ANALYSIS OF LINEAR-WEIGHT INDICATORS AND MERISTIC CHARACTERS OF THE SIBERIAN STERLET ACIPENSER RUTHENUS MARSIGLII (BRANDT, 1833) IN THE IRTISH RIVER BASIN
Abstract and keywords
Abstract (English):
In the basin of the Irtysh River, one of the mass representatives of the Acipenseridae family is the Siberian sterlet Acipenser ruthenus marsiglii (Brandt, 1833). Today, the catch of sterlet in this region is allowed only as control catches for scientific research. Poaching causes a great loss for the species. In the period from 2013-2016 there were held 44 forensic and ichthyologic examinations, including 26 criminal case examinations and 18 expert examinations on the materials of the Register of Complaints concerning Offences. 665 species of Siberian sterlet were caught illegally. In these illegal catches, species with a body length of 31.0 to 40.9 cm were most often found (this made 55.2% of all years of expert examinations), species of 21.0-30.9 cm length made 26.3%, of 41.0 to 50.9 cm length made 16.4%. When analyzing the total mass of fish caught illegally from 2013 to 2016, it was found that species having a mass 100.0-199.9 g were most often found, their share of the total number of fish was 51.6%. Species with a mass 200.0 - 299.9 g made 17.1%; with a mass 0-99.9 g - 15.6%. In this study, the minimum number of lateral beetles in sterlet was 49; maximum - 69; dorsal beetles 11-18; the number of gill rakers corresponded to the specific number and varied from 17 to 29 (mean 14). The meristic features of the species under study correspond to the subspecies Siberian sterlet Acipenser ruthenus marsiglii (Brandt, 1833).

