг-пыжьянРяпушкаКорюшкаКамбалаНавагаВсе До начала загрязнения3,690,863,140,861,149,69 Массированное загрязнение–––2,65–2,65 Снижение интенсивности поступления взмученных вод0,57–0,261,270,192,29 Омуль проявляет наибольшую устойчивость к существующему уровню антропогенного воздействия. Его численность в эстуариях определяется интенсивностью и направлением миграций вида в Байдарацкой губе [16, 17]. Зависимость между численностью вида и экологической обстановкой в устьевой области р. Яраяхи нами не обнаружена. Заключение Комплексное техногенное воздействие привело к изменению структуры населения рыб, встречающихся в низовьях р. Яраяхи, при сохранении аллохтонного принципа формирования. Постоянная миграция морских и эвригалинных видов рыб компенсирует систематический вылов (навага, корюшка, омуль, ряпушка) и гибель рыб из-за техногенного воздействия. Численность оседлых полярной камбалы и рогатки снизилась. Численность сиговых рыб (сиг-пыжьян, пелядь, чир) снижается из-за промысла. В низовьях реки и прилегающих водных объектах прекратилось воспроизводство рыб, за исключением девятииглой колюшки, приспособившейся к новым условиям. Озера и водотоки, расположенные вне площадок строительства и автодорог, сохранили аборигенную ихтиофауну. Резко снизилась численность нагульной молоди большинства видов рыб. В эстуарии реки заносятся личинки сельди, эффективность нагула неизвестна. В сильно загрязненных озерах и в хасыреях колюшка исчезла, однако общая численность вида в изученном районе не изменилась благодаря заселению новых водоемов.
References

1. Priroda Yamala. Ekaterinburg: Nauka, 1995. 407 s.

2. Monitoring bioty poluostrova Yamal v svyazi s razvitiem ob'ektov dobychi i transporta gaza. Ekaterinburg, URC «Aerokosmoekologiya», 1997. 192 s.

3. Bogdanov V. D. Retrospektiva ihtiologicheskih i gidrobiologicheskih issledovaniy na Yamale / Bogdanov V. D., Bogdanova E. N., Gos'kova O. A., Mel'nichenko I. P. Ekaterinburg, 2000. 88 s.

4. Bogdanov V. D. Problemy ohrany bioresursov pri obustroystve Bovanenkovskogo gazokondensatnogo mestorozhdeniya Bogdanov / V. D., Bogdanova E. N., Mel'nichenko I. P., Stepanov L. N., Yarushina M. I. // Ekonomika regiona. 2012. № 4 (32). S. 68–79.

5. Prirodnye usloviya Baydarackoy guby. Osnovnye rezul'taty issledovaniy dlya stroitel'stva podvodnogo perehoda sistemy magistral'nyh gazoprovodov Yamal-Centr. M.: GEOS, 1997. 432 s.

6. Probatov A. N. Materialy po nauchno-promyslovomu obsledovaniyu Karskoy guby i reki Kary / A. N. Probatov. M.: Vsesoyuz. NII morskogo rybnogo hoz-va i okeanografii, 1934. 164 s.

7. Esipov V. K. Ryby Karskogo morya / V. K. Esipov. M.: AN SSSR, 1952. 147 s.

8. Andriyashev A. P. Ryby severnyh morey SSSR / A. P. Andriyashev. M.; L., AN SSSR, 1954. 566 s.

9. Opredelitel' fauny i flory severnyh morey SSSR / pod red. N. S. Gaevskoy. M.: Sov. nauka, 1948. 740 s.

10. Andriyashev A. P. Vidovoy sostav ihtiofauny Baydarackoy guby Karskogo morya / A. P. Andriyashev // Voprosy ihtiologii. 2009. T. 49, № 3. S. 304–317.

11. Kizhevatov Ya. A. Ihtiofauna r. Yara-Yaha (Baydarackaya guba) / Ya. A. Kizhevatov, V. D. Bogdanov // Nauch. vestn. YaNAO. Salehard: Krasnyy Sever. 2006. Vyp. 1 (38): Biota Yamala i problemy sovremennoy ekologii. S. 104–111.

12. Kizhevatov Ya. A. K biologii ryapushki (Coregonus sardinella, Valenciennes, 1848) nekotoryh rek YaNAO / Ya. A. Kizhevatov // Nauch. vestn. YaNAO. 2007. Vyp. 2 (46). S. 54–60.

13. Kizhevatov Ya. A. Ihtiofauna maloizuchennyh vodoemov i vodotokov Srednego Yamala / Ya. A. Kizhevatov, A. A. Kizhevatova // Nauch. vestn. YaNAO. Salehard: Krasnyy Sever. 2007. Vyp. 6 (2) (43): Ekologiya rasteniy i zhivotnyh severa Zapadnoy Sibiri. S. 28–36.

14. Mihaylov V. N. Novye opredeleniya, rayonirovanie i tipizaciya ust'evyh oblastey rek i ih chastey – estuariev / V. N. Mihaylov, S. L. Gorin // Vodnye resursy i rezhim vodnyh ob'ektov. 2012. T. 39, № 3. S. 243–257.

15. Bogdanov V. D. Raspredelenie, migracii i rost molodi aziatskoy koryushki v basseyne r. Mordy-Yahi / V. D. Bogdanov, A. I. Celischev // Izuchenie ekologii vodnyh organizmov Vostochnogo Urala // Sverdlovsk, 1992. S. 86–93.

16. Novoselov A. P. Raspredelenie na mestah nagula i osobennosti biologii omulya Soregonus autumnalis yugo-vostochnoy chasti Barenceva i yugo-zapadnoy chasti Karskogo morey / A. P. Novoselov, N. A. Chuksina // Voprosy ihtiologii. 1999. T. 39. № 6. S. 767–776.

17. Novoselov A. P. Rezul'taty izucheniya arkticheskogo omulya Coregonus autumnalis (Pallas, 1776) v zapadnoy chasti areala (Baydarackaya guba Karskogo morya) // Vozobnovimye resursy vodoemov Bol'shezemel'skoy tundry / A. P. Novoselov. Syktyvkar, Komi nauch. centra UrO RAN. 2002. S. 95–105.


Login or Create
* Forgot password?