Keywords:
Siberian sterlet, linear-weight parameters, meristic characters, illegal catch
Text
Введение В бассейне р. Иртыш рыбное население представлено сиговыми, осетровыми, карповыми, окуневыми и другими семействами рыб [1]. Одним из массовых видов, принадлежащих семейству Acipenseridae в данном регионе, является сибирская стерлядь. Сибирская стерлядь Acipenser ruthenus marsiglii (Brandt, 1833) считается подвидом стерляди Acipenser ruthenus (Linnaeus, 1758) [2] и является особо охраняемым видом, занесенным в «Красную книгу Российской Федерации» Категория: 1 (отдельные популяции широко распространенного вида, находящиеся под угрозой исчезновения) и «Красную книгу Международного союза охраны природы». Несмотря на запрет любого вида рыболовства по отношению к данному виду, за исключением лова в научно-исследовательских и контрольных целях, данный вид подвергается как браконьерскому вылову, так и антропогенному воздействию в виде загрязнения водной экосистемы (вода, донные отложения, кормовые объекты) р. Иртыш [1, 3-5]. Стерлядь является самым мелким представителем рода Acipenser, вырастая не более 1 м и массой до 6-6,5 кг, созревает в среднем в возрасте 4-5 лет (самцы) и 5-7 лет (самки) [2, 6]. По характеру питания является бентофагом, ее рацион составляют личинки хирономид, мошек, поденок, стрекоз, моллюсков, а также других представителей макрозообентоса [1, 7]. Активное питание происходит в весенне-летний период при температуре воды не ниже 12 °С, в зимний период рыбы не питаются и находятся в зимовальных ямах [6]. Стерлядь является теплолюбивой рыбой, для оптимального развития и роста необходимо не только наличие хорошей кормовой базы, но и оптимальной температуры воды. Так, температурный оптимум для развития и роста рыб находится в пределах 22,5-23,6 °С, а верхняя летальная граница - 32,8 °С, эколого-физиологическим оптимумом считается диапазон температуры от 18 до 26 °С [8, 9]. В нижнем течении р. Иртыш имеется ряд зимовальных ям. Зимовальная яма - это участок реки с резким перепадом глубин, в акватории ям постоянно наблюдаются суводи (водовороты), такие участки реки играют важную роль в сохранении и формировании различных видов рыб, в том числе и ценных [1]. Кроме того, стерлядь широко распространена в регионах Российской Федерации, населяя бассейны Черного, Азовского, Каспийского, Балтийского, Баренцева и Карского морей [2]. Обитает в водоемах Ханты-Мансийского округа Тюменской области [10], в водохранилищах Сибири [11], редкий представитель ихтиофауны Иркутской и Кемеровской областей [12, 13]. В настоящее время вылов стерляди в водных объектах Тюменской области разрешен исключительно в научно-исследовательских и контрольных целях, промышленный и любительский вылов запрещен [5]. Материалы и методы исследования Сотрудниками группы экологии гидробионтов Тобольской комплексной научной станции Уральского отделения Российской академии наук (ТКНС УрО РАН) в 2013-2016 гг. были проведены судебно-ихтиологические экспертизы незаконно добытых водных биологических ресурсов, изъятых у браконьеров сотрудниками полиции и Нижнеобского территориального управления Росрыболовства. У представленных на экспертизу особей определяли общую длину (по Смитту), общую массу, количество боковых и спинных жучек, количество жаберных тычинок на 1-й жаберной дуге. Все измерения проводились согласно общепринятым методикам [14]. Статистическую обработку данных выполняли в программе «Statistica 10.0». Результаты исследования и их обсуждение Всего в 2013-2016 гг. было проведено 44 экспертизы, из них 26 экспертиз по уголовным делам и 18 экспертиз по материалам проверки КУСП (табл. 1). Таблица 1 Количество проведенных ихтиологических экспертиз по фактам незаконного лова стерляди из Нижнего Иртыша, 2013-2016 гг.* Год Количество экспертиз, всего Количество экспертиз по уголовному делу Количество экспертиз по материалам проверки Количество особей стерляди, экз. 2013 8 5 3 197 2014 8 4 4 66 2015 11 5 6 95 2016 17 12 5 307 Итого 44 26 18 665 *По данным судебно-ихтиологических экспертиз для МВД Тюменской области. Методом неполного биологического анализа было исследовано 665 особей стерляди различного возраста и половой принадлежности (по требованиям проведения экспертизы возраст и пол рыб не определяли в целях сохранения целостности экземпляров). В 2013 г. в результате проведенных экспертиз биологическому анализу подверглись 197 особей стерляди, в 2014 г. - 66, в 2015 г. - 95 и в 2016 г. - 307. В данных незаконных выловах встречались особи от 8,4 до 55,0 см при минимальной массе 5 г и максимальной 1020 г (табл. 2). Таблица 2 Промысловая длина и общая масса тела стерляди, представленной на судебно-ихтиологические экспертизы в 2013-2016 гг. Год Количество экземпляров Длина, см Масса, г Среднее Мин. Макс. Среднее Мин. Макс. 2013 197 30,6 ± 4,9 8,4 45,0 132,9 ± 57,9 5,0 500,0 2014 66 31,2 ± 3,8 20,0 42,0 128,8 ± 59,3 54,0 420,0 2015 95 34,5 ± 6,9 22,0 55,5 204,0 ± 152,3 46,0 1020,0 2016 307 36,9 ± 5,4 23,0 55,0 237,6 ± 125,7 62,0 852,0 По данным Третьяковой Т. В., в 1993-1996 гг. в сетных уловах сеголетки стерляди начинают встречаться в августе и имеют длину тела 7-12 см при общей массе 4,7-13,4 г, в мае длина годовиков колеблется от 12 до 19 см [15]. В проведенных нами исследованиях чаще всего встречались особи в возрасте 3+, 4+ и 5+, согласно биометрическим показателям стерляди в р. Иртыш, проведенным Третьяковой Т. В. в 1993-1997 гг. [15]. Установлено, что средняя промысловая длина в возрасте 3+ составила 30,5 см, масса колебалась от 135 до 220 г, в возрасте 4+ средняя длина варьировала от 33,1 до 34,5 см при средней массе 253 г, в 5-летнем возрасте - 37,4-38,0 см при средней массе 350 г (табл. 3). Таблица 3 Процентное соотношение особей в незаконных уловах в зависимости от общей длины Длина по Смитту, см Год 0 - 10,9 11,0 - 20,9 21,0 - 30,9 31,0 - 40,9 41,0 - 50,9 51,0 - 60,9 2013, % 1,0 4,6 38,6 54,3 1,5 - 2014, % - 1,5 40,9 56,1 1,5 - 2015, % - - 31,6 47,4 20 1,1 2016, % - - 13,7 58,0 28,0 0,3 Итого, % 0,3 1,5 26,3 55,2 16,4 0,3 Как видно из табл. 3, в данных незаконных уловах чаще всего встречались особи с длиной тела от 31,0 до 40,9 см, что составило 55,2 %, рыбы с длиной 21,0-30,9 см встречались в 26,3 %, длина от 41,0 до 50,9 см - в 16,4 % за все годы экспертиз. Реже всего встречалась стерлядь с общей длиной от 0 до 10,9 см - 0,3 % и от 51,0 до 60,9 см - в 0,3 % от общего числа выловленных особей (рис. 1). Рис. 1. Процентное соотношение особей в незаконных уловах в зависимости от общей длины (по Смитту) При анализе общей массы незаконно выловленных с 2013 по 2016 г. рыб установлено, что чаще всего встречались особи с массой от 100,0 до 199,9 г, их доля от общего числа рыб составила 51,6 %, с массой от 200,0 до 299,9 г - 17,1 %, от 0-99,9 г - 15,6 %. Реже всего встречались особи с массой от 850,0 до 999,9 и более 1000,0 г, их доля незначительна и составила 0,2 % в каждой группе (табл. 4, рис. 2). Таблица 4 Процентное соотношение особей в незаконных уловах в зависимости от массы Общая масса тела, г Год 0-99,9 100,0-199,9 200,0-299,9 300,0-399,9 400,0-499,9 500,0-599,9 750,0-849,9 850,0-999,9 1000,0 > 2013, % 17,3 74,6 7,1 - 0,5 0,5 - - - 2014, % 31,8 57,6 9,1 - 1,5 - - - - 2015, % 26,3 32,6 20,0 13,7 4,2 - 2,1 - 1,1 2016, % 7,8 41,4 24,4 16,9 5,5 2,9 0,7 0,3 - Итого, % 15,6 51,6 17,1 9,8 3,5 1,5 0,6 0,2 0,2 Рис. 2. Процентное соотношение особей в незаконных уловах в зависимости от общей массы тела рыб Для видовой идентификации осетровых рекомендуют использовать меристические признаки [16, 17]. По литературным данным, стерлядь от других представителей рода Acipenser отличается бόльшим количеством боковых жучек, их число колеблется от 56 до 71, количество спинных жучек составляет от 11 до 18, число жаберных тычинок на 1-й жаберной дуге в среднем от 15 до 26 (реже до 31). Эти признаки нами были использованы при установлении принадлежности рыб к семейству осетровые и виду - стерлядь, дополнительно определяли наличие бахромчатости усиков [10, 16, 17]. У стерляди в данном исследовании минимальное количество боковых жучек составило 49, максимальное - 69; спинных жучек от 11 до 18, количество жаберных тычинок соответствовало видовому и варьировало от 17 до 29 (табл. 5). Таблица 5 Меристические признаки сибирской стерляди Год Количество экземпляров Количество боковых жучек, шт. Количество спинных жучек, шт. Количество жаберных тычинок на 1-й жаберной дуге, шт. Среднее Мин. Макс. Среднее Мин. Макс. Среднее Мин. Макс. 2013 16 60 ± 3 56,0 68,0 14 ± 1 13,0 15,0 22 ± 2 18,0 26,0 2014 66 59 ± 4 56,0 67,0 12,0 18,0 22 ± 2 17,0 27,0 2015 95 62 ± 3 56,0 67,0 12,0 18,0 23 ± 3 18,0 29,0 2016 307 62 ± 3 53,0 69,0 11,0 18,0 23 ± 2 17,0 28,0 Из показателей табл. 5 следует, что меристические признаки исследованных особей соответствуют подвиду сибирская стерлядь Acipenser ruthenus marsiglii (Brandt, 1833) [18]. Выводы При анализе данных некоторых размерно-весовых показателей сибирской стерляди, полученных при проведении судебно-ихтиологических экспертиз, установлено, что доминирующими особями браконьерского лова являются рыбы в возрастном диапазоне от 3+ до 5+ лет, к которым относятся, как правило, либо впервые созревающие особи, либо неполовозрелые, что наносит значительный ущерб воспроизводительной способности стерляди в бассейне р. Иртыш. По данным меристических признаков можно говорить о популяции сибирской стерляди в бассейне Иртыша. Для сохранения данной популяции в бассейне р. Иртыш необходимо усилить охранные мероприятия на водоеме и непосредственно вблизи зимовальных ям - месте непосредственной концентрации вида - от незаконного вылова.
References

1. Chemagin A. A. Rybnoe naselenie i ego biotopicheskoe raspredelenie v basseyne Nizhnego Irtysha // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2015. № 2, ch. 1. URL: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=21225 (data obrascheniya: 18.01.2017).

2. Atlas presnovodnyh ryb / pod red. Yu. S. Reshetnikova. M.: Nauka, 2002. T. 1. S. 46-47.

3. Degterev A. A. Bumazhnye osetrovye i vidy brakon'erstva na Volge // Gumanitarnye issledovaniya. 2015. № 4 (56). S. 239-243.

4. Egoshin V. V. K voprosu o sposobah sokrytiya faktov nezakonnoy rybnoy lovli // Sb. materialov kriminalisticheskih chteniy. 2011. № 7. S. 25-26.

5. Ob ustanovlenii ogranicheniya rybolovstva sterlyadi v vodnyh ob'ektah Tyumenskoy oblasti i nel'my v vodnyh ob'ektah Ob'-Irtyshskogo rybohozyaystvennogo rayona v 2015 godu: Prikaz Ministerstva sel'skogo hozyaystva RF ot 16 yanvarya 2015 g. № 11. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70759254/.

6. Zhuravlev V. D. Ryby basseyna Verhney Obi // Ekologiya ryb Ob'-Irtyshskogo basseyna. M., 2006. S. 201-203.

7. Strel'nikova A. P. Pitanie molodi sterlyadi Acipenser ruthenus (Acipenseridae) v srednem techenii reki Dunay // Voprosy ihtiologii. 2012. T. 52. № 1. S. 90-95.

8. Golovanov V. K., Gerasimov Yu. V., Kapshay D. S., Vasyura O. L. Termoizbiranie i termoustoychivost' molodi sterlyadi Acipenser ruthenus L., vyraschennoy v razlichnyh usloviyah // Vestn. Astrahan. gos. tehn. un-ta. Ser.: Rybnoe hozyaystvo. 2014. № 1. S. 62-68.

9. Golovanov V. K., Golovanova I. L. Temperaturnyy optimum i verhnyaya temperaturnaya granica zhiznedeyatel'nosti osetrovyh vidov ryb // Vestn. Astrahan. gos. tehn. un-ta. Ser.: Rybnoe hozyaystvo. 2015. № 3. S. 110-118.

10. Permitina M. A. Problemy i perspektivy razvitiya rybohozyaystvennogo kompleksa v Hanty-Mansiyskom avtonomnom okruge - Yugre // Vestn. Yugor. gos. un-ta. 2015. № S4 (39). S. 284-291.

11. Popov P. A. Harakteristika ihtiocenozov vodohranilisch Sibiri // Geografiya i prirodnye resursy. 2012. № 3. S. 77-84.

12. Matveev A. N., Samusenok V. P., Yur'ev A. L., Vokin A. I., Andreev R. S., Satdarova L. R., Yur'ev I. I., Samusenok I. V., Sergeeva A. S., Tarakanov Yu. O. Redkie vidy ryb Irkutskoy oblasti // Baykal'skiy zoologicheskiy zhurnal. 2011. № 3 (8). S. 28-41.

13. Polyakov A. D. Redkie vidy ryb reki Kii i problemy ih ohrany // Fundamental'nye issledovaniya. 2005. № 4. S. 60-61.

14. Pravdin I. F. Rukovodstvo po izucheniyu ryb (preimuschestvenno presnovodnyh) (4-e izd.): uchebn. posob. M.: Pischevaya promyshlennost', 1966. 376 s.

15. Tret'yakova T. V. Analiz razmerno-vozrastnoy struktury sterlyadi nizhnego techeniya reki Irtysh v aspekte sohraneniya ee zapasov // Fundamental'nye issledovaniya. 2014. № 11. S. 1306-1310.

16. Gnedov A. A., Kayzer A. A. Vidovaya identifikaciya ryb semeystva osetrovyh (Acipenseridae), vylavlivaemyh na Eniseyskom severe // Rybnoe hozyaystvo i akvakul'tura. 2013. № 3. S. 84-90.

17. Sokovskaya V. G. Praktikum po prudovomu rybolovstvu. M.: Agropromizdat, 1991. 174 s.

18. Zhuravlev V. B. K voprosu o taksonomicheskom statuse sterlyadi Acipenser ruthenus reki Obi // Izv. Altayskogo gos. un-ta. 2000. № 3. S. 77-88